Кому выгодно существование ИГИЛ?

Игорь Дмитриев, для "Хвилі"

ИГИЛ

Атмосфера страха – та питательная среда, которая объединяет российскую власть и её зарубежных друзей. Липкий страх перед «страшными врагами», на котором так легко строить мифологию «осаждённой крепости и мудрого правителя-защитника». И делать деньги на взлёте мировых цен на нефть…

Владимир Путин назвал Дональда Трампа – потенциального кандидата в президенты США от Республиканской партии – «очень ярким, талантливым человеком, абсолютным лидером президентской гонки». В ответ бизнесмен-миллиардер заявил о «большой чести получить такой приятный комплимент от человека, пользующегося столь большим уважением в собственной стране и за её пределами».

Вроде парадоксально — такой милый обмен любезностями между представителем американских «ястребов» и российским президентом? Однако всё логично. На той же основе, что и симпатия к последнему со стороны Марин Ле Пен, которая называла Путина «моим единомышленником, патриотом, защищающим те же единые ценности христианского наследия европейской цивилизации». После серии страшных терактов в Париже рейтинг «Национального фронта» (НФ), строящему свою идеологию на «осаждённой христианской крепости в битве с исламским миром», неминуемо должен был пойти вверх. Так и случилось. В первом туре недавних региональных выборов НФ занял первое место — впервые в истории страны. Марин Ле Пен лидировала на выборах главы Нормандии-Пикардии, её племянница Марион – в департаменте Прованс – Лазурный Берег. К чести французов – во втором туре к избирательным урнам пришли и те, кто прежде не считал это необходимым. Те, кто хочет защищать принцип толерантности, уважения к правам и свободам личности – те принципы, на которых стоит европейская демократия. И они сделали это, НФ не выиграл ни одного региона. В шести из тринадцати регионов выиграли левые…

Ту же, что и НФ, идеологию союза с путинской Россией для «совместной борьбы с исламской угрозой», да и вообще воинствующей ксенофобии, озвучивает Трамп. Только ещё более откровенно. Трамп называет мигрантов «преступниками и насильниками», хочет строить стену на границе с Мексикой. Поддерживает путинские бомбардировки Сирии. Призывает к полному запрету на въезд в США для всех мусульман. Обещает выслать из США всех сирийских иммигрантов. Выступает за пытки обвиняемых в терроризме. Упрекает Барака Обаму в «излишней терпимости» по отношению к исламскому миру.

На днях один мой товарищ сказал, что у Трампа с такими лозунгами нет шансов стать президентом США. Увы, этот политик – не дурак. Согласно опросам, он – самый популярный кандидат среди сторонников Республиканской партии. Около 70% из них тоже хотят закрыть въезд для мигрантов из Сирии в США – их не интересует, что многим из этих сирийцев угрожает смерть от рук ИГИЛ или армии Асада…
И при чём тут мировые цены на нефть? Да при том, что нефтяные олигархи – опора Республиканской партии США. Не зря именно нефтяные штаты Техас, Оклахома, Аризона и т.п. – безусловная вотчина этой партии. Семейство Бушей – из Техаса, Маккейн – из Аризоны. Демократы же опираются на банковский капитал, связанный с IT, промышленностью, электроникой… Поэтому американская глубинка традиционно голосует за республиканцев, а оба побережья плюс район Великих Озёр (Калифорния, Нью-Йорк, Массачусетс, Иллинойс, Мичиган и т.д.) – за демократов.

А теперь подумайте. Что станет следствием «ужесточения войны с исламским миром»? Возвращение санкций против Ирана (ярыми сторонниками чего были республиканцы Буши), отменённых при Обаме, сокращение нефтедобычи в арабских странах – и, как следствие, взлёт мировых цен на нефть. К вящей радости нефтяных олигархов. И американских, и российских. Теперь понимаете, кому выгодна война? И само существование фанатиков из ИГИЛ? Экономика – это базис политики…

В России живут миллионы мусульман – народы Поволжья и Северного Кавказа, диаспоры из Азербайджана и среднеазиатских стран. Кремль уже не раз фабриковал тему «исламской угрозы» во внутренней политике. Две войны с Чечнёй, взрывы домов, теракты в метро, погромы кавказцев в Кондопоге и других российских городах – их следствием стала атмосфера страха, пропитавшая общество, и оттого резко вздыбленный рейтинг власти. Страх порождает рабов, готовых аплодировать «защищающему» их вождю…

Украина – также многоконфессиональная страна. Лозунг «борьбы христианской цивилизации с ужасным, опасным миром ислама» не просто нарушит тот межконфессиональный мир, которым может гордиться Украина. Он будет подлостью по отношению к тем крымским татарам, азербайджанцам и другим мусульманам – патриотам Украины, кто на Майдане и в зоне АТО жертвовал своими жизнями ради победы революции Достоинства. Впрочем, за Украину я более спокоен, чем за Россию…




Комментирование закрыто.