Дядя Сэм сказал «good bye»: операция в Ливии провалена

Дмитрий Тымчук, для Академии Безопасности Открытого Общества, Хвиля

С воскресенья, 3 апреля вооруженные силы США прекратили своё непосредственное участие в военной операции в Ливии, сообщили министр обороны США Роберт Гейтс и глава Объединенного комитета начальников штабов ВС США адмирал Майкл Маллен. В частности, ВВС США прекратили авиаудары по военным объектам (а «заодно» и по гражданским) на территории Ливии и по подразделениям ливийского лидера Муамара Каддафи. Американские эсминцы и подлодки, находящиеся у побережья Ливии в Средиземном море, также прекратили обстрел ливийской территории крылатыми ракетами BGM-109 Tomahawk. По данным Пентагона, уже в субботу с военных кораблей не было запущено ни одной ракеты.

Таким образом, Вашингтон возложил обязанности по завершению миссии на Великобританию, Францию и прочих союзников по НАТО. В то же время, американское командование решило пока не отзывать корабли из зоны операции на случай, если остальным силам НАТО еще потребуется военная поддержка. Представители Пентагона отмечают, что участие американских военных в операциях в Ливии отныне будет возможно только по предварительному запросу НАТО и после соответствующего одобрения в Вашингтоне.

Стоит заметить, что само участие вооруженных сил США выглядело неоднозначно. В частности, после 17 марта, когда Совбез ООН объявил о создании над Ливией бесполетной зоны и, по сути, разрешил начало боевых действий без применения наземных сил, как помним, первыми «в бой» ринулись французы. В то же время, начало операции засвидетельствовало, что ВВС Франции, при всей решительности Саркози, готовы действовать по какой-то абсолютно непонятной схеме, больше попахивающей политическими, нежели военными соображениями. В частности, ВВС Франции нанесли первые удары не по командным пунктам и объектам ПВО, что представляется аксиомой в проведении подобной операции, а принялись уничтожать какие-то второстепенные (или даже третьестепенные) цели, отдельные образцы бронетехники противника и не имеющие стратегического значения объекты. Так, первый удар по силам Каддафи 19 марта, в котором участвовало до 20 самолетов ВВС Франции (Rafale и Mirage-2000), пришелся, как заявил пресс-секретарь Генштаба Франции полковник Тьерри Бюркар, на «автомобиль пока неизвестного типа». Комментировать такое начало операции с военной точки зрения, честно говоря, проблематично.

Подобные действия можно было объяснить только отсутствием у французского Генштаба разведданных (а это означало бы, что партнеры по НАТО не хотят предоставлять Франции соответствующую информацию, поскольку на тот момент против Ливии активно действовала разведывательная авиация, космическая группировка разведывательных спутников и даже, по некоторым данным, подразделения глубинной разведки в лице спецназа США и Великобритании, т.е. такая информация однозначно была), либо же боязнью французских летчиков ливийской ПВО. Что касается отсутствия разведданных, то этот аргумент мог бы быть правдоподобным, если бы у французов не было даже доступа к открытым военно-политическим справочникам (уж, по крайней мере, места расположения основных авиабаз ВВС Ливии общеизвестны), что выглядит фантастикой.

Ситуацию исправила американская авиация и силы ВМС (к вечеру 19 марта у берегов Ливии находилось 11 боевых единиц ВМС США (в том числе 3 подводные лодки), 11 кораблей ВМС Италии, 1 корабль ВМС Великобритании, 1 корабль ВМС Франции, 1 корабль ВМС Канады), начавшие по всем канонам военной науки наносить удары по стратегическим объектам противника, стремясь в первую очередь уничтожить его систему ПВО. Помимо палубной авиации, США использовали стратегические бомбардировщики В-2. Также ракетные удары наносились кораблями ВМС США и Великобритании.

20 марта Пентагон официально подтвердил участие США военной операции в Ливии, которая получила название «Одиссея. Рассвет» (Odyssey Dawn). «США, Великобритания, Франция, Италия и Канада нанесли удары по всей протяженности побережья Ливии»,- говорилось в официальном сообщении Пентагона. При этом было указано, что главная задача этой операции — сделать небоеспособными силы ливийских ПВО с целью создания западной коалицией в воздушном пространстве Джамахирии зоны, закрытой для полетов. Представители министерства обороны США уточнили, что закрытую для полетов зону намечается развернуть над северной частью Ливии, а не над всей ее территорией. «США присоединились к военной операции в Ливии, запустив ракеты по объектам ливийской ПВО с кораблей ВМС. Ракетные удары расчистят путь для самолетов (стран — участников операции), обеспечивающих соблюдения режима полного запрета полетов над Ливией», — сообщил ранее Пентагон.

Вскоре американцы отрапортовали об уничтожении основных сил ливийской ПВО, хотя немалый ажиотаж вызвали сообщения о появлении в зоне боевых действий в составе подразделений Каддафи ПЗРК, монтированных на джипах. Как бы там ни было, в целом задача по установлению закрытой для полетов зоны была выполнена. В то же время, ситуация выглядела пикантно: европейцы в лице Франции начали операцию, и это начало впечатлило своей бестолковостью, затем пришли американские военные, которые взялись за дело разумно, и под их чутким руководством дело пошло на лад.

Но уже 21 марта глава министерства обороны США Роберт Гейтс заявил, что США сильно сократит участие в операции против Каддафи. «Первые два-три дня этой операции мы действительно играли важную роль, однако очень скоро мы ожидаем, что наша роль станет вспомогательной, и другие страны уже будут нести более значительное бремя по обеспечению зоны, свободной от полетов», — сказал Гейтс. Во время визита в Санкт-Петербург он указал на важность заявления президента США Барака Обамы, в котором он «совершенно ясно и четко заявил, что он не хочет, чтобы американские вооруженные силы находились на ливийской земле». Также Гейтс сообщил, что уничтожение Муаммара Каддафи силами западной коалиции было бы ошибкой. «Я считаю, что было бы ошибкой ставить перед вооруженными силами цель уничтожить Каддафи в ходе военной операции», — сказал он. При этом глава Минобороны США выразил убеждение, что «совершенно ясно всем, что ливийский народ будет в лучшей ситуации без Каддафи, однако, тем не менее, сами ливийцы должны решить для себя этот вопрос». Так началось прощупывание почвы американцами на предмет выхода из операции.

А 29 марта официальный представитель министерства обороны США Кэтлин Кеслер заявила, что военная операция в Ливии уже обошлась США в $550 млн. Она уточнила, что эта сумма является весьма приблизительной, так как не включает в себя некоторые статьи расходов, такие, как зарплаты американским военнослужащим. Как отметила Кеслер, 60% указанной суммы было потрачено на снаряжение и боеприпасы, а также на переброску войск в район боевых действий. В частности, за 10 дней военной операции США запустили по целям в Ливии 192 крылатые ракеты Tomahawk, стоимость каждой из которых составляет от одного миллиона до полутора миллионов долларов. ВВС США также осуществили 983 боевых вылета, целью 370 из них было нанесение бомбовых ударов по военным объектам ливийской армии. Кеслер заявила, что размер будущих затрат спрогнозировать весьма затруднительно. Таким образом, США начали на полную «окучивать» союзников на предмет сокращения своего участия в операции, аргументируя это неготовностью к большим затратам, которые требует такое участие.

24 марта глава МИД Турции Ахмет Давутоглу заявил, что командование военной операцией в Ливии в ближайшее время будет передано Североатлантическому альянсу (интересно, что парламент Турции одобрил участие армии страны в военной операции в Ливии только в этот день, 24 марта, до этого лишь передав под командование НАТО четыре фрегата и одну подводную лодку для патрулирования внутренних вод Ливии в Средиземном море для усиления наложенного ООН эмбарго на поставки оружия). Судя по раскладу, США очень хотели как можно скорее избавиться от функции руководителя (т.е. отойти от ответственности за планирование, предварительную организацию взаимодействия и координацию действий сил коалиции, а по сути и быть главной «ударной силой») и переложить ответственность на НАТО, раз уж в операции так кровно заинтересованы европейцы. В то же время, НАТО очень не спешило взять эти функции на себя. Решение о передаче НАТО руководства операцией Совет НАТО, собравшийся на уровне послов 28 стран-членов военно-политического блока, принял только 27 марта. А сам Североатлантический альянс принял на себя командование операцией «Одиссея. Рассвет» лишь 31 марта.

1 апреля американцы пошли ва-банк. Глава Пентагона Роберт Гейтс, выступая на слушаниях в комитете Сената по вооруженным силам, заявил, что США не могут позволить себе затяжную миссию в Ливии и ограничивают роль своих вооруженных сил в коалиционной операции из-за бюджетных проблем. «Я беспокоюсь насчет затягивания миссии и думаю о том, как (США) избежать принятия на себя широких обязательств, которые не имеют даты окончания… Мы ведь находимся в серьезном бюджетном кризисе», — сказал Гейтс. По его словам, американские военные могут выполнить любую задачу в Ливии, но за это придется заплатить деньгами американских налогоплательщиков. Он заявил, что США не планируют вводить в Ливию сухопутные силы и видят свою роль в коалиционной операции достаточно ограниченной — разведка, поддержка, коммуникации. Отвечая на вопрос сенаторов относительно целесообразности силового отстранения Каддафи от власти, Гейтс сказал, что в настоящий момент этого не стоит делать. «Состав оппозиции еще не достаточно известен, хотя, оппозиция — это лучшая альтернатива, чем полковник Каддафи. Но вы можете попасть в ситуацию, когда, добившись успеха военным путем, вы не достигнете политических целей», — отметил глава Пентагона.

Тут же Гейтс заявил, что операция в Ливии проходит успешно: силам коалиции удалось сократить численность армии Каддафи до 20-25% от начального уровня, однако правительственные силы все еще превосходят по численности повстанцев в пропорции 10 к 1. По сути, глава Пентагона попытался сохранить хорошую мину утверждениями об «успешности» действий войск коалиции (и США в первую очередь) при плохой игре. Ведь ясно, что основная задача, которая ставилась коалицией – «ненавязчиво» помочь повстанцам с тем, чтобы максимально облегчить им действия против войск Каддафи – не выполнена. Можно говорить о достижениях в виде уничтожения или разгона 75-80% войск Каддафи. Но толку от таких побед, если в итоге эти войска все равно превосходят численность повстанцев в 10 раз?

Если отбросить политическое словоблудие, то из цифр совершенно четко ясно, что операция коалиции на данный момент провалена. То есть при достижении задекларированной военной цели (установление беспилотной зоны над Ливией) не достигнута основная военно-политическая цель – переломить ход событий в пользу повстанцев.

Истинные причины отказа США от дальнейшего участия в операции понятны. Республиканцы в Соединенных Штатах уже развернули мощнейшую кампанию против Барака Обамы на том основании, что последний дал добро на применение американских войск против Каддафи без согласия Конгресса. По американскому законодательству, президент может начинать применение войск и использовать их в конфликте без согласия Конгресса продолжительностью до 60 суток. Но это правило действует лишь в случае, когда возникает прямая угроза для США как державы, либо же для американских граждан. В случае с Ливией придумать такую угрозу Обаме очень непросто. И уже ясно, что участием в операции коалиции Обама серьезно подгадил сам себе в свете грядущих в 2012 году выборов, — республиканцы ему этого не простят. Сейчас Барак Обама и его команда, вляпавшиеся в «ливийскую историю», пытаются выйти из нее с минимальными потерями, — чтобы и со стороны отдельных европейцев не получить резко негативную реакцию, и в глазах американских избирателей сохранить остатки достоинства.

Но что же сами европейцы? По сути, с отказом США на данном этапе продолжать участие в операции против Каддафи, инициаторы нынешнего конфликта в лице в первую очередь Франции и Великобритании оказались в очень тяжелой ситуации. С одной стороны, Великобритания, при поддержке Турции и США, достигла тактической политической победы, склонив всех членов НАТО к одобрению решения взять операцию под командование Альянса (как известно, в НАТО принятии решений нужен консенсус, любой член Альянса может заблокировать решение). Главным при этом было уломать такого тяжеловеса блока, как Германия, которая сразу высказывалась против операции. Но, с другой стороны, эта победа в ходе ее достижения также показала отсутствие в НАТО единства среди европейцев.

Сразу с переходом командования НАТО европейские СМИ принялись муссировать тот факт, что внутри НАТО существуют заметные разногласия по поводу военной операции в Ливии, а их кульминацией стал уход с одного из заседаний Совета альянса послов Франции и Германии в ответ на критические замечания Андерса Фога Расмуссена. Подробности того, что сказал генсек, не уточняются. Расмуссен «извинился на следующий день», но отношения между ним и Францией могут в результате быть расстроены на длительное время. Помимо ухода послов у ряда других членов альянса отмечены антифранцузские настроения, в частности, Италия считает, что Франция, несмотря на свое полное возвращение в военную структуру НАТО в 2009году, «стремится к маргинализации Альянса». В то же время, появились данные о том, что Франция крайне недовольна тем, что ей пришлось, все-таки, передавать НАТО бразды правления операцией в Ливии, на чем в каком-то смысле настояли американцы и турки.

Что касается Франции, то ее позиция совершенно непонятна, ведь для Саркози ситуация с операцией в Ливии сложилась просто пренеприятнейшая, если учесть параллельное стремление разобраться с Кот-д’Ивуаром. В частности, напомним, 11 марта действующий президент Кот д’Ивуара Лоран Гбагбо запретил полеты самолетов и вертолетов Организации Объединенных Наций (ООН) и Франции над территорией страны. И на фоне конфронтации в стране позавчера, 1 апреля, Франция направила в Кот-д’Ивуар войска для защиты своих граждан. Подразделение из тысячи французских солдат дислоцировано в южной части Абиджана – крупнейшего города страны. Французские десантники патрулируют улицы Абиджана на бронетехнике. Данных о столкновениях с участием французских солдат пока нет, но совершенно очевидно, что это военное присутствие потребует от Парижа немалых ресурсов на протяжении непрогнозированного промежутка времени. На этом фоне начинать сухопутную операцию в Ливии без США для французов было бы весьма непросто.

В целом, похоже, Саркози при участии британцев загнал себя и НАТО в глухой угол. Его инициатива по началу операции против Каддафи, во-первых, превратила Альянс в кучку базарных торговцев, обнажив и остро обострив существовавшие ранее в НАТО противоречия. А во-вторых, сами боевые действия достигли фазы, когда совершенно ясно, что далее для достижения успеха необходимо проводить сухопутную операцию (ведь все действия ВВС и ракетные удары ВМС коалиции, как мы отметили выше, конечной цели не достигли). А как она начнется без участия США – остается догадываться.

К этому стоит добавить, что скандальная резолюция ООН 1973 дает право на установление беспилотной зоны над Ливией, но на каком основании будет проводиться сухопутная операция – совершенно неясно. Применения сил НАТО на основе п.5 Вашингтонского договора (обязывающего страны НАТО применить военную силу при нападении на одну или нескольких стран-членов блока) невозможно, поскольку Каддафи никого из стран Альянса не зацепил. То есть нет повода, схожего на теракты в США 11 сентября 2001 года, которые стали формальным поводом к операции НАТО в Афганистане.

А потому европейцы, выступившие против Каддафи, – в тупике. И в политическом, и в военном плане продолжение операции против Ливии весьма затруднительно. И как сейчас они будут выпутываться из сложившейся ситуации – остается только догадываться.

Автор является руководителем Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.