Ливия: к провозглашению «автономии» Киренаики

А.А.Быстров

 

Реакция племенной верхушки зуваийи и обейда (основных племенных образований Киренаики) была, в общем-то, предсказуемой. Бенгази, который был «колыбелью революции», за последние полгода была серьезно «оттерт» на периферию внутренней политической жизни. Главенствующие позиции в переходном правительстве получили в основном люди из западных и центральных регионов Ливии. Это было объективно. Именно на западе в Зинтане сейчас находятся основные боевые отряды, которые в большей мере контролируют и столичный регион. При этом выходцы из Бенгази оказались в правительстве в номинальном меньшинстве, а их попытки возглавить ряд ключевых министерств страны, «де факто» оказались заблокированными. Более того, министр внутренних дел Ф. Абдель Аль (ставленник мисуратовских кланов) и министр обороны О. аль-Джоли (представитель Зинтана) проводили в последнее время довольно агрессивную политику в отношении представителей Бенгази. В частности, они категорически отвергли возможность участия боевых отрядов из восточных районов в подавлении недавнего мятежа в Бени Валиде, фактически заблокировав их марш. Премьер-министр Абдель Рахим аль-Киб также опирается на кланы из Мисураты, что абсолютно не устаивает выходцев из восточных регионов.

В этой ситуации «мятеж» в Киренаики был предопределен. «Революция», которая проходила под королевскими знаменами, как выяснилось, использовала это исключительно как антураж. Каддафи пришел к власти, свергнув короля Идриса, который как раз был выходцем из Бенгази. Отсюда исторический и традиционный антагонизм между Киренаикой и Триполитанией, который никакая «революция» отменить не может. Недаром на роль лидера, который озвучил публично необходимость возвращения к федерализму, восточные племена выбрали А.ас-Сенусси, который является кузеном свергнутого короля Идриса. Таким образом, несмотря на то, что выходцы из восточных районов контролируют до двух третей мест в ПНС, их влияние за последний год серьезно ослабло именно в сфере исполнительной власти.

Из этого следует несколько выводов.

1. Председатель ПНС Мустафа Абдель Джалиль (сам выходец из Бенгази) получил очень «прозрачный» сигнал от своих соплеменников. Они недовольны системой распределения ключевых постов в правительстве. Но более всего их возмутила «квота» на региональное представительство в будущем парламенте (60 депутатов из 220), что автоматически дистанцирует Киренаику от принятия ключевых законопроектов. Таким образом, попытку М.Абдель Джалиля стать «равноудаленным» от всех племенных групп и кланов и тем самым претендовать на роль «отца нации» можно квалифицировать как неудачную. Несмотря на его публичные сожаления по поводу провозглашения «автономии», кажется маловероятным, что он не был информирован о настроениях в восточноливийской элите. В частности, последние события не были «громом среди ясного неба» для ПНС, поскольку его несколько раз «предупреждали» о таком сценарии. В частности, с конца прошлого года несколько раз объявлялось об «организации маршей протеста» из Бенгази на столицу, которые каждый раз отменялись. Из этого международными дипломатами был сделан ошибочный вывод «о несерьезности» степени недовольства в Киренаики.

2. Не исключено, что в случае с образованием «Конгресса народа Киренаики» мы имеем дело с «последним китайским предупреждением». Очевидно, что за ним стоит очень решительное требование местной элиты «навести порядок» с балансом сил в новой Ливии путем перехода к федеральной системе устройства страны. Корень требований лежит в диспропорции распределения нефтяной экспортной выручки, которая начинает складываться в экономике. Именно это является «краеугольным камнем» претензий «мятежников». Отсюда и их желание делегировать центру внешние дела и безопасность. То есть не следует ожидать в скором времени каких-либо решительных действий со стороны ПНС по вопросу усмирения недовольства чисто силовыми средствами. Их у ПНС просто нет, а спровоцировать вход в Киренаику отрядов из Зинтана будет означать гражданскую войну, а для М.Абдель Джалиля – полную потерю авторитета на своей «малой родине».

Тем не менее, не надо недооценивать главу ПНС, который, скорее всего, использует эпизод с «мятежом» в Бенгази исключительно в целях предлога для давления на своих основных политических противников из Зинтана и Мисураты, при этом официально «сохранив лицо и дистанцию от происходящего». В решении племенной верхушки Киренаики, скорее всего, больше «декларации о намерениях», чем реального желания входить в силовой клинч с другими племенами страны. Не удивимся, если вскоре узнаем о пересмотре ряда ключевых нефтяных контрактов и квоты Киренаики в будущем парламенте, что будет свидетельствовать о начале достижения компромисса. В любом случае, речь идет о попытках ливийского Востока вернуть себе утраченные позиции с помощью элементарного «нефтяного шантажа» и идеи «федерализма», которую нынешний председатель ПНС не принимает.

3. М.Абдель Джалиль открыто обвинил в произошедшем «ряд иностранных государств». Заметим, что речь может идти, прежде всего, о Катаре или ОАЭ. Значительная часть полевых командиров Бенгази (А.Шмат, М.Фанухи, А.Тунси) находятся в «катарской орбите», что, кстати, вызывает недовольство председателя ПНС и министра нефти А.Тархуни. ОАЭ теоретически могут влиять на ситуацию через основателя партии «Новая Ливия» (НЛ) Р.Бен Амера, который тесно связан с эмиратскими финансовыми кругами. Но это, скорее, в теории, поскольку НЛ еще мало влияет на процессы на востоке страны, а финансовый «пул», который создан в ОАЭ для инвестиций в ливийские проекты, пока «не заработал» в полную мощь. Да и сам премьер-министр А.Рахим аль-Киб в принципе «завязан» на эмиратовцев.

Говорить об участии в «заговоре» французов или итальянцев не приходится, поскольку в их интересах как раз сохранить иллюзию некой стабильности. Вряд ли Доха сейчас может активно играть на «ливийском треке», поскольку серьезно занята сирийскими проблемами. Другой вопрос, что ситуация с «автономией» может быть стимулирована катарцами для приобретения необходимых ей позиций влияния в будущем парламенте страны через «лояльных» ей депутатов из Киренаики. Тем самым Катар делает попытку «сдержать» экспансию во власть нелояльных им представителей запада Ливии.

Источник: Институт Ближнего Востока




Комментирование закрыто.