Как Москва ударила по Ирану «тезисами Манафорта»

Константин Румский, для "Хвилі"

пол манафорт

Пока неизвестно как в США будет развиваться расследование обвинений против работавшего в Украине Пола Манафорта — может, всплывут новые детали. Но какими бы они не были, уже ясно, что следствие испортит и без того сложные отношения между Россией и Ираном: в них очередные «манафорты» еще явно не расконсервированы.

Простое и зеркально точное противопоставление своей идеологии оппоненту — это один из главных постулатов, которые продавал за сравнительно небольшие деньги украинской власти в 2010-13 годы американский политконсультант Пол Манафорт. На этой неделе, он был арестован ФБР как подозреваемый в организации механизма вмешательства РФ в американские выборы. Оценив этот поворот, в Москве решили отдать дань таланту бывшего американского «повелителя» Киева.

Главный зеркальный постулат Манафорта буквально накануне его ареста начал массово применяться российской прессой, которая вдруг разразилась лавиной противопоставлений.

Один из наиболее красноречивых заголовков, например, зазвучал как утверждение, что «США перебрасывают ИГИЛ в Афганистан чтобы развязать войну против Ирана и Китая». Хотя по реальному ходу дел, это не США, а РФ принимала усилия по созданию ситуаций «антикризисного менеджмента» в Мьянме, и затем, в Афганистане.

Результатом создания подобных ситуаций стало навязывание Пекину услуг Москвы. Потом разберись, куда на самом деле переселяются с Сирии личный состав формирований «Исламского халифата». То ли в Ливию, то ли в Мавританию, то ли в северную Нигерию, или всюду скопом.

Но если российская пресса утверждает, что это переселение идет ближе к Китаю в Мьянму и Афганистан, то значит так оно и есть. Ведь граждан перечисленных стран в рядах боевых формирований ИГИЛ явно меньше, чем граждан российских, и не верить московским медиа нет никаких причин. Особенно в случаях, когда они проявляют верх бдительности в том, сколько граждан РФ в рядах ИГИЛ контролирует Госдеп США.

Подобный перенос зеркального принципа технологий Манафорта на ниву российской внешней политики можно было бы считать точечным явлением. Но это если бы утверждение о том, что именно США командуют Халифату напугать Китай, был единственным.

Есть еще один не менее яркий пример, который касается двойных стандартов РФ в отношении Ирана. Характеризуя эти стандарты, британская пресса недавно предположила, что Москва затягивала Иран в авантюры с хуситами Йемена и алавитами Сирии для того, чтобы снова подставить Тегеран под международные санкции. И тем самым облегчить российский газовый бизнес в Европе и Турции.

Реагировать на такой взгляд на российско-иранские отношения можно по-разному. Верить целиком, частично или проверять. Но по «принципу Манафорта», надо быть проще. И делать полное противопоставление, с точным зеркальным отражением критики противника.

Например, если в Европе пресса предполагает что Москва подставляет Тегеран под санкции, — значит, в российской столице обязательно появится заголовок, что «Исламабад пытается подставить Москву в своей игре с талибами и Вашингтоном». При этом, автор акцентирует внимание, что пакистанский министр иностранных дел Хавадж Асиф «перевел стрелки» не только на Иран, но и на Россию.

Частота использования постулатов американского политтехнолога в РФ растет. Для символической почести или дани талантам американского политтехнолога, это как — то многовато.

Поэтому, вполне может оказаться, что дело не столько в самом Манафорте, а в механизме принятия решений в российской столице. Переходя к банальным противопоставлениям, он показывает явные сбои работе. Усталость от постоянного стресса чревата для любой, даже самой крепкой и гибкой системы управления.

В российском случае, этот стресс длится уже несколько лет без передышки. Начиная с нападения на Грузию и дальнейшей агрессии против Украины, до начала военной авантюры в Сирии, огромная машина российской пропаганды выдает все больше бракованной и неубедительной серийной продукции. Неизвестно, является ли ликвидация телеканала «Lifenews» показателем глубины стресса, который поразил систему, выстроенную вокруг персоны Путина.

Ведь кооператив его приближенных олигархов, которые содержат большинство наводнивших Москву медиа, это далеко не дрессированные обладатели ступеней менеджерского образования. И за исключением единиц, это далеко не вышколенные магистры элитарных бизнес-школ.

В отличии от менее подготовленных специалистов управления, растущие международные санкции против РФ и ожидание очередной военной авантюры, способно погружать в состояние уныния. Либо вообще, «итальянской забастовки».

Поэтому, не очень сложные теории Манафорта в такой ситуации — это очень хороший помощник. И даже отличный помощник, если бы не малоизвестные детали прохождения украинской карьеры вашингтонского мастера закулисных игр. Эти детали не сулят российским приверженцам таланта Манафорта ничего хорошего ни дома, ни за рубежом. Причем, неприятности могут вырасти далеко от США — в Азии. Куда из Москвы ныне все чаще транслируются волны пропаганды, тщательно выстроенные по постулатам американского политтехнолога.

Так бывает — никакой геополитики, только борьба за выборы

Интересно, что звезда популярности Пола Манафорта в Киеве взошла к 2012-13 годам, когда в украинской атомной индустрии произошло сразу 5 событий. Все они меняли приоритеты страны, и несли яркий геополитический характер.

Первое из этих событий — это переход под контроль RosatomOversies украинского завода-производителя прецизионных кованых оснований атомных реакторов в Краматорске, «Энергомашспецсталь ЭМЗ».

Второе событие — это враждебная приватизация непонятными компаниями одного из украинских месторождения лития, которое считается крупнейшим в Европе. Оно до сих пор так и не освоено, поскольку, покупалось явно для изоляции от перспективы разработки.

Третье событие тех лет — это вывоз в РФ из хранилищ циклотронов харьковского ННТЦ ХФТИ последних украинских запасов высокообогащенного урана. В предыдущие годы, этот запас признавался МАГАТЭ как ресурс мирной науки. Но вдруг, с подачи самого Киева, запасы перестали таковым считаться.

Четвертое событие эры Манафорта в Киеве — это приватизация российским капиталом украинского государственного предприятия-обладателя производств дейтерия, завода «Химрезерв» в Каменске (ранее ГП «ЭкоАнтилед»). Дейтерий, это «тяжелая вода», и в соседней Румынии есть схожие колонны электролиза, необходимые для снабжения АЭС.

Украина вплоть до 2009 года стремилась получить от Канады технологии тяжеловодных реакторов, как и эта соседняя страна, и колонны дейтерия по этим планам были надолго законсервированы.

Но после очередной смены власти в 2010 году, в Киеве резко решили перерезать линии тяжелой воды на металлолом: и это не смотря на то, что другие страны тратят миллиарды долларов, чтобы обладать подобными технологиями.

И пятое, событие «эры Манафорта» в Киеве — это приход в Украину ведущего концерном российского атомно-оборонного комплекса, ФГУП «Гидропресс». Он приватизировал украинский завод-производитель масс-спектрометров обогащения урана, который работает в Сумах.

Аналогами в бывшем СССР перечисленные предприятия в Краматорске, Харькове и Сумах не имеют. В этом регионе они уникальны. В отличии от них, у ликвидированного завода дейтерия в Каменске в бывшем Союзе был всего один двойник.

Но это никак не меняет сути тогдашних «сочных донецких» времен Киева. Которые цвели и буяли, напомним, под чутким патронажем не только Москвы. Но и под надзором неких авторитетных «консультантов из США», включая Пола Манафорта.

Где в Азии «российско-американских авантюристов» любят больше всего?

Перечисленным выше шагам по разрушению конвенционального, и отвечающего всем нормам МАГАТЭ атомно-промышленного статуса Украины предшествовал более сложный период добровольного ракетно-ядерного разоружения.

Оно длилось многие годы задолго до описываемых событий, еще в 1997-2009 годы. И с триумфальным заходом Пола Манафорта в самые высокие эшелоны политики Киева, тогдашние украинские власти начали с 2010 года творить, так сказать, уже эпоху не разоружения, а «пост-разоружения».

При детальном взгляде, оно выглядело совсем не снижением технологического порога Украины. Это были, скорее, попытки банально добить ее атомную промышленность. И вряд ли тогдашний главный «заокеанский политический советник Украины» Манафорт ничего об этих шагах не знал, и их не видел — ведь атомный сектор, это как раз самая что ни на есть геополитика. Рядом с ней внутренние политтехнологии выглядят жалким придатком.

Детальный взгляд на атомный рынок — удел очень узкого круга государств. В их число Украина входит и еще долго будет входить благодаря своей промышленности и мощной энергетике.

Ряд государств, которые стоят только на пороге развития мирной атомной индустрии, также отличаются детальным сканированием событий в этой глобальной отрасли. Большинство из процессов, которые происходили в Украине в 2010-13 годы, имели для континентального сегмента этой отрасли либо ключевое, либо очень важное значение.

Распродажа резервов, продажа месторождений стратегического сырья, смена собственников высокотехнологичных производств, — за этим особенно трепетно следят молодые государства-участники мирового рынка атомного машиностроения. Большинство из этих государств строго следуют в рамках международных соглашений. Некоторые пренебрегают методами, и стараются любым путем не упустить свой шанс подняться в глобальной технологической цепочке.

Иран, который пережил много лет санкций за упрямую неразборчивость между мирным и военным атомным сектором, можно отнести к последней группе стран. На протяжении долгих десятилетий, все внимание Тегерана в этой сфере занимала Москва. Она была чуть ли не единственной надеждой Ирана в атомной сфере. Из РФ в Иран уходили технологии производства центрифуг обогащения урана, при помощи РФ строилась первая иранская АЭС, и с ее же помощью накапливались иранские резервы редких металлов.

А теперь давайте попытаемся спрогнозировать, — какую реакцию в Иране могут породить некоторые тонкие «атомные» детали изощренного присутствия «высокопоставленного консультанта из США» в Украине во времена, которые пока что, считаются наиболее пророссийскими в нашей истории?

Те времена, напомним, иллюстрировались тем, что некоторые министры и даже главы украинских спецслужб имели «запасной» российский паспорт. Тегеран, конечно, правильно поймет, почему два украинских министра тех лет в итоге оказались жителями Израиля. Это дескать его вечные происки, ничего удивительного.

Но вот как быть с пониманием расклада с атомной индустрией Украины 2010-13 годов, когда Иран под прессом жестких санкций, вместе с РФ доблестно противостоял империализму США буквально во всем мире, — это совсем не ясно.

С одной стороны, Иран и РФ вместе против империализма, и всемирного американского «шайтана». За разноликую духовность и общие цели. С другой стороны, в эти же годы РФ буквально за руку с «советником из США» занималась в Украине кощунством: уничтожали святую для каждого иранца вещь, местную атомную индустрию.

И сейчас, с каждым днем ведущегося в США расследования против российских дел Пола Манафорта, иранского непонимания будет все больше.

Как больше будет и неясности от простого по сути вопроса, — смогут ли «вынырнуть» из истории ирано-российских отношений «американские советники» таким же образом, как они «всплыли» на поверхность в истории отношений украино-российских?

Четких ответов или гарантий на этот счет нет. И ситуация между Тегераном и Москвой после ареста Манафорта выглядит весьма непросто. Поэтому, копировать методы американского политтехнолога в трансляции российских интересов на Азию, это в нынешние времена, чревато для Москвы как минимум тяжелыми осложнениями.

Если конечно, одна из башен Кремля совсем «не накренилась» под тяжестью эпохи санкций. И не взялась слать ему в тюрьму цветы. Собирать демонстрации поддержки. Или, чего доброго, прятать в иностранных посольствах, как Сноудена. Словом, расшатывать лодку российской внешней политики до ее прекрасного фатального конца. По крайней мере, это результативнее чем терпеть «итальянские забастовки», а также стресс и усталость от свалившегося на страну «величия», которое опять будет превращаться, в лучшем случае, в «вставание с колен».




Комментирование закрыто.