На Мюнхенской ярмарке: об украинской роли в представлении европейской политики безопасности

Александр Ситухо, для "Хвилі"

kukolnyiy-teatr

Пока вся демократическая общественность в тревоге обсуждает новые гиперболоиды Путина и управляемые из фотошопа ядерные метеориты, вернемся к недавнему событию в сфере международной безопасности, чтобы прояснить контекст и поискать реальные смыслы.

Чем отличается мюнхенская конференция по безопасности (MSC) проходящая в феврале, от Женевского автосалона, который будет в марте, одного из многочисленных главных события в мире гаджетов или аутентичной Сорочинской ярмарки? В принципе – ничем.

Великий немецкий юрист, столп геополитики, Карл Шмитт родился не в Мюнхене. Его судьба и карьера складывались сложно. Но ценность его наработок, в сумме со своевременным раскаянием, превысила груз ошибок молодости. И мы можем использовать плоды его гениальных размышлений для понимания происходящего.  Главный его тезис – политика начинается с определения врага. Только враг, реальный или удачно вымышленный, создает предпосылки для успеха политических проектов любого масштаба. Без разницы — в детсадовской группе или в Совбезе ООН.

Могущественный враг, источающий долгосрочные и реальные угрозы, даст сплотить твою политическую силу и найти политическую волю, вычистить предателей, обеспечить единение пред лицом опасности, оправдать рост военного бюджета и испарение арсеналов, провести радикальные реформы, оптимизировать свободу слова, ну и т.п. Такой враг – дорогого стоит, такой чин кому попало не дают. На слово — не поверят, потребуют убедительных доказательств агрессивных намерений. Тщательно проверят, не есть ли враждебный настрой сиюминутным порывом, не скрывается ли баран под волчьей шкурой, не таится ли улыбка под звериным оскалом.

sergej-lavrov

Образ врага – главный, но не единственный товар, предлагаемый на MSС, и подобных мероприятиях. Определившись с врагом, можно искать себе друзей. Заключать союзы, строить совместные планы. Вместе осваивать бюджеты веселее, убеждать население проще. Одно дело, когда один кричишь: «Родина в опасности!», совсем другое, когда верные партнеры дружно кивают: «Йа, йа, натюрлих».  Коварный Сунь – Цзи писал когда то, что на войне крепости штурмовать – последнее дело. Все эти повозки, латы, толпы злых, голодных и  вооруженных мужиков – не в тему. Главное – разбить союзы противника, рассорить его с друзьями. Еще лучше – поломать планы в его голове. Но чтоб тебе разбили план, его сначала надо где-то взять.

Классику геополитики или китайскую нетленную мудрость тяжело натягивать на глобус украинской политики. То ли опередили всех в развитии, ушли в грядущее, то ли свернули не туда. Но психиатрия заходит отлично. Вот, к примеру,  классический «Треугольник Карпмана». Это где Преследователь, Жертва и Спаситель. Стандартная драма, в которую играет практически все население, бесконечно повторяющаяся в различных контекстах, от увлекательных семейных историй, ярмарочных балаганов, до холодных войн и мирных революций.

treugolnik-karpmana

Чем значительнее масштаб, тем больше в этой игре значит постоянство ролей.  Если уж согласилась стать Жертвой, то сиди тихо, не ломай образ, не мешай Рыцарям решать вопросы с зверским Мучителем. Спрос на несчастных жертв полностью коррелирует с потребностью в коварных врагах, с которой мы начали рассказ. Предложение тоже хватает. Какой же ты тиран, если никого не угнетаешь, что за агрессор, если ни на кого не напал. А ну ка, Синяя Борода, предъяви свою тайную комнату строгим аудиторам. Достоин ли ты в сказку, или это все манекены с Алиэкспресс?

Украинская власть выбрала роль жертвы в мировой политике. Возражение типа «Не выбрала! Навязали, заставили, принудили!» — это утверждение только усилит. Выбрала, причем вполне сознательно, хотя «сознательность» — сомнительный эпитет для нынешних украинских политиков. И если бы только себе. Но значит и приняла все последствия из этой роли вытекающие. Как позитивные, так и не очень. Многочисленные спасители не забудут выразить сочувствие и глубокую тревогу, публично осудят жестокость агрессора, научат, как лучше терпеть мучения, помогут сделать их более  фотогеничными. Но денег не дадут,  от реальной помощи отвертятся – не в том смысл игры, зачем самим же ломать с трудом построенную доходную схему.

Роль жертвы – не самая выгодная и приятная. Да и подходит не всем. Есть те, в амплуа которых она смотрится гармонично и убедительно. Так же, как  кто-то убедителен в роли кающегося злодея, а кто-то сжился с образом упоротого Дон Кихота.  Но Жертва – не из украинского амплуа, как бы этого кое-кому не хотелось. Это уже понимают даже те, кто за исполнение этой роли взялся. Не зря придворные философы выдавливают из себя мифы о «стране фронтира», а главнокомандующий не устает рассказывать за форпост и принимать соответствующие позы. Тонка грань между жертвой и терпилой. Легко меняется отношение от сочувствия к брезгливости. Хотелось бы поучаствовать в Крестовом походе, да не в качестве обозной девки.

petr-poroshenko-s-flagom-es

Но роли расписаны, ангажемент действует, просьбы о пересмотре не рассматриваются. Даже выслушивать их нет желающих. Это — о выходе украинского президента на сцену Мюнхенской конференции, об оглушительном успехе его выступления. Начнешь требовать – быстро вернут в рамки. Большая политика, однако, древние рыцарские традиции.

Если какая-нибудь красавица будет просить, чтобы ты за нее заступился, то отврати очи от ее слез и уши от ее стенаний и хладнокровно вникни в суть ее просьбы, иначе разум твой потонет в ее слезах, а добродетель твоя — в ее вздохах.

Мигель де Сервантес Сааведра. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский

Хотелось бы сказать нечто обнадеживающее, к примеру, надо еще немножко потерпеть, вот добавит Трамп санкций, гаркнет сурово Макрон,  зашипит Меркель – и   рассыпется  Эрефия, поедет по казенному билету в Гаагу Путин. А украинского главнокомандующего Королева поставит на колено, да как посвятит в рыцари за все его подвиги. Не поставит. Королева приказала отдать швартовый и от европейского развеселого балагана отчаливать. Не нравится представление вообще, а особенно – идея создания объединённой европейской армии. Есть такой замысел в Глобальной стратегии европейской безопасности 2016 года, не в пику, а в

«дополнение» к НАТО.  Замысел простой – деньги на безопасность не должны уходить из семьи. Дружной, местами шведской, но в целом европейской семьи.

Масштабный, затратный проект, на долгие годы. Наверняка позволит оживить политику, простимулировать европейскую экономику, новые рабочие места создать, укрепить порядок на континенте и в прилегающих районах. Но с чего начинается политика – мы уже выяснили. Кто в этом сценарии утвержден на роль Главного Злодея – тоже понятно.

vundervaflya2

Где находится Мир. Видение Кремля

Получив в Мюнхене одобрение, Злодей оперативно взялся за выполнение своих обязанностей. У него оказалось припасено столько всякого нового непобедимого оружия, пусть и в виде старых мультиков, что Европе только и остается, что содрогнуться и не в шутку озаботится собственной безопасностью. Какие могут быть социальные инициативы, борьба с неравенством и свобода слова, когда над головой стаями кружат непадающие путинские крылатые ракеты.

Роль Украины, на ближайшие годы понятна не менее отчетливо. Остается наслаждаться всеми оттенками стабильности, радоваться, что она только серая?

50-ottenkov-serogo

В заключение заметим, что любой «треугольник» — игра популярная, но инфантильная. Есть люди, и не мало, общества и государства, достаточно взрослые, зрелые и сознательные для того, чтобы не влипать в нее, не тратить свои силы на унылые постановки, следовать своим вечным интересам, идти своим путем. А если уж участвовать в чужих представлениях – то только осознанно и прагматично, изучив все риски и возможности. Оценив обещанный гонорар, гарантии его выплаты и возможность потратить на свои нужды.  Чтоб вместо зарплаты не всучили займ, как это практикуется в некоторых погорелых театрах. Потому как держатся от балагана подальше уже не получится.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.