Как Германия наживается на дестабилизации Ближнего Востока: пример для Украины

И.С.Берг

 

Ближневосточный регион и Север Африки – зона взрывоопасная ввиду ряда накопившихся проблем, в том числе и актуального характера, поскольку речь идет о странах «арабской весны» и о том, что оружие может попасть в руки экстремистских группировок, отмечают немецкие эксперты. По этой причине экспорт вооружений немецкими фирмами не однажды становился в уходящем году объектом критики. Так, ливийские повстанцы обнаружили после захвата Триполи в арсенале войск Каддафи немецкие штурмовые винтовки G36, экспорт которых был запрещен в соответствии с эмбарго против Ливии. Позднее руководство фирмы Heckler & Koch пояснило, что оружие попало в Ливию через Египет. Точно так же в Ливию попадали тепловизоры, приборы ночного видения и прочие военные гаджеты.

Правозащитная организация Amnesty International (AI) указывает в своих сообщениях, что авторитарные режимы или могли использовать такое оружие для подавления акций протеста, или уже использовали его.

Так, 19 октября с.г. AI отметила в обнародованном в Берлине докладе, что власти ФРГ в 2005-2009 гг. выдали разрешения на экспорт оружия (стрелковое, боеприпасы и военные автомобили) на общую сумму 77 млн евро. «Поставки оружия были разрешены, хотя уже тогда существовал риск, что с помощью этого оружия могут быть совершены действия, нарушающие права человека», — заявил эксперт AI в области вооружений Матиас Джон. В докладе анализируются поставки оружия в Египет, Бахрейн, Ливию, Сирию и Йемен. Хотя ФРГ – не единственный экспортер вооружений (их насчитывается еще не менее дюжины), немецкие политики и наблюдатели особенно болезненно воспринимают даже гипотетическое участие Германии в подавлении протестного движения в названном регионе. Высока вероятность того, что это вооружение и в самом использовалось полицией и солдатами при разгонах демонстраций и преследовании оппозиции, и в ряде случаев это приводило к жертвам. Ввод эмбарго сейчас — запоздалый шаг, считает М.Джон. Более эффективной мерой стала бы подготовка международного соглашения о торговле оружием. Главным при этом должен стать принцип: не поставлять оружие и военную технику в случае подозрений, что получатель сможет использовать их в целях, нарушающих права человека. AI призвала Германию способствовать подготовке такого соглашения. Кроме того, федеральному правительству следует подключить бундестаг к процессу выдачи разрешений на экспорт оружия и учитывать при этом аспекты, связанные с защитой прав человека, считает Матиас Джон.

Опыт подобной приостановки экспорта вооружений у Германии есть. Так, в начале февраля с.г. ФРГ, уведомив посла Египта в Федеральном МИДе о недопустимости применения силы против демонстрантов и граждан Германии, а также иностранных журналистов, указав на несоблюдение властями страны соответствующих критериев, в связи с чем Федеральный кабмин приостановил экспорт оружия. В этой связи немецкие СМИ отметили: если объем ежегодных поставок оружия из ФРГ в Египет обычно колеблется в пределах 10-40 млн евро в год, то в 2009 г. он достиг 77,5 млн евро. Это означает, что Египет получил больше оружия немецкого производства, чем любая другая развивающаяся страна.

Между тем, непохоже, чтобы Федеральный кабмин прислушался к мнению правозащитных организаций, указывают немецкие эксперты. Во всяком случае, скандальная история о поставках Саудовской Аравии 200 танков «Леопард» тянется уже более полугода. Режим в Эр-Рияде образцовым не назовешь. Если уж быть точным, то это — репрессивная диктатура, указывает немецкая печать. К тому же, саудовские шейхи показали, что полны решимости всеми средствами предотвратить распространение «арабской весны» на страны Персидского залива. Когда в Бахрейне шиитское большинство населения выступило против суннитских властителей, то именно саудовские войска сыграли главную роль в подавлении восстания. Все это противоречит политике правительства Германии по отношению к демократическим движениям в арабском мире. Кроме того, Саудовская Аравия взяла на себя геостратегическую роль, которую раньше в регионе играл саддамовский Ирак: она стала бастионом в борьбе с усилением влияния Ирана на Ближнем Востоке. Германия, заинтересованная в сдерживании страны, стремящейся заполучить ядерное оружие, оказывается на стороне монархии, которая всеми силами противится демократии на Ближнем Востоке. Вся эта «сделка с душком», о чем свидетельствуют и невнятные комментарии правительства Германии.

{advert=4}

Федеральный кабмин, который то и дело твердит о своей тревоге за судьбы народов региона, оказывается в весьма невыигрышном положении, поскольку его согласие на поставку немецких танков в Саудовскую Аравию означает «проявление чувства безответственности», по мнению немецких обозревателей. ФРГ, по существу, напрямую вовлечена в ближневосточное противостояние. Она, с одной стороны, за союз с Эр-Риядом, который сдерживает нажим со стороны Ирана и определенным образом оберегает Израиль от тегеранской экспансии, а также пресекает анархию из Йемена с его межплеменной войной, которая способна повлиять на поставки нефти. И в то же время — за демократические преобразования в регионе, главным препятствием которым как раз и могут оказаться поставляемые «Леопарды», стоит только приладить им к лобовой броне специальные отвалы, чтобы удобней было раскидывать демонстрантов и устранять баррикады. «Мы оказываемся в моральном отношении на минном поле, — отмечают СМИ ФРГ. — Танки, правда, не оптимальное оружие в борьбе с повстанцами, но, тем не менее, их вполне можно использовать и против собственного народа, как, впрочем, и боеприпасы для автоматов, гранатометы, пушки и даже спортивное стрелковое оружие. Все это вооружение уже поставлено в Саудовскую Аравию в 2004 году с одобрения правящей коалиции Германии в составе СДПГ и партии «зеленых».

Поставка вооружений авторитарному режиму может подорвать доверие к внешней политике Германии, считает Даниэль Шешкевиц, обозреватель «Немецкой волны». Он напоминает: Германия не экспортирует оружие в кризисные регионы, и это — официальная политика немецкого правительства, она считается и остается неизменной. Конечно, Саудовская Аравия не относится к кризисным регионам, и она — партнер Запада. Однако это еще и значительная часть территории Ближнего Востока, где проходят бурные общественные процессы. Поэтому сделка по поставке в страну танков способна только усилить военно-политическое напряжение в регионе, а посему является сомнительным предприятием.

Как можно объяснить жителям Ближнего Востока, что немцы обуреваемые благими намерениями и когда выступают против авторитарных режимов в Северной Африке и на Ближнем Востоке, в том числе категорически отказались принимать участие в военной операции против ливийского диктатора Каддафи, и когда поставляют оружие государству, которое спокойно вторгается на территорию соседнего государства, чтобы давить протест? Ответ один: экспорт танков отвечает краткосрочным экономическим интересам военной промышленности, которая в последние годы и без того вдвое увеличила поставки вооружения за рубеж. Все высокие материи отступают на второй план ради наживы. Это опасно и потому что Саудовская Аравия провоцирует новый виток гонки вооружений в регионе, который даже в относительно спокойные времена можно сравнить с пороховой бочкой. Германия рискует подорвать к себе доверие, итожит Д. Шешкевиц.

Федеральное правительство меняет географию, для него Саудовская Аравия больше не находится на Ближнем Востоке. Экспорт военной техники не должен осуществляться в кризисные регионы. А, может быть, Ближний Восток больше не является кризисным регионом? Такая политика игнорирует моральные ценности. Берлину не следует выступать в роли главного апологета демократического движения, если он одновременно поставляет авторитарным режимам оружие, которое может быть использовано для подавления народных выступлений. Правительство Германии, видимо, запамятовало, что, именно учитывая возможность использования этого оружия против народных выступлений, ЕС одобрил эмбарго на поставки танков Китаю. А почему с Саудовской Аравией следует обращаться иначе?

Оппозиция резко критикует правительство за продолжение экспорта вооружений на Ближний Восток. Практически весь октябрь с.г. в бундестаге шли жаркие дебаты, спровоцированные запросом «левых» в связи с поставками оружия в арабские страны и в Израиль, отмечает парламентский обозреватель Гетц Хауздинг. По мнению эксперта от свободных демократов Мартина Линднера, экспорт вооружений должен быть «умеренно ограничительным и в соответствии с безопасностью и продолжаться в соответствии с экономическими интересам Федеративной Республики Германии», что означает «зеленый свет» танкам в Саудовскую Аравию. Ни о каких «умеренных ограничениях» нет речи на фоне того, что при нынешней власти экспорт оружия резко вырос. То, что в Тунис с 2005 года было поставлено вооружений на 33 млн евро, а в Ливию с 2007 года – на 23 млн евро, совершенно не говорит о том, что тот же М.Линднер считают ближневосточную ситуацию с правами человека «важным критерием». Завеса тайны в отношении экспорта вооружений позволяет Федеральному правительству сохранять ведомую только ему свободу действий, а это весьма «опасный и драматический курс» для ФРГ.

Кабмину явно не хватает взвешенности решений, отмечает депутат Эрих Фриц, поддерживая мнение других коллег по бундестагу: правительству надо признать ошибки в этом вопросе и постараться оперативно их исправить. Клаус Бартель от социал-демократов указал, что экспорт оружия в страны, не входящие в ЕС, должно быть исключением, а не правилом. Поведение федерального правительства в вопросе экспорта оружия характеризуется «упреждающим послушанием оборонной промышленности». Это, по мнению Бартеля, невозможно: «Экономические интересы не могут быть лейтмотивом экспорта». Депутат от «зеленых» Катя Койль возмущена тем, парламент узнает о поставках танков на Ближний Восток из сообщений прессы вместо того, чтобы предварительно изучить вопрос в бундестаге и вынести свое решение. По каждой из 160 лицензий на поставку вооружений в страны «арабской весны» мы должны иметь собственное мнение и полное представление, настаивает К.Койль. Ее поддержал Ян ван Акен, эксперт от «левых», который указал на тщательное исследование упомянутого доклада Amnesty International об экспорте оружия в арабские страны. Мы с волнением воспринимаем сообщения о том, что демонстрантов убивают из оружия, изготовленного в Европе, подчеркнул он. Получается, что «Германия там, на линии фронта». За последние десять лет Федеральный кабмин выдал разрешения на поставки оружия в Саудовскую Аравию на сумму 665 млн евро и в Египет в размере 268 млн евро. И это при том, что хорошо известно, какова была в этих странах ситуация с правами человека даже до актуальных кризисных ситуаций, подчеркнул Ян ван Акен.

{advert=6}

Тенденция усиления присутствия немецкого оружия в регионе была в течение 2006-2010 гг. отмечена военными экспертами Запада.

Так, шеф столичного центра Berliner Informationszentrum fuer Transatlantische Sicherheit Оттфрид Нассауэр, известный в ФРГ эксперт по вооружениям, указывает: Ближний Восток подтверждает статус крупнейшего в мире покупателя вооружений. В этом еще раз убеждает выставка IDEX (Абу-Даби, февраль 2011), ставшая Меккой оборонной промышленности. 60 тыс. посетителей и 1 тыс. экспонентов из более чем 50 стран совершили паломничество в Абу-Даби для продвижения своей продукции. В том числе 66 немецких производителей, которые среди прочих представили эффектную новинку – танк «Леопард 2А7 +» для операций «по поддержанию мира». Образцы представлены Krauss-Maffei Wegmann и Rheinmetall. До того, как попасть в Абу-Даби, танк прошел тестирование в песках Катара. И Катар немедленно выразил заинтересованность в новых «Леопардах», указав даже количество желаемых экземпляров — 36. А тут «кстати» подсуетилась и Саудовская Аравия. Собственно, она и ранее присматривалась «Леопарду 2Е», сообщает О.Нассауэр, когда еще в конце 2010 года обозначило свой интерес к испанскому производителю старой версии этой бронетехники весьма привлекательной цифрой – 270 танков.

Анализируя официальные данные о германском экспорте вооружений, печать деловых кругов ФРГ отмечает нарастающий рост прибыли ведущих производителей оружия Rheinmetall (бронированные транспортные средства, противовоздушные и артиллерийские системы, орудия, танковые пушки, стрелковое оружие), Krauss-Maffei (бронетехника), Kieler Howaldtswerke-Deutsche Werft GmbH (судостроение). Ливия оказалась в зоне их внимания, начиная с 2004 года, когда было отменено эмбарго на поставку оружия режиму Каддафи. Примечательно, что противоракетное оборудование, которым были оснащены танки Каддафи и с помощью которого уничтожали артиллерию повстанцев, создано по чертежам германских конструкторов и изготовлено в европейском концерне EADS. Как отмечалось выше, успешно применяли войска Каддафи, отстреливая демонстрантов, стрелковое оружие германского производителя Heckler & Koch. Все радиолокационное наблюдение на поле боя правительственные войска осуществляли также немецкими приборами. Этим и объяснялась эффективность наступательных операций и обороны Каддафи: в технологическом отношении они были вполне под стать натовской технике. Поставки этого и другого вооружения (в том числе джипов, вертолетов и средств по созданию радиолокационных помех) производства ФРГ на сумму 83,5 млн евро было предусмотрено первым же после отмены эмбарго соглашением между правительствами ФРГ и Ливии.

С режимом Каддафи покончено. Но экспорт немецкого оружия в регион не прекращается ни на день. Известно о плане немецкого концерна EADS о заключении нового миллиардного контракта с Саудовской Аравией. Он касается поставок специального полицейского вооружения и отправки 70 германских инструкторов, которые обучат саудовцев, как с ним надо обращаться. Все эти действия будут проходить против мирных демонстрантов. Саудовская Аравия – не единственный пример из вереницы фактов, касающихся арабских стран. Сегодня 16 из них являются покупателями немецкого оружия, в том числе стрелкового, программного обеспечения, бронетехники, автомобилей с особой системой защиты, , грузовых автомобилей, плавающих транспортных средств, вертолетов и т.д.

ВЫВОДЫ

Первый. Ближний Восток и Северная Африка подтверждают свой статус проблемных регионов как ввиду копившихся годами проблем, так и в аспекте актуальных событий, в том числе в результате прихода к власти исламистов в Тунисе, Египте, Марокко, что угрожает эскалацией насилия. Одновременно ФРГ подтверждает свой статус одного из ведущих в мире производителя вооружений, не менее четверти которого поставляется в данные проблемные регионы. В этой связи эксперты ФРГ подчеркивают нарастающую вероятность того, что, владея современным стрелковым оружием, бронетехникой, летальными аппаратами и боеприпасами германского производства, экстремистские политические партии, приходящие к власти в ходе «арабской весны», способны испытать это оружие в действии.

Второй. Те, против которой может быть использовано немецкое оружие, — не только мирные демонстранты и политическая оппозиция внутри стран «арабской весны», но и сопредельные государства, в том числе Израиль.

Третий. Для немецких производителей и торговцев оружием Северная Африка и Ближний Восток являются не зонами конфликта, а прибыльными рынками, констатирует парламентский эксперт Ханс-Юрген Леерш, напоминая, что оборонная промышленность ФРГ – это более 80 тыс. рабочих мест, а немецкая продукция ввиду высокого качества и эффективности весьма востребована в странах «арабской весны».

Использованы данные сайтов DW Online, Spiegel Online, Frankfurter Allgemeine, Sueddeutsche Zeitung, Frankfurter Rundschau, Financial Times Deutschland, Das Parlament

Источник: Институт Ближнего Востока




Комментирование закрыто.