Итоги переговоров с Ираном в Стамбуле

С.С.Воронов

Международные СМИ со сдержанным оптимизмом прокомментировали состоявшиеся в Стамбуле встречи, привлекая внимание к появившейся возможности совершения обмена обогащенного в ИРИ урана на готовое топливо из западных стран. Об этом сообщали разные информированные источники. Также в качестве позитива упоминается договоренность провести 23 мая в Багдаде следующий этап переговоров Иран-«шестерка».

В иранском же видении итогов стамбульского раунда переговоров расставлены несколько иные акценты. Подчеркивается, что в «ближайшем будущем» будет создана специальная рабочая группа, состоящая из представителей всех сторон (ИРИ, пять постоянных членов СБ ООН и Германия), которые начнут работу над выработкой своего рода дорожной карты для дальнейшего продолжения переговорного процесса. В Тегеране особо отмечают, что под этой формулировкой имеется в виду подробно прописанный план взаимных действий в рамках имеющихся у сторон озабоченностей по отношению друг к другу.

Министр иностранных дел Ирана А.А.Салехи заявил, что расценивает состоявшиеся переговоры как успешные, позволившие сторонам приблизиться к общему знаменателю, а именно нацеленности на поиск решения иранской ядерной проблемы. В Тегеране, отметил министр, надеются, что «искусственно созданное» ядерное досье ИРИ вернется в обыденное, техническое русло и будет обсуждаться с позиций «уин-уин» (когда выигрывают все стороны). Именно в этом духе намерена работать иранская сторона в ходе следующих багдадских контактов. Кажется, осторожно замечает Салехи, что мы приближаемся к выработке такого механизма общения, который поможет им («шестерке») снять свои озабоченности относительно характера ядерных разработок Ирана, а последнему, в свою очередь, даст возможность и дальше реализовать право на мирный атом.

Заявление К.Эштон о признании в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия «законных и уважаемых» прав Ирана на мирный атом в иранских СМИ возводится в одну из главных новостей. На следующее утро после завершения стамбульского раунда переговоров иранские в эфир была выпущена целая серия заявлений, озвученных представителями военного руководства, депутатами парламента и некоторыми авторитетными экспертами ИРИ, о том, что Тегерану удалось добиться «очень большого прогресса» на прошедших переговорах с международными посредниками, а именно – признания права ИРИ на мирную ядерную энергию, доказательства научных возможностей иранских ученых, сумевших, вопреки ожиданиям международного сообщества, создать свои собственные технологии производства топлива для тегеранского исследовательского реактора. Рассуждая на эту тему, генералитет Армии и КСИР Ирана с гордостью констатировал, что причина такого успеха кроется в «несломленном духе и усердии» иранских переговорщиков (реверанс в сторону М.Ахмадинежада, которого уже давно критикуют за слишком упертую позицию по ядерной проблеме). Иран благодарен западным странам за давление и санкции, которые они реализуют против него, — хвастались иранские генералы, — именно благодаря этому «священный исламский строй» достиг указанных выше успехов.

В отдельном фокусе внимания оказался вопрос прямых ирано-американских контактов, о которых очень много разговоров ведется в последние несколько недель. Некоторые информированные источники даже утверждали, что руководитель аппарата президента ИРИ Э.Рахим-Машаи запросил отдельную беседу с американцами, однако эти предположения были спешно опровергнуты пресс-службой М.Ахмадинежада. Также иранский МИД утверждает о том, что не было попыток выйти на двустороннюю ирано-американскую встречу со стороны заместителя госсекретаря США У.Р.Шерман, прибывшего в Стамбул в составе «шестерки» (напомним, что западные агентства утверждали обратное). А.А.Салехи, отвечая на вопросы корреспондентов, отметил, что запуск политического диалога с американцами (вне рамок группы «пять плюс один») находится в исключительных полномочиях верховного руководителя Ирана аятоллы А.Хаменеи. От какой-либо конкретики на уточняющие вопросы журналистов глава иранского МИДа уклонился, что, как представляется, можно трактовать следующим образом – Иран к контактам с США теоретически готов, но пока не считают сложившиеся реалии выгодными для старта таких переговоров. О вязких подготовительных процессах в этом контексте можно судить по весьма уклончивому комментарию Салехи в связи со слухами о том, что турецкий премьер-министра Р.Т.Эрдоган привез из Южной Кореи специальное послание от Б.Обамы для А.Хаменеи.

Позитив, созданный иранскими СМИ, моментально отразился на курсе риала, который за считанные часы взлетел по отношению к доллару почти на 15 %. В то же время в объемном потоке оптимистичных сообщений и бравурных заявлений иранских официальных лиц как-то затерялись осторожные, лаконичные фразы главного ядерного переговорщика — секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана С.Джалили, который, помимо вышеизложенного, также сказал, что стамбульские дискуссии были «все больше по форме дальнейшего взаимодействия, нежели по конкретному содержанию имеющихся проблем». В центре внимания Тегерана остается вопрос введенных против него санкций США и Евросоюза. Несмотря на браваду правительства и депутатов, не говоря о военных чинах ИРИ, эта проблема остается, пожалуй, самой болезненной. Из витиеватых фраз С.Джалили можно сделать вывод, что в числе основных директив, выданных ему перед поездкой в Стамбул, было указание прощупать «шестерку» на предмет перспектив снятия хотя бы некоторых санкций. Именно в этом русле, на наш взгляд, нужно анализировать слова Джалили и Салехи о необходимости выстроить адекватный четкий механизм последующих переговоров, базирующийся на принципе обоюдных «уин-уин» шагов. Иными словами, успех с «признанием права ИРИ на ядерную энергетику», — для пропаганды, а реально нужны совсем иные конкретные достижения, о которых, видимо, и будет вестись разговор сейчас, перед встречей в Багдаде.

Источник: Институт Ближнего Востока




Комментирование закрыто.