Мировые войны: марксистский анализ

Александр Будило

1898 год – испано-американская война, в результате которой США захватили испанские владения: Пуэрто-Рико, о. Гуам, Филиппины, Кубу. 1899-1902 гг. – англо-бурская война, война Великобритании против голландских, французских и немецких колонистов в Южной Африке. 1904-1905 гг. – русско-японская война за господство в Северо-Восточном Китае и Корее.

О том, что экономическая политика новейшего империализма была теснейшим образом связана с решением социального вопроса, свидетельствуют циничные высказывания английских государственных деятелей. Если во времена наибольшего процветания свободной конкуренции в Великобритании (1840-1860 гг.) влиятельные политики этой страны нередко высказывались за освобождение колоний, а, например, лидер консерваторов Дизраэли говорил, что «колонии, это – мельничные жернова на нашей шее», то уже в конце XIX века Чемберлен отстаивал империализм как «истинную, мудрую и экономную политику», учитывая ту конкуренцию, которую оказывают Англии на мировом рынке Америка, Германия и Бельгия.

Весьма красноречивы на этот счет откровения главного инициатора англо-бурской войны, миллионера Сесиля Родса, на честь которого английские колонии в Южной Африке были названы позже Родезией. Вот, что он говорил по этому поводу еще в 1895 г. : «Я был вчера в лондонском Ист-энде (рабочий квартал) и посетил одно собрание безработных. Когда я услышал там дикие речи, которые были сплошным криком: хлеба, хлеба!, я, идя домой и размышляя о виденном, убедился более, чем прежде, в важности империализма… Моя заветная идея есть решение социального вопроса, именно: чтобы спасти сорок миллионов жителей Соединенного Королевства от убийственной гражданской войны, мы, колониальные политики, должны завладеть новыми землями для помещения избытка населения, для приобретения новых областей сбыта товаров, производимых на фабриках и в рудниках. Империя, я всегда говорил это, есть вопрос желудка. Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами» (см. Ленин В.И. Империализм, как высшая стадия капитализма. Т. 27, с. 375-376).

В 1882 г. был создан Тройственный союз – империалистический блок Германии, Австро-Венгрии и Италии, нацеленный на передел уже поделенного мира. В противовес ему в 1904-1907 гг. оформился империалистический блок Великобритании, Франции и царской России (Антанта) для защиты своих колониальных владений от посягательств, прежде всего Германии – восходящего империалистического хищника, опоздавшего принять участие в разделе мира в XIX веке.

В декабре 1887 г. Ф.Энгельс с гениальной прозорливостью констатировал: «Для Пруссии – Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны. И это была бы всемирная война невиданного раньше размера, невиданной силы. От восьми до десяти миллионов солдат будут душить друг друга и объедать при этом всю Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи. Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, – сжатое на протяжении трех-четырех лет и распространенное на весь континент, голод, эпидемии, всеобщее одичание как войск, так и народных масс, вызванное острой нуждой, безнадежная путаница нашего искусственного механизма в торговле, промышленности и кредите; все это кончается всеобщим банкротством; крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, – крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны; абсолютная невозможность предусмотреть, как это все кончится и кто выйдет победителем из борьбы; только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса» (Ф.Энгельс «Введение к брошюре Боркхейма «На память ура-патриотам»». Т.21, с. 361).

Мировая война, которую предсказал Ф.Энгельс, разразилась спустя 26 лет в 1914 г. Эта война привела к мировому кризису, мировой кризис создал мировую революционную ситуацию. Но воспользоваться этой ситуацией для захвата власти и разворачивания борьбы за социализм удалось только российскому пролетариату.

Учитывая социально-экономическую отсталость России, Ленин еще в 1905 г. писал:

«Эта борьба была бы почти безнадежна для одного российского пролетариата, и его поражение было бы так же неизбежно, как поражение немецкой революционной партии в 1849-1850 гг. или как поражение французского пролетариата в 1871 г., если бы на помощь российскому пролетариату не пришел европейский социалистический пролетариат.

Итак, в этой стадии либеральная буржуазия и зажиточное (+ отчасти среднее) крестьянство организуют контрреволюцию. Российский пролетариат плюс европейский пролетариат организует революцию.

При таких условиях российский пролетариат может одержать вторую победу. Дело уже не безнадежно. Вторая победа будет социалистическим переворотом в Европе.

Европейские рабочие покажут нам, «как это делается», и тогда мы вместе с ними делаем социалистический переворот» (Ленин В.И. Этапы, направление и перспективы революции. ПСС. Т. 12, с. 157).

К сожалению, европейские рабочие так и не смогли показать российским пролетариям, «как это делается», в результате чего Европа была ввергнута в фашистское варварство, а СССР в варварство сталинизма. Мы не будем здесь анализировать объективные и субъективные причины поражения европейского, в частности немецкого пролетариата. Достаточно ознакомиться с тем, что написано по этому поводу у Ленина. Отметим только, что в условиях враждебного капиталистического окружения, максимум чего объективно мог добиться Советский Союз, так это полностью ликвидировать пережитки феодализма (самодержавие, помещичье землевладение, сословное деление общества) и модернизировать экономику посредством государственного капитализма.

Социализм и есть государственный капитализм. Но не всякий государственный капитализм есть социализм. Мало национализировать основные средства производства, необходимо еще и обеспечить процесс отмирания государства. Без этого, ни о каком переходе к коммунизму не может быть и речи. Ни с точки зрения внутренних условий (экспроприация и превращение десятков миллионов крестьян в рабочих), ни с точки зрения внешних (необходимость защиты страны от посягательств мирового империализма), для отмирания государства в СССР не существовало объективных предпосылок.

Спустя 20 лет, пролетариату, не сумевшему ответить мировой революцией на мировую войну, буржуазия и бюрократия отдала приказ: добро пожаловать на новую мировую войну.

Началась эта война не 22 июня 1941 г., как многие у нас до сих пор считают, между фашизмом и «коммунизмом», а 1 сентября 1939 г. между передовыми империалистическими державами. В этот день Германия объявляет войну Польше, а 3 сентября Англия и Франция объявляют войну Германии.

Прологом к началу второй мировой войны послужило заключение между гитлеровской Германией и сталинским Советским Союзом 23 августа 1939 позорно знаменитого Пакта Риббентропа-Молотова. Это был типичный договор между двумя империалистическими хищниками. Согласно этому договору Польша как самостоятельное государство ликвидировалась, а ее территории включались в состав Германии и СССР. Кроме того, сферой интересов СССР объявлялись государства Прибалтики: Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, а также Бессарабия.

Причины второй мировой войны были те же самые, что и первой мировой: одни империалистические хищники, переживающие упадок (Англия и Франция) пытались отстоять свое положение в Европе и свои колонии. Восходящие империалистические хищники (Германия, Япония, США), бурно развивающимся производительным силам, которых давно уже было тесно в рамках своих национальных границ, пытались изменить существующее положение вещей на мировом рынке в свою пользу.

«Рузвельт незадолго перед вступлением США в войну (28 мая 1941 г.) говорил: «Мы не потребляем всех продуктов питания, которые можем произвести. Мы не находим применения всей нефти, которую можем добыть; мы не используем всех товаров, которые можем изготовить… Столь же ясно выражался и Гитлер, бросивший в феврале 1939 г. боевой клич: «Германия должна экспортировать или погибнуть!» Геополитические интересы сталинского Советского Союза были достаточно скромными, примерно теми же, что и Российской империи накануне Первой мировой войны: Галиция, контроль над проливами из Черного в Средиземное море плюс возврат в свой состав тех территорий, которые были утрачены после Первой мировой и гражданской войны, прежде всего Прибалтики.

Главным своим противником в разворачивающейся схватке Германия рассматривала Англию, почти два года войны с которой не дали существенных результатов, хотя за этот период Гитлер захватил почти всю Европу, включая Францию и значительную часть Северной Африки. Принимая решение о нападении на СССР, Гитлер не рассматривал его как серьезного противника и как главный приз в текущей борьбе. С Советским Союзом предполагалось расправиться путем блицкрига («молниеносной войны») в течение нескольких месяцев до наступления зимы с тем, чтобы создать более благоприятные предпосылки для решающей схватки с Англией. Прежде всего, отрезать ее от Индии и нефти Ближнего Востока.

Черчилль, понимая, что в одиночку Англии с таким противником как Германия не справиться, а на сопротивление Красной Армии, которая в это время терпела тяжелейшие поражения и быстро откатывалась в глубь страны, больших надежд не было, начинает вести интенсивные переговоры с США с целью побудить последние, включиться в активные боевые действия.

В августе 1941 г. на острове Ньюфаундленд (Канада) состоялась встреча президента США Рузвельта и премьер-министра Великобритании Черчилля. Но не военные, а экономические вопросы и проблемы стали главной темой переговоров. Рузвельт поставил главным условием участия США в войне на стороне Англии согласие последней на ликвидацию мировой колониальной системы и, прежде всего, ее имперских торговых соглашений с колониями. Тем самым был бы сделан решающий шаг к созданию единого свободного мирового рынка, отсутствие которого и было главной причиной возникновения первой и второй мировых войн.

Об этом не говорилось в слух, но обе договаривающиеся стороны понимали, что главные выгоды от этого нового мирового порядка достанутся стране с наиболее мощной и конкурентоспособной экономикой, т.е. тем же Соединенным Штатам, которые уже в 1943 производили 50% мирового ВВП.

У Черчилля не было выхода, и он вынужден был согласиться на поставленные Рузвельтом условия. Результаты переговоров были закреплены в так называемой «Атлантической хартии», которая определила политические и экономические основы послевоенного устройства задолго до Тегерана, Ялты и Потсдама. Главным в ней было следующее положение: «Президент и премьер-министр от имени Соединенных Штатов и Соединенного королевства сделали следующее заявление:

4. Что они, соблюдая должным образом свои существующие обязательства, будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны – великие или малые, победители и побежденные – имели бы доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического процветания этих стран».

Вступление в войну США на стороне Англии предопределило исход второй мировой войны. Героическая борьба Красной Армии с гитлеровскими полчищами не могла существенно повлиять на общий характер и результаты этой войны. Она позволила только существенно сократить в ней материальные и людские потери Англии и США за счет Советского Союза. Красная Армия воевала «За Родину!», «За Сталина!», но не только. И за американские интересы тоже. Как не крути, а со всех сторон, в том числе и со стороны СССР, который был сначала союзником фашистской Германии, а затем Англии и США, эта война была империалистической. Примечательно, что несмотря на Октябрьскую революцию и последовавшие за ней бурные преобразования, Советская Россия оказалась, в конце концов, во Второй мировой войне в той же самой коалиции, что и царская Россия в Первую мировую войну.

Красная Армия взяла Берлин, что стоило нашему народу нескольких сотен тысяч человеческих жизней, но зато было очень почетно и престижно. Американцы малой кровью взяли мировой рынок, что было, хотя и не так почетно, зато неизмеримо более выгодно. Распространение влияния СССР на Восточную Европу, создание там марионеточных сталинистских режимов не шло ни в какое сравнение с тем, какие выгоды от нового мирового порядка получили США и другие страны Запада, включая побежденных Германию, Японию и Италию.

Они получили для себя огромное пространство, куда могли теперь относительно беспрепятственно экспортировать свои товары, капиталы и кризисы, в то время как Советский Союз получил контроль над периферийными, слаборазвитыми в экономическом отношении (за исключением Чехии) странами. Даже Восточная Германия представляла собой слаборазвитый регион. Что касается промышленного сердца Германии, собственно Западной Германии, то оно было взято под контроль тех же США.

Долгое время в советской политологии бытовало мнение, что ликвидация колониальной системы подрывает капиталистическую систему. В принципе, в долгосрочной перспективе так оно и есть, поскольку вовлечение слаборазвитой аграрной периферии в «свободный» мировой рынок, развитие здесь промышленности, в конце концов, приведет к тому, что эти страны добьются определенного самообеспечения и не смогут больше поглощать избыток товаров и капиталов из развитых капиталистических стран, по крайней мере, в том же объеме, что и раньше. Не смогут быть источником дешевой рабочей силы, а значит и сверхприбылей, рано или поздно станут сами экспортерами товаров и капиталов, что неизбежно обострит все межимпериалистические противоречия.

Но в среднесрочной перспективе на несколько десятилетий, ликвидация колониальной системы неизмеримо укрепила мировую систему капитализма, отодвинула непосредственную угрозу возникновения сокрушительных мировых кризисов, аналогичных великой депрессии начала 30-х годов, а также возникновение новой большой войны. Создала необходимые экономические и политические предпосылки к тому, что Советский Союз, в конце концов, не выдержал конкуренции с Западом и сдался на милость победителя, а Германия смогла объединить вокруг себя Европу.

С распадом СССР, объединением Германии и Европы закончился большой цикл империалистического развития, начало которому положила первая мировая война. Новый цикл исторического развития обусловлен относительным упадком Западной Европы, США и РФ и восхождением новых империалистических хищников, прежде всего Китая и Индии.

Человечество вновь вернулось в исходную точку, на которой оно находилось между Парижской коммуной и первой мировой войной, только на более высоком уровне развития производительных сил. Теперь в историческое соревнование вступают империалистические хищники континентальных масштабов с населением в сотни миллионов человек.




Комментирование закрыто.