Иран 2012: чем чревата военная авантюра США в Персидском заливе

Александр Роджерс
Иран 2012: чем чревата военная авантюра США в Персидском заливе

Поводом для эскалации конфликта является якобы возможность создания Ираном ядерной бомбы. Во-первых, нет ни одного прямого доказательства, что Иран движется в этом направлении (а постройка АЭС свидетельствует о том, что им нужен «мирный атом»). Доклады МАГАТЭ притянуты за уши и также не содержат подобных доказательств.

[include id=»9″ title=»advert 5″]

А во-вторых, возникает резонный вопрос, почему соседям Ирана – Пакистану и Израилю – можно иметь ядерное оружие, а Ирану нет? Что, в Пакистане или Израиле меньше религиозных фанатиков? Вон, в Израиле ортодоксы (а их примерно 10% от населения) упорно пытаются ввести гендерную сегрегацию, запрещающую женщинам ходить по «мужским» улицам и иметь гражданские права. И, между прочим, иудаизм – апокалиптическая религия, верящая в неизбежный конец света. Где гарантии, что им не взбредёт в голову его ускорить?

На самом деле все прекрасно понимают, что истинной причиной возможной войны является попытка США удержать ускользающую гегемонию, всячески пытаясь нагадить Китаю, в том числе и срывая последнему поставки энергоресурсов.

Недаром Барак Обама и Хилари Клинтон последние несколько месяцев почти не вылезали из заграничных поездок по странам-соседям Китая, пытаясь настроить их против стремительно развивающейся КНР. Правда, практически безуспешно, поскольку благосостояние большинства этих стран сильно зависит от благополучия Китая.

Иран поставляет Китаю 11% от его потребления нефти. Это общеизвестный факт, и большинство аналитиков останавливается на его констатации, не учитывая дополнительных обстоятельств. Действительно, в случае начала боевых действий Китай может частично перекрыть эти 11% за счёт других источников (и многие авторы указывают на это), а также относительно безболезненно перейти в режим частичной экономии ГСМ.

Что учитывает меньшее число аналитиков, это то, что перекрытие Ормузского пролива и начало войны против Ирана повлечёт целый ряд вторичных последствий. К чисто военным я перейду позже, а сначала пройдусь по экономическим.

Во-первых, срыв поставок нефти коснётся не только Ирана, но и других стран GCC (Совета Стран Залива). Поэтому ударит по экономикам всех стран региона. Кстати, иранская экономика привычна к санкциям и эмбарго, и на 95% обеспечивает себя всем необходимым самостоятельно. А экономики других стран Аравийского полуострова, привыкшие только качать сырую нефть? По ним совместная блокада ударит гораздо сильнее.

Ведь практически никто не учитывает, что блокада будет не только вывоза из Аравийского полуострова, но и ввоза. Посмотрите, сколько всего импортируется в страны полуострова (в том числе и продовольствия), и вы получите более полную картину грозящей катастрофы.

Во-вторых, падение экспорта нефти ударит не только по Китаю, как пишут все эксперты, но и по Евросоюзу, экономика которого и так на ладан дышит. Кроме собственно возникновения дефицита энергоресурсов (которое полностью не перекроется из других источников), произойдёт сильный рост цен на нефть. Только после появления информации о новых передвижениях американского флота цена на нефть выросла почти на 5%, составив около 104 доллара за баррель.

Если же начнётся блокада Ормузского пролива или полномасштабное вторжение в Иран, то аналитики «Guinness Economic Foundation» прогнозируют рост цены на нефть до 150 долларов за баррель или выше. Угадайте, по кому это ударит больше всего? Если структурно, то по реальному сектору экономики, а если географически – по тем же Китаю и ЕС. Хорошо же США заботится о своих союзниках!

Но кроме нефтяной части проблемы есть ещё и вопрос торговых отношений и взаимных инвестиций. Многие страны инвестировали в экономику Ирана значительные средства, а также имеют с ним значительный товарооборот. Поэтому перспектива будущей войны радует всё меньше, а недовольных политикой США и Израиля всё больше.

Американское вторжение в Иран чувствительно отзовётся и на Украине. Объём нашего товарооборота с Ираном в прошлом году превысил миллиард долларов, а в наступившем году Иран планирует удвоить эту цифру. Если к этому добавить контракты, которые Украина потеряла в Ливии, а также около 700 миллионов долларов товарооборота с Сирией, которые тоже под угрозой, то получается, что американская воинственность обходится нам слишком дорого.

{advert=7}

Перейдём к собственно военной составляющей. Собственно, с точки зрения современной военной теории, война уже началась, и это констатирует целый ряд экспертов. Вторжение шпионских дронов на территорию суверенного государства – это хамство, но которое ещё можно отнести к простым провокациям (как стрельба нацистов через границу весной 1941 года).

А вот санкции и враждебные экономические действия против банка Ирана – это уже первый шаг боевых действий. Впрочем, информационная артподготовка идёт уже несколько месяцев. И если следовать теории Сергея Переслегина о трёх пространствах современной войны (информационном, экономическом и военном), то война уже ведётся в двух из трёх измерений.

Взять, к примеру, нелепые обвинения иранских спецслужб в подготовке покушения на посла Саудовской Аравии в США. Даже сами американские эксперты дружно считают их притянутыми за уши, или же просто топорной подделкой (и мы приводили переводы их соответствующих высказываний). Впрочем, сейчас события разворачиваются уже гораздо серьёзней.

Первоначальный сценарий атаки на Иран (который уже давно выложен в сеть американскими же аналитиками) предусматривал его постепенную изоляцию и окружение враждебными силами.

Например, частью этого плана было свержение сирийского правительства аль Ассада по Египетскому или ливийскому сценарию. Но не получилось, сирийский правящий класс и военные оказались слишком монолитными (всегда нужно учитывать местную специфику, а американцы привыкли действовать по шаблонам). А после того, как сирийская армия нанесла несколько ощутимых ударов по боевикам, которых готовили на турецких базах американские военные инструкторы, а также установила полный контроль над стратегическими коммуникациями на севере страны – перспективы пятой колонны в Сирии плачевны.

План изоляции и окружения Ирана проваливается и по другим пунктам. Американцам пришлось оставить свои позиции в Ираке и Афганистане, тем самым образуя бреши в и так не сплошном кольце окружения, а также создавая перспективы усиления иранского влияния в регионе. И теперь иранское лобби в Ираке очень сильно, и через его территорию установлена прочная связь между КСИР и «Хезболла» в Ливане.

США также умудрились катастрофически испортить отношения с Пакистаном, своим бывшим союзником, вплоть до того, что последний запретил перевозку через свою территорию американских припасов для снабжения контингента в Афганистане (что было одним из решающих факторов для его поспешной эвакуации).

Кроме того, экономическая блокада Ирана также не получается. Протащить санкции через ООН не получилось, а принятые самолично США решения не поддержала даже часть их союзников (не говоря уже об остальных). Например, Южная Корея и Турция отказались перестать закупать у Ирана нефть.

Более того, Турция, имеющая развитые экономические связи с Ираном (объём их товарооборота в минувшем году превысил 30 миллиардов долларов), вовсе не горит желанием терять такого важного торгового партнёра. К тому же у них с Ираном есть общая проблема в виде курдов, о совместном решении которой недавно договорились министры иностранных дел двух стран. После этого соглашения Турция даже ослабила своё давление на Сирию.

По моему мнению, США рассчитывали, что Турция может вторгнуться в Сирию, пользуясь инициированной в ней нестабильностью. А на самом деле Эрдоган использовал США и угрозу вторжения, как рычаг (leverage), чтобы выторговать у Ирана лучшие условия в произошедшей сделке. Восток дело тонкое, а планы Америки турков не интересуют (у них свои планы и амбиции, которые им важней).

К тому же у Турции своя напряжённость (tension) в отношениях с Израилем из-за нефтеносного шельфа. Воевать на два (а с учётом нестабильности ситуации вокруг Кипра – три) фронта туркам нет смысла, а надавить на Израиль, чтобы диктовать свои условия – есть.

{advert=1}

Итак, планы американцев давить экономическими санкциями и воевать чужими руками пока что проваливаются.

Единственными, кто по-прежнему сотрясает оружием и на словах демонстрирует готовность воевать, остаётся Израиль. Но и тут есть несколько сдерживающих факторов.

1. По оценкам экспертов, до двух третей израильских пилотов, вылетевших в направлении Ирана для нанесения удара по ядерным объектам, не вернётся назад. Иранские ПВО может не самые модерные в мире, но их достаточно, чтобы обеспечить подобный результат.

2. Повреждение ядерных объектов (прежде всего – АЭС) грозит экологической и гуманитарной катастрофой, радиоактивным загрязнением всего региона.

3. Иран неизбежно ответит массированным ракетным ударом по Израилю.

4. Под боком у Израиля ХАМАС (в секторе Газа) и Хезболла (в Ливане), которые могут выставить против него несколько десятков тысяч опытных боевиков, привычных к ведению партизанской войны (одних только террористов-смертников декларируется тридцать тысяч).

Поэтому иначе, чем суицидальной, попытку Израиля атаковать Иран я назвать не могу.

Остаётся прямое военное вмешательство США (скорее всего при участии Израиля). Ещё несколько месяцев назад Иран был готов вести переговоры (как он вполне успешно делал последние 33 года, находя общий язык со всеми предыдущими администрациями США), но настойчивая агрессивность американцев фактически заставляла его руководство занимать всё более антиамериканские позиции.

Именно поэтому авианосная группа во главе с «Джоном Стеннисом» в декабре вышла из Персидского залива (где она была слишком лёгкой мишенью для иранской береговой артиллерии и ракетных войск) в Аравийское море, где с ней уже соединилась авианосная ударная группа во главе с «Карлом Винсоном» и куда теперь направляется третья авианосная группа «Авраама Линкольна».

Военные игры Millennium Challenge 2002 (MC02),в ходе которых моделировалась атака Соединённых Штатов на Иран, показали, что Пятый флот США практически уничтожается Ираном в течение одного дня. Иран не бездействовал эти десять лет, и за это время значительно увеличил свой оборонный потенциал (и особенно арсенал ракет ближней и средней дальности).

США очень серьёзно относятся к предстоящему столкновению, раз сосредотачивают аж три авианосных группы в Аравийском море. Тем более, что уже много лет им не приходилось вступать в боевые столкновения подобного масштаба, пребывая в зоне возможного поражения противником. Со времён Второй мировой американцы предпочитали расстреливать и бомбить своих противников издалека (что мы могли наблюдать и в Югославии, и в Ираке, и в Афганистане, и в других военных операциях США). Иран же обладает значительным арсеналом вооружений, позволяющих наносить ответные удары на больших расстояниях.

Есть ещё одно малоизвестное обстоятельство, которое может внести коррективы в расклад будущего противостояния. Согласно докладу одного из военно-морских аналитиков США, флот находится в достаточно плачевном состоянии.

Во-первых, численность кораблей ВМФ США в абсолютных цифрах упала до 284 единиц, что является нижним рекордом с 1915 года. Во-вторых, флот перегружен боевыми задачами, вместо максимального срока плавания в шесть месяцев корабли уходят на семь-восемь, сокращая время технического обслуживания, а также отдыха и переподготовки служащих до 4-5 месяцев в году (что приводит к снижению боевого духа и повышению утомляемости и числа ошибок членов личного состава). Эксперт заявляет, что вследствие этого лишь треть флота пребывает в относительной боевой готовности. И, кстати, добавлю от себя, что вряд ли корабли, находящиеся так далеко от берегов США на боевом дежурстве, входят в эту треть.

Ну, и ещё одним мазком в складывающейся картине является фактор сокращения военного бюджета США вследствие общего плачевного состояния дел во внутренней экономике. На внешние военные операции Министерства обороны (интересная у американцев оборона – захватывать другие страны) бюджетом на 2012 год предусмотрено всего 115 миллиардов долларов. Напомню, только начальная бомбардировка Афганистана перед началом сухопутного вторжения обошлась американским налогоплательщикам в 74 миллиарда долларов. Война с Ираном явно обойдётся гораздо дороже.

И, наконец, стоит вспомнить, что в этом году пройдут очередные выборы Президента США. Каковы будут шансы Обамы на переизбрание, если хотя бы один из американских авианосцев пойдёт ко дну?

Каждый раз в истории, когда какая-то империя подходила к своему концу, её правители в панике и попытках держать ускользающее величие начинали бряцать оружием и совершать самоубийственные ошибки, лишь ускоряющие её падение. Будет ли то же самое в этот раз – мы узнаем уже в ближайшие пару месяцев.

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.