Как Иран готовится к войне: ПВО

Дмитрий Тымчук
Как Иран готовится к войне: ПВО

 

Материалы по теме «Как Иран готовится к войне: «ракетная угроза» см. здесь

«Как Иран готовится к войне в Персидском заливе: состояние ВМС» см. здесь

Это допущение понятно: включая операции «Буря в пустыне» 1991 г в Ираке и войны против Югославии 1999 г, США и страны НАТО отработали самый эффективный алгоритм вооруженной агрессии против третьих стран, когда речь идет о «традиционном» противостоянии, т.е. конфликта с участием регулярных армий. Зародившись и будучи «обкатанными» со второй половины ХХ века, на сегодня главные пункты этого алгоритма стали аксиомой: в первую очередь уничтожаются силы ПВО, которыми любая держава в первую очередь прикрывает свои стратегические объекты — командные пункты, коммуникации, инфраструктуру, одновременно с самими объектами.

[include id=»9″ title=»advert 5″]

На примере Ливии стало ясным, что уничтожение системы ПВО силами ВВС с применением высокоточного оружия, и далее — командных пунктов противника, разрушение его системы управления, контроля и связи («С3» по терминологии НАТО), с применением иных современных средств достижения военно-политических целей, позволяет достичь полной победы и без проведения сухопутной операции. Очевидно, в случае с Ираном задача в конечном итоге будет не столь простой, но сам успех операции как раз и зависит от того, насколько иранская ПВО сможет противостоять первому удару.

На сегодня мы видим противоречия во взглядах Израиля, и США с европейцами по поводу начала операции. Хотя эти нестыковки вполне могут быть лишь составляющими единого плана, согласно которому израильский прессинг несет в себе лишь элемент шантажа, и вот почему. Как известно, Израиль требует нанести удары по ядерным объектам Ирана (с уничтожением по возможности и его ракетных подразделений). В этом случае не совсем понятно, на что рассчитывает сам Израиль, поскольку неизвестно, какие масштабы в случае такого удара может получить неизбежное радиоактивное заражения местности, учитывая и близость израильской территории, и нахождение в регионе американских войск, как и разрабатываемых нефтяных месторождений, представляющих главный интерес США и европейских стран. В свою очередь, западные страны грозят нанести удар в случае блокирования Ираном Ормузского пролива, через который идет транзит углеводородов из региона.

В обоих случаях дальнейшее развитие событий зависит от действий ПВО Ирана. Точнее — ее способности отразить либо израильский ракетный удар, либо удар США с помощью сил и средств ВМС и бомбардировочной авиации.

Понимая это, иранское руководство в разгар западных дискуссий о возможной агрессии против Тегерана принялось усиленно демонстрировать мощь своей противовоздушной обороны. В частности, в ноябре 2011 г в восточных областях Ирана прошли крупномасштабные маневры сил ПВО. Учения охватили площадь в 800 тыс. кв. километров. Ими руководил бригадный генерал «Корпуса стражей исламской революции», командующий средствами ПВО базы «Хатам аль-Анбия» Фарзад Исмаили. Маневры проводились в несколько этапов, в них было задействовано, как указали иранские СМИ, «большое количество боевых, разведывательных и оперативных подразделений, не считая многочисленных подразделений тылового обеспечения». Масштабные маневры иранских ПВО проводились вскоре после появления в западной прессе сообщений о возможном нанесении Израилем и США ударов по иранским ядерным объектам.

{advert=4}

По итогам данных маневров войск противовоздушной обороны было сообщено, что в их ходе отрабатывалось отражение массированной атаки территории Исламской республики самолетами и крылатыми ракетами. При этом, как рапортовало командование, вооруженные силы Ирана успешно отразили агрессию. По данным местных СМИ, в рамках учений условный противник планировал уничтожить стратегические объекты Ирана. Атака совершалась с применением БПЛА, истребителей и крылатых ракет, однако войска ПВО нанесли «мощный и эффективный контрудар, заставив врага отступить». Во время учений прошли испытания и разработанные в Иране новейшие радарные установки, зенитные ракеты (включая новейший иранский ПЗРК) и средства радиоэлектронной борьбы.

iran_radar

Относительно последнего стоит добавить, что, согласно заявлениям в масс-медиа Ирана, испытанными образцами ПЗРК последней разработки в ближайшее время будут оснащены все основные подразделения сил ПВО Исламской Республики. Это звучит несколько странно, поскольку, как известно, переносные зенитно-ракетные комплексы служат в первую очередь как средство противовоздушной обороны на поле боя для вооружения подразделений Сухопутных войск, а не ПВО.

Как сообщают местные СМИ, новые ПЗРК были протестированы в ходе учений сил ПВО «по защите воздушного пространство и ядерных объектов в случае иностранного вмешательства». Новейшие комплексы ПВО показали свою эффективность в нейтрализации БПЛА предполагаемого противника. Среди основных характеристик нового иранского ПЗРК выделяются небольшие размеры, позволяющие осуществлять запуск ракеты одному солдату.

Ранее министерство обороны Исламской республики объявило о принятии на вооружение сил ПВО комплексов «Мерсад» (Mersad) собственного производства. Как сообщило в конце сентября 2011 г иранское агентство сообщает FARS, церемония принятия комплексов на вооружение состоялась на базе ВВС Ирана Хатам-ол-Анбия (Khatam-ol-Anbia). Ранее иранские военные провели серию испытаний новой системы противовоздушной обороны и признали их успешными. Комплексы Mersad оснащены зенитными ракетами Shahin, способными поражать воздушные цели на дальности от 70 до 150 километров. Как отмечает агентство, в начале сентября 2011 года базе Хатам-ол-Анбия были также переданы зенитные ракеты Shalamcheh, которые способны развивать скорость до трех чисел Маха и также относятся к классу зенитных ракет среднего радиуса действия. Другие подробности о новом иранском комплексе не уточняются. По словам министра обороны Ирана Ахмада Вахиди, Mersad отличается «высокой динамичностью» и способностью поражать цели даже в условиях активного радиоэлектронного подавления. Новый комплекс будет постоянно находится на связи с радарами и другими военными системами».

iran_raket_1

Стоит также напомнить, что еще в феврале 2010 года иранское военное руководство объявило, что в стране начались работы по созданию собственной зенитной ракетной системы, которая по своим характеристикам будет превосходить российские комплексы С-300. Такое заявление было сделано после того, как Россия отказалась поставлять Ирану купленные в 2007 году комплексы С-300. Поводом для отказа стала резолюция ООН, запрещающая поставку Ирану вооружений и военной техники.

Не обойдена вниманием и истребительная авиация ПВО. В марте 2011 года стало известно, что Иран приступил к реализации проекта нового истребителя, в котором будут применены некоторые технические решения, использованные в боевом самолете Saeqeh. Об этом заявил лейтенант-коммандер ВВС Ирана генерал Мохаммад Реза Каршки. Подробности относительного перспективного иранского истребителя пока неизвестны. Как ожидается, по своим характеристикам он будет превосходить Saeqeh, первая эскадрилья которых была принята на вооружение в сентябре 2010 года. Saeqeh создан на базе американского истребителя F-5E Tiger II с применением технологии, использованной в первом иранском боевом самолете Azarakhsh. По данным иранских военных, по своим характеристикам Saeqeh превосходит американские F/A-18 Hornet. В 2008 году иранские военные заявили, что Saeqeh обладает дальностью полета в три тысячи километров.

Существенно усилить потенциал ПВО Ирана могли бы комплексы С-300, купленные у России. В 2011 году, как известно, Иран принимал различные меры для получения этих современных комплексов, которые так и не были поставлены. В августе 2011 года о том, что Тегеран подал против России судебный иск в международный суд за отказ Москвы поставить в Иран зенитно-ракетные комплексы С-300, сообщил посол Ирана в России. Таким образом Иран рассчитывал помочь Москве исключить пункт о запрете поставок С-300 из списка санкций, введенных Москвой в связи с резолюцией Совета Безопасности ООН. «Юридически мы считаем, что отгрузка С-300 не входит в резолюцию Совбеза ООН. Мы направили свой иск, чтобы решение суда помогло России осуществить эти поставки, чтобы у России был юридический козырь», — заявил посол Ирана в России Махмуд Реза Саджади. В какой именно международный суд Тегеран подал иск, посол не уточнял.

В сентябре 2011 г министр обороны Ирана бригадный генерал Ахмад Вахиди призвал Россию выполнить свои обязательства по поставке Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300. «Соглашение должно быть выполнено, это дело нужно рассматривать безотносительно к другим вопросам», — заявил Вахиди. Как сообщал NEWru.co.il, он призвал российскую сторону «найти подобающий подход», который позволит выполнить соглашение о поставках ракет в полном объеме.

Иран на протяжении двух последних лет заявлял, что все же имеет комплексы С-300 — 4 ед. Первоначальные сообщения свидетельствовали, что он закупил 2 комплекса у Беларуси, еще 2 — у неназванной страны. А в 2008 году прошла информация, что 4 комплекса С-300 Ирану продала Хорватия.
iran_s300
Что касается иных средств ПВО Ирана, наибольшую угрозу представляют комплексы С-200 — порядка 10 пусковых установок (комплексы С-200ВЭ был приобретен Тегераном в конце 1980-х — начале 1990-х годов). В ноябре 2010 года прошла интересная информация: по сообщениям информационного агентства «Мехр», в Иране было проведено успешное испытание ракеты собственного производства для комплексов С-200. Об этом объявил бригадный генерал Ахмад Мигани по завершении пятидневных комплексных учений в Иране, в которых участвовали ВВС, полиция, подразделения Корпусов Стражей Исламской Революции и бригады добровольцев. ТТХ данной ракеты не разглашаются. В то же время, остается открытым вопрос, насколько имеющиеся у Тегерана С-200 боеготовы, и насколько профессионально подготовлен личный состав подразделений.

В 2006 году были закончены поставки Россией Ирану тактических мобильных комплексов «Тор-М1» (29 комплексов и 800 ракет к ним), предназначенных для решения задач противовоздушной и противоракетной обороны дивизионного уровня. Имея дальность действия в 12 км (воздушные цели поражаются на высоте до 6 км), они, понятно, могут быть использованы лишь для обороны отдельных объектов.

Из других средств ПВО у Ирана имеются ЗРК «Рапира» (не менее 30 ед., зона поражения — 6 км, воздушных целей — 3 км), сильно устаревшие комплексы С-75 (30-40 ед., зона поражения 34 км, воздушных целей — 27 км).

iran_sa-2

Основу зенитно-ракетных войск ПВО составляют американские комплексы MIM-23 Hawk, которых у Ирана более 150 ед. Они были поставлены США еще в 70-е гг, но на данный момент уже 10 лет как сняты с вооружения в самих Соединенных Штатах (хотя эти комплексы и считаются старожилами, прослужив в армии США более 40 лет). За время их службы американцами проведено 3 модернизации MIM-23 Hawk, однако у Ирана на вооружении только базовая версия (с дальностью поражения 25 км, воздушных целей — менее 14 км). Правда, Иран заявлял о собственной модернизации этих комплексов, однако конечные их ТТХ доподлинно неизвестны.   

Что касается защиты от воздушного удара с моря, стоит отметить и такой момент. Еще весной 2009 года Иран заявил, что приступил к производству корабельных пушек «Фатх», предназначенных для уничтожения низколетящих крылатых ракет и самолетов противника. По словам министра обороны страны, дальность стрельбы 40-миллиметровой пушки «Фатх» составляет 12 километров, ее скорострельность — 300 снарядов в минуту. Эффективность этих средств против крылатых ракет и боевой авиации противника остается открытым.

Таким образом, при всем оптимизме Тегерана относительно состояния иранских вооруженных сил, трудно говорить о его способности надежно прикрыть территорию страны от воздушных и ракетных ударов. В то же время, огромное значение имеет и уровень профессионализма личного состава ПВО. В этом показательным мог бы быть прошлогодний случай с «приземлением» иранскими военными американского БПЛА RQ-170 Sentinel, хотя он не имеет прямого отношения к действиям именно зенитно-ракетных подразделений.

То же можно сказать и об авиации ПВО (а это имеющиеся у Ирана истребители F-14 Tomcat, F-7M, Dassault Mirage F1, Northrop F-5 и Миг-29). Опыт Ливии показал, что при слабой эффективности зенитно-ракетных войск защищающейся стороны, войска стран НАТО способны достаточно быстро установить над территорией державы, ставшей жертвой агрессии, так называемую беспилотную зону. В этом случае профессионализм летчиков не будет иметь большого значения.

iran_air

Одновременно эффективные, четкие и слаженные действия ПВО Ирана способны сорвать «блицкриг» противника, оставив время для реакции международного сообщества. Учитывая, что далеко не все в мире поддерживают нынешнюю стратегию США и некоторых европейских стран (особенно после войны с Ливией), это может серьезно повлиять на ход событий. Впрочем, это — уже сфера большой политики.

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.