«Мягкая сила» Фетхуллаха Гюлена в Центральной Азии

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества, для "Хвилі"

Турция, Фетхуллах Гюлен

Влияние Фетхуллаха Гюлена не ограничивается лишь одной Турцией. Дело в том, что на протяжении уже без малого 15 лет в странах Центральной Азии, Кавказа, в Молдове и Украине функционирует целая система образовательных учреждений, которые связаны с движением Гюлена или были открыты выпускниками его лицеев и частных вузов. Назвать их источником исламистской угрозы нельзя, это скорее аналог полумасонского сообщества или студенческих корпораций. Принадлежность к такому «клубу» дает возможности, хотя и не исключает определенных обязательств…

Гюлен «захватил» Киргизстан

Наиболее разветвленная гюленовская структура выстроена в Киргизстане – это международная сеть лицеев «Себат».

Документ об открытии кыргызско-турецких лицеев «Себат» был подписан в 1992 году президентами двух стран. Тогда Анкара способствовала продвижению школ Гюлена в регионе, поскольку рассматривала их как часть своей культурной и идеологической экспансии. Позже турки начали транслировать другие меседжи, но было уже поздно.

На сегодняшний день школа Гюлена – это основа киргизского образования. Сети принадлежат 16 лицеев, две международные школы Silk Road и Cambridge и международный университет «Ататюрк – Алатоо». Школы ежегодно выпускают 10 тыс. студентов. Стоимость имущества «Себат» в Кыргызстане превышает $100 млн, а численность персонала составляет 2 тыс. 200 человек.

Сейчас турецкое руководство требует Бишкек закрыть «Себат». 24 июля министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу отметил, что в Киргизии сторонники Гюлена имеют большое влияние и если Бишкек не порвет с Гюленом, то Турция начнет смотреть на Киргизию не по-братски. По информации интернет-ресурса eurasianet.org, Чавушоглу также заявил, что «террористическая организация Гюлена выбрала Киргизстан в качестве своей базы, ее члены вошли в руководство республики и «планируют нанести удар».

МИД Киргизстана постарался успокоить главу турецкого внешнеполитического ведомства и отметил, что вопросы образования Бишкек намерен решать самостоятельно. «Министерство иностранных дел Кыргызской Республики получило соответствующее обращение турецкой стороны относительно действующих на территории Кыргызстана частных турецких образовательных учреждений. Кыргызская сторона внимательно его изучает и при необходимости предпримет адекватные и своевременные меры. Есть определенные правовые нормы, обязательства сторон, другие вопросы. Но это все, мы подчеркиваем, исключительно внутреннее дело нашего государства», — говорится в сообщении.

Однако уже 26 июля турецкие официальные представители в Киргизстане начали паковать чемоданы, а бизнес предупредили о сворачивание двусторонней деловой активности.

Во время прошлогоднего турне по Киргизстану автор имел возможность лично наблюдать ажиотаж, связанный с вступительной кампанией в турецкие лицеи. Это для киргизов не только качественное образование для детей, но и путевка в гюленовские частные вузы в других странах, возможность поступить на льготных условиях в светские университеты мусульманского Востока.

Выпускники лицеев «Себат» традиционно занимают лидирующие позиции во всех киргизских ученических олимпиадах, конкурсах и фестивалях. Все достижения республики на уровне международных конкурсов учеников это также «Себат».

Обучение ведется на киргизском, турецком, английском и русском языках. Преподавание предметов естественно-математического цикла ведется исключительно на английском языке. Использует передовые технологии, учебники, методические пособия.

Все лицеи зарегистрированы в собственности граждан Кыргызстана. 76% учителей представлены кыргызами.

В лицеях «Себат» есть очень хорошая система общежитий. Мальчики и девочки обучаются отдельно.

Но главное, что отличает «Себат» — это отсутствие коррупции, в которой погрязло большинство местных учебных заведений.

Есть еще одна немаловажная деталь. Дело в том, что за 15 лет гюленовские лицеи обучили и воспитали до 40-50% представителей нынешнего правящего класса Киргизстана (без разницы партий и кланов). Там сейчас учатся дети почти всех (!) политиков, бизнесменов и культурных деятелей страны.

По словам моего знакомого из числа высших чиновников Киргизстана, окончание гюленовского лицея или вуза – это знак качества для «новой волны» политиков, которые пришли к власти после революций 2005 и особенно 2010 гг. Однако принадлежность к «клубу» не обязательно предполагает неких тайных обязательств перед сетью Гюлена.

Более того, после 2010 года ряд молодых активистов, пришедших в политику, пытались выстроить организации именно на основе идей Гюлена и из числа выпускников «Себата», но потерпели неудачу. Клановые интересы взяли верх и ребята разошлись по родовых партийным проектам. Сейчас они конкуренты.

Тот же мой знакомый считает, что гюленовский проект для Киргизстана – это вопрос недалекого будущего. Пока трайбалистские тенденции в республике сильны и нет запроса на появление политической силы «иного» типа. Но это не значит, что запрос не появится.

Вторым важным фактором является высокий уровень корпоративной солидарности выпускников гюленовской сети в вопросах бизнеса и «большой коррупции».

По информации киргизского бюро немецкой радиостанции DW, «активы в Турции имеют ряд высших руководителей Киргизстана или их ближайшие родственники. Суммы исчисляются сотнями миллионов долларов. В значительной мере эти активы находятся в совместном бизнесе с предпринимателями из числа гюленистов».

Этот факт не может не тревожить киргизскую элиту. И именно для нее турецкий МИД послал «недипломатический месседж».

По словам киргизского политолога Марса Сариева, «тон турецких властей был действительно недипломатичным, но, я думаю, что это было хорошо продумано с их стороны, и они своей истинной цели добились — киргизская сторона теперь будет обращать внимание на тех, кто прибывает из Турции для работы в этих школах…

Нынешнее руководство Турции опасается, что в Киргизии, как наиболее открытой стране в Центральной Азии, может сформироваться ядро сбегающих из Турции гюленистов. Поэтому Бишкеку и было послано некое предупреждение».

Скорее всего Анкару в Бишкеке услышат и на некоторое время местная элита спрячет свои дипломы «Себата». Уважение учителю – это одно, а бизнес – это другое. Это разной категории обязательства. Но со временем «гюленовский дух» в том или ином варианте себя в Киргизстане проявит. Это дело времени.

«Под контролем»

По словам бывшего посла Туркмении в Турции Нурмухаммеда Ханамова в начале 2000-х гг турецкое правительство было заинтересовано в том, чтобы в республиках Центральной Азии «гюленовские» школы распространялись, поскольку через них шло сближение этих стран с турецкоговорящей средой и с культурой Турции. Само правительство Турции не могло в больших объемах финансировать турецкие учебные заведения в Центральной Азии, поэтому благосклонно смотрело на то, как это делает Гюлен за счет отчислений турецких фирм, открытых гюленистами в этих странах».

Больше всего турецких образовательных учреждений было открыто в Узбекистане — 65, но правительство этой страны закрыло их уже в 1999 году — из-за охлаждения отношений с Турцией в связи с ее отказом в депортации из страны лидера узбекской оппозиции Мухаммада Салиха.

Тогда Ташкент фактически прекратил сотрудничество с Турцией в сфере образования. Узбекские студенты были чуть ли не силой возвращены на родину, а турецкие преподаватели совместных лицеев в самом Узбекистане пришлось покинуть страну в 42 часа.

К борьбе с Гюленом это не имело никакого отношения. Просто так получилось, что под руку подвернулись.

О выпускниках гюленовских лицеев вспомнили в 2013 году, когда арестовали нескольких диссидентов — бывших выпускников турецких школ. Их признали виновными в том, что они создали экстремистскую религиозную группу «Нурчилар».

Некоторые узбекские блоггеры утверждают, что даже в нынешнем окружении Ислама Каримова есть скрытые гюленовцы из числа выпускников турецких лицеев. Им сейчас около 35-40 лет и они составляют костяк новой узбекской элиты. Просто не показывают свои дипломы.

Первые конфликты между гюленовцами и властями Туркменистана начались когда первые начали намерено продвигать своих выпускников в местную власть. Это делалось слишком навящево.

Например, предлагалась взятка за назначение молодого человека на одну из должностей в МИДе Туркменистана, при этом сам молодой человек не был «чьим-то родственником или выдвиженцем одного из правящих кланов в окружении Туркменбаши.

В итоге, в 2011 году 14 туркмено-турецких общеобразовательных школ было закрыто.

В декабре 2014 года стамбульский суд выдал ордер на арест Гюлена, он был объявлен в международный розыск. Вскоре полиция Турции провела массовые обыски в редакциях местных СМИ, задержав несколько десятков человек, замеченных в резкой критике действующей власти.

В 2015 году Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган попросил правительства Казахстана, Таджикистана, Сенегала, Габона, Косово, Конго, Сомали и Японии ограничить деятельность турецких лицеев, которые поддерживаются оппозиционным турецкому правительству движением «Хизмет».

В Азербайджане, который весьма зависим от турецкой поддержки, решили схитрить и уклониться от необходимости закрывать престижные учебные заведения. Под давлением Эрдогана 11 турецких лицеев были закрыты в 2014 г. Но через пару месяцев они вновь были открыты, но под другим названием. Эти лицеи были переданы под патронаж Государственной Нефтяной компании (СОКАР).

Естественно, что сами лицеи находятся под пристальным вниманием азербайджанских спецслужб.

Однако, как и в ситуации с Киргизстаном, когда более 50% элиты являются выпускниками гюленовских заведений говорить о полном разрыве с альма-матер сложно.

Известно, что только личный разговор и некие неразглашаемые гарантии, данные Ильхамом Алиевым лично Раджепу Эрдогану позволили Баку мирно решить вопрос лицеев.

Говорят, что президент Азербайджана пообещал не допустить формирования гюленовской оппозиции в своей стране и «каленым железом выжигать скверну».

Вот у президента Таджикистана Эмомали Рахмона таких аргументов для своего турецкого коллеги не нашлось. После дипломатического давления Анкары (Турция угрожала свернуть экономические проекты в Таджикистане) руководство этой центральноазиатской страны пошло экономическое удушение турецких школ. В Таджикистане было 6 лицеев в городах Душанбе, Курган-Тюбе, Турсунзаде, Куляб и Худжанд, а также международный лицей в таджикской столице (наиболее известен Лицей имени Хаджи Кемаля в Душанбе).

В январе 2015 года министерство образования Таджикистана сообщило, что не продлит соглашение о сотрудничестве с компанией «Шалола», которая управляет деятельностью таджикско-турецких лицеев.

А в августе 2015 г. Эмомали Рахмон подписал постановление о переименовании таджикско-турецких лицеев-интернатов в лицеи для одаренных детей.

На первый взгляд, меняется только название учебного заведения. Но в действительности изменения более существенны. В частности, по информации «Азией-плюс», фактическая стоимость обучения одного ученика в лицее составляла более 13.000 сомони (примерно $2166), из этой суммы родители платили около 8000 сомони ($1333). Разницу возмещал учредитель – компания «Шалола» (связанная с движением Гюлена). Теперь всю сумму нужно будет покрывать родителям учеников. Средняя зарплата в Таджикистане составляет 886 сомони 54 дирама в месяц ($147).

За 23 года работы совместные лицеи окончили около пяти тысяч человек. Сейчас это не последние люди в бизнесе, правительстве и силовых структурах Таджикистана. Как они проявят себя покажет время.

В России также в начале 1990-х гг были открыты гюленовские лицеи. В 1992 году между Татарстаном и Турцией был заключен договор, и в Казани заработал первый татаро-турецкий лицей. Один за другим эти лицеи были открыты в Набережных Челнах, Альметьевске, Нижнекамске, Бугульме. Впоследствии в Казани заработал и лицей для девочек. Очень скоро учиться в этих школах стало престижно.

Турецкие лицеи работали в Челябинске, Санкт-Петербурге, Абакане, Москве, Улан-Удэ, Черкесске. В Республике Башкортостан — было четыре турецкие школы (Уфа, Стерлитамак, Нефтекамск и Сибай). В Чувашии с 1993 г. действовал лицей в Чебоксарах. По одному лицею открывались в Карачаево-Черкесии и Туве. В Якутии (Республика Саха) — Саха-турецкий анатолийский колледж в городе Якутске. В Дагестане — колледжи и лицеи в Махачкале, Дербенте и селе Буглеи Буйнакского района. Один лицей до сих пор работает в Астрахани.

К 2003 году большинство турецких лицеев были ликвидированы. В Татарстане и Астраханской области же турецкие лицеи сохранились, поскольку за них заступились местные власти.

Однако, в 2007 году в Татарстане началась проверка Генпрокуратуры РФ, ФМС и Министерства труда, занятости и социальной защиты РФ. Со стороны Минтруда РФ была претензия: зачем нужны учителя-турки, если в республике масса безработных учителей? Выдворили официально 44 турка, остальные предпочли сами покинуть территорию России, не дожидаясь депортации (всего уехало 70 турецких учителей).

Поменялся статус лицеев. С бюджетного финансирования они перешли на автономную работу.

Однако, как пишет издание «Крым.Реалии», «дело турков продолжают их ученики, которые учились у них, потом получили высшее образование. Основной состав преподавателей – выпускники этих лицеев. Система образования и воспитания в основном сохранилась, и репутация у них хорошая. По уровню образования успевают, ученики получают призовые места на олимпиадах. Учеба для мальчиков и девочек раздельная, с интернатом. Религия не преподается, но там учатся дети соблюдающих мусульман… Хиджаб, намаз, халяльное питание привлекает многих. Конкурс для поступления большой».

В 2011 году фирма «Begin Group» проанализировала результаты всероссийских олимпиад, прошедших в период между 2003 и 2010 годами. По английскому языку турецкий лицей в Казани стал первым во всей России (в стране насчитывается 50 тысяч школ). И это не смотря на то, что прокуратура РФ запретила преподавание в турецких лицеях на других языках кроме русского и языка национальных меньшинств.

По сообщению татарской газеты «Ирек мәйданы», турецкие учебные заведения уже который год подряд считаются лучшими в Татарстане, и не смотря на массовый исход турецких преподавателей, там сейчас работают их ученики первой волны, которые держат марку. Как правило, конкурс составляет 6-7 человек на место. Среди учеников есть дети и простых сельских жителей, и министров, и звезд эстрады.

В отказе

В Казахстане сеть гюленовских школ («Kazak-Türk Liseleri») функционирует под руководством Международного общественного фонда «KATEV».

«KATEV» был создан в 1997 году на основе соглашения между Казахстаном и Турцией в 1992 году для координации работы учреждений образования с турецкой стороны.

Под руководством Международного общественного фонда «KATEV» находятся: 28 казахско-турецких лицеев, университет имени Сулеймана Демиреля, колледж имени Сулеймана Демиреля, Жамбылский экономический колледж в городе Тараз, начальная школа «Шахлан», международная школа «НурОрда».

Лицеи дают образование на четырех языках: казахский, русский, турецкий и английский.

Отличительная их черта – беспрерывное обучение. Но все настолько продумано, что детям некогда уставать. Они просыпаются рано, до начала занятий в 8.30 необходимо позавтракать. Питание трехразовое, круглосуточно действует школьный буфет и есть гостевая комната, где всегда накрыт стол. До обеда – 6-7 уроков, после обеда до 16.10 – 8, 9, 10 уроки. Самые сложные предметы – в середине дня. Гуманитарные науки, языки, а также физкультура и музыка разгружают расписание уроков. Затем все расходятся по кружкам и секциям. Самые ответственные факультативные занятия готовят юношей к будущим олимпиадам.

Поэтому когда турецкая дипломатия совершила первый кавалерийский наскок с целью закрыть в Казахстане турецкие лицеи, Астана достаточно четко обозначила свою позицию.

В апреле 2014 года Минобразования республики заявило, что в стране не намерены закрывать казахско-турецкие лицеи. Эти учебные заведения полностью находятся в ведении государства, и «турецкие власти не могут повлиять на работу этих школ».

В отличии от своих коллег – соседей Нурсултан Назарбаев не видит гюленовской угрозы в турецких школах.

Однако, за 20 лет существования казахско-турецкие лицеи воспитали каждого 4 представителя казахстанской элиты (в основном казахов по национальности). Каждый 5-й казахский чиновник в возрасте до 40 лет закончил гюленовский лицей.

85% казахской элиты (преимущественно этнических казахов) так или иначе обучало своих детей в турецких лицеях.

Продолжают функционировать гюленовские учебные заведения и в Молдове. Так в Кишиневе работает Теоретический лицей «Оризонт», основаный в 1999 году по инициативе Министерств образования Республики Молдова и Турции.

С первого класса углублённо изучается английский язык (10 часов в неделю), а с третьего класса турецкий язык. С восьмого класса математика, физика, химия, биология изучаются на английском языке. При школе для учащихся 1-7 классов работает группа продленного дня. Стоимость обучения – 2 тыс евро.

В автономном регионе Молдове – туркоязычной Гагаузии есть Чадыр-Лунгский молдо-турецкий лицей, созданный в 1998 году и являющийся лучшим учебным заведением в регионе.

Оба лицея входят в пятерку лучших в Молдове.

В Украине не так остро стоит вопрос гюленовских лицеев как в тюркоязычных странах. Это не угроза для Анкары. Симпатиков Гюлена среди крымско-татарской молодежи не так много. Скорее можно говорить о влиянии «хизбуровцев».

В Крыму до последнего (даже после аннексии) работает турецкий лицей в Танковом (Бахичисарайский район Крыма), который открылся еще в начале 1990-х гг. Ученики отбирались после шестого класса общеобразовательной школы. Преподавание, как и в Киргизстане, ряда точных дисциплин велось на английском языке, турецкий язык был отдельным предметом. Было обеспечено проживанием учеников в интернате.

По информации «Крым.Реалии», до последнего времени важным преимуществом лицея было: математика, физика, химия, биология, информатика, английский язык, турецкий язык преподавались по учебникам, изданным за пределами Украины.

Теперь Танковский лицей под прессингом. Об этом свидетельствует обыск, учиненный российскими силовиками в 2014 году. Тогда в лицее были найдены и изъяты три книги, входящие в список экстремистской литературы. Как утверждали преподаватели, книги были подброшены. «Крым.Реалии» считают, что в ближайшее время это учебное заведение может быть закрыто, несмотря на готовность его руководства идти на компромиссы с властями.

Есть и одно «но».

Уже после аннексии Крыма Россией, в Симферополе была открыта «Симферопольская международная школа» которая также входит в сеть, основанную Фетхуллахом Гюленом. Все зависит от того, смогут ли Анкара и Москва договориться на предстоящих переговорах или нет.

Вместо выводов

Специфической особенностью гюленовских лицеев есть интернатская форма их функционирования и гендерный характер (в школе учились только мальчики или только девочки). Основной контингент преподавателей составляли мужчины.

На протяжении первых 10 лет гюленовцы меняли педагогов-турок на местных преподавателей, преимущественно выпускников данного учебного заведения.

Помимо лицеев, движение Гюлена создавало на территории своего присутствия культурные или научные центры (обычно при каком-нибудь вузе или библиотеке), где проводится просветительская работа среди близких групп или сообществ.

Наряду с лицеями и культурными центрами, больше ориентированными на подростков или молодежь, гюленисты старались распространить свое влияние и на интеллигенцию. Создавались или открывались представительства гюленистских изданий, например журнала «ДА» («Диалог-Евразия»).

Красной нитью через всю деятельность движения шла идея о новом возрождении тюрского метаэтноса и формирование нового цивилизационного центра, который противопоставлялся Западу или несостоявшимся «проекциям Запада».

Главным «добавочной стоимостью» гюленовского проекта являются 30% выпускников их учебных заведений, которые прошли с 7 класса «дополнительные курсы или факультативы», где впитали в себя постулаты учения духовного лидера Фетхуллаха Гюлена.

Это так называемые «лучшие ученики», которым гюленовцы оказывали и оказывают всяческую протекцию в политике и бизнесе.

Они должны прорости. Скоро. И во всей Евразии.

P.S. Фетхуллах Гюлен это не худшее, что может приключиться с Турцией, да и с постсоветской Евразией после репереворота Раджепа Эрдогана и центральноазиатских султанатских режимов.




Комментирование закрыто.