Иран перед угрозой «нефтяной войны»

Н.К.Тер-Оганов

 

14 декабря в Риме, за закрытыми дверьми, под патронажем министерства иностранных дел Италии, состоялась встреча американских и европейских дипломатов для выработки совместных шагов по усилению давления на Иран с целью его принуждения возобновить ядерные переговоры. Они встретились для обсуждения дальнейших санкций против Ирана, включая вопрос о введении нефтяного эмбарго со стороны ЕС. Дипломаты потребовали от Ирана удовлетворить требования международной общественности относительно характера его ядерной программы. К сказанному следует добавить, что подобное решение может быть принято на встрече европейских министров иностранных дел уже в январе будущего года.

Расширение спектра санкций грозит Ирану реальной перспективой экономического коллапса, поскольку на этот раз объектом санкций, помимо Центрального банка Ирана, может стать ведущая отрасль его экономики — нефтяная промышленность. По утверждению Марка Дубовица, исполнительного директора «Фонда для защиты демократий», цель эмбарго состоит в создании максимально невыгодных условий для зарубежных нефтяных компаний в вопросе закупки иранской нефти. По его мнению, именно таким путем можно будет достичь снижения стоимости иранской сырой нефти, что, в свою очередь, непременно приведет к понижению доходов государства от продажи нефти. Исходя из этой логики, понижение доходов государства застопорит развитие военно-ядерной программы в Иране. Но наряду с вышеизложенным взглядом существует и диаметрально противоположный взгляд на введение нефтяного эмбарго, согласно которому, эта мера может оказаться абсолютно рискованной, поскольку она подстегнет цены на нефть, благодаря чему Иран получит денежную подпитку для осуществления своих ядерных амбиций.

Принимая во внимание ведущую роль нефтяного сектора в экономической жизни Ирана, полномасштабное введение в действие эмбарго на поставку иранской нефти, без сомнения, может не только нанести чувствительный удар самой отрасли, но и лишить страну огромной части нефтяных доходов, составляющих основную статью ее государственного бюджета. Вместе с тем стоит обратить внимание на тот немаловажный факт, что даже в условиях увеличения добычи сырой нефти, расходы государства по обеспечению страны бензином по субсидированной цене, из-за опасения социальных бунтов, поедает солидную их часть. Согласно газете «Джам-Джам» от 13 декабря 2011 г., для этой цели расходуется около 5 млрд американских долларов. Причем это осуществляется путем бартерной, нелицензированной сделки, которую проводит Центральный банк Ирана за счет продажи 76,419,034 баррелей сырой нефти для импортирования нефтепродуктов из-за рубежа. Именно за счет подобной операции в прошлом году в страну была поставлена огромная партия бензина в объеме почти 470 млн литров обычной марки и приблизительно 7,347, 791 литров бензина марки «супер». Из этого количества импортного бензина в прошлом году в виде субсидированного горючего было выдано 5, 616,202 литров бензина.

По заявлению замминистра нефтяной промышленности Мохсена Ходжастемехра, в будущем году нефтяная промышленность будет нуждаться в инвестициях в размере 50 млрд долларов. Следует напомнить, что в нынешнем годовом бюджете министерству нефтяной промышленности было выделено всего 14,5 % от всего объема нефтяных доходов страны, что, по заявлению замминистра, не может отвечать нуждам развития этой отрасли.

Опасаясь негативных последствий экономических санкций, согласно информации газеты «Энтехаб», в Иране начали функционировать десять правительственных подкомитетов, в задачу которых входит разработка контрмер по нейтрализации последствий экономических санкций. О деталях деятельности и направлений этих подкомитетов газета не сообщает.

Несмотря на реальную угрозу введения нефтяного эмбарго против Ирана, эта страна продолжает увеличивать добычу нефти, в результате чего, согласно иранским СМИ, в текущем году доходы от продажи сырой нефти составят рекордную сумму — 100 млрд долларов. В ситуации, когда с одной стороны производство нефти в Иране практически не сокращается, а наоборот — увеличивается, а с другой, такие средиземноморские страны Европы как Греция, Италия и Испания находятся в тесной зависимости от поставок иранской сырой нефти, ждать быстрых результатов от нефтяного эмбарго не приходится. Следует принять во внимание то, что, например, иранская сырая нефть составляет 15% итальянского нефтяного рынка. Кроме того, некоторые зарубежные аналитики обращают внимание на тот факт, что проблема не только в замене высококачественной иранской нефти, но и в том, что нефтяное эмбарго может нанести экономический ущерб итальянским нефтеперерабатывающим предприятиям, использующим в качестве сырья иранскую нефть. Аналогичное положение существует в Греции и Испании. По утверждению иранской стороны, в случае нефтяного эмбарго Европа проиграет больше, чем Иран.

{advert=4}

Тем не менее, следует признать, что отказ от закупки иранской нефти вовсе не означает, что Европа не сможет восполнить эту потерю и найти ей замену в виде арабской нефти из стран Персидского залива. Но подобный сценарий возможен только в условиях обеспечения безопасности в регионе залива. А как может Европа рассчитывать на сохранение баланса сил в регионе, если в будущем дальнейшее затягивание ядерного кризиса приведет к крупномасштабному военному конфликту с Ираном, который, без сомнения затронет, в первую очередь, Персидский залив и поставит под угрозу международные пути транспортировки нефти?! А ведь страны Персидского залива удовлетворяют около 70% мировых потребностей в энергоресурсах.

Возможные военные сценарии развития событий в регионе не могут подлежать точной диагностике по причине их множества и диапазона. Это занятие для штабных специалистов и военных аналитиков. Здесь мы постараемся обсудить возможные сценарии, связанные с поставкой иранской нефти на международный рынок в сложившейся ситуации.

Следует предполагать, что в случае полного отказа европейских стран от закупки иранской нефти эта страна попытается компенсировать свои возможные потери нефтедолларов за счет изменения направления нефтяного потока на Восток, переадресовав его на других потребителей из стран южной и юго-восточной Азии. К их числу, в первую очередь, можно отнести Индию, Китай, Южную Корею и Японию. Существует предположение, что в случае усиления политического давления на Южную Корею и Японию последние две страны, учитывая их особые отношения с ведущими странами запада, могут отказаться от закупок иранской нефти.

Не будет лишним напомнить, что до 2010 года Япония ежедневно закупала в Иране 360 тыс. баррелей сырой нефти. . Также не следует забывать о том, что в течение последних трех лет после Китая Япония была крупнейшим покупателем иранской нефти. Согласно утверждениям японского посла в Тегеране Киничи Комано, экономические санкции не отразились на объеме продажи иранской нефти в его стране и что ограничения коснулись только сферы нефтеразведочных работ и добычи нефти. Вместе с тем известно, что такой нефтяной гигант как «Инпакс», представляющий японский частный сектор, уже отказался от сотрудничества с Ираном. По утверждению японского посла, торговля нефтью выведена за рамки экономических санкций. Но на вопрос, может ли ситуация измениться к худшему, посол не дал ясного ответа, ссылаясь на специфику рыночных отношений. Тем не менее, как стало известно, японское правительство намерено ввести финансовые санкции в отношении многих иранских физических и юридических лиц. Вместе с тем по заявлению японского министра экономики, торговли и промышленности Иокио Эдано, санкции не каснуться импорта иранской нефти, поскольку иранская нефть покрывает 10% потребности Японии в энергоресурсах. Всего же на сегодняшний день торговый оборот между странами оценивается в 11 млрд долларов.

Что касается Южной Кореи, то с этой страной у Ирана также налажены тесные экономические связи. Согласно заявлению южнокорейского посла в Тегеране Парк Джае Хюна, торговый оборот с Ираном в первой половине 2011 года составил 10 млрд. долларов, хотя в 2009 г. он достиг 17 млрд долларов. По данным Middle East Review, несмотря на то, что Южная Корея на 14,7 % уменьшила потребление ближневосточной нефти, тем не менее, Иран по-прежнему занимает четвертое место в числе стран-экспортеров нефти. Несмотря на последнее обстоятельство и Южная Корея готовит свои собственные санкции в отношении Ирана. Однако, как считает глава Отдела по исследованию энергетического рынка при корейском Институте энергетической экономики Лии Дал-Сеок, в случае отказа от экспорта иранской нефти цены на нефть резко устремятся вверх, «что будет иметь убийственный эффект не только на Корею, но и на мировую экономику, которая начала выздоравливать». Причем в Южной Корее выражают опасения и в связи с возможными ответными шагами со стороны Ирана. Фактически Южная Корея, как и Япония, находится между молотом и наковальней. С одной стороны экономическая выгода, но с другой, союзнические обязательства и осознание ответственности за будущее, не оставляет этим двум странам другой альтернативы.

По заявлению члена национального комитета по безопасности и внешней политики иранского парламента Хосейна Ибрахими, в случае введения в действие нефтяного эмбарго против Ирана со стороны западных стран, его страна перекроет Ормузский пролив и не позволит и другим странам экспортировать свою нефть. В заявлении иранского парламентария ходжатолэслама Мохаммада Таки Рахбара, сделанном 20 декабря газете «Ресалат», уточняется обстоятельства при которых Иран решит закрыть Ормузский пролив. Согласно депутату, если в случае введения нефтяного эмбарго против Ирана другие страны продолжат пользоваться этим проливом для транспортировки нефти, то его страна, опираясь якобы на международные конвенции, будет иметь право на закрытие этой международной водной артерии. Нет надобности говорить о том, что если это случится, то это может послужить поводом для начала полномасштабного военного конфликта в регионе.

Между тем, почувствовав тиски экономических санкций, еще в начале декабря в Иране решили возобновить переговоры по ядерному вопросу. 9 декабря иранский представитель в МАГАТЭ Али Асгар Солтание послал письмо главе агентства И.Амано, в котором он предложил ведущим экспертам МАГАТЭ посетить Иран. Как стало известно, глава МАГАТЭ дал четко понять, что визит состоится только в случае обсуждения военного компонента ядерной программы Ирана, чего до сих пор так старательно избегала иранская сторона.

Никто не возьмется судить, прояснит ли этот визит темные пятна в иранской ядерной программе или нет. У многих специалистов складывается впечатление, что ни экономические санкции, ни нефтяное эмбарго не остановят продвижение Ирана к созданию ядерного оружия. Согласно утверждению американской газеты «Ди Крисчен Сайенс Монитор», такое положение вещей может вынудить США и Израиль прибегнуть к военной опции решения ядерной проблемы.

Источник: Институт Ближнего Востока




Комментирование закрыто.