Грузия в НАТО: палки в евроатлантических колесах Тбилиси

Дмитрий Тымчук

Напомним: на совместной пресс-конференции в Брюсселе с президентом Грузии Михаилом Саакашвили, генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что НАТО разделяет ожидания Грузии на вступление в организацию и подтверждает позицию, оглашенную ранее Брюсселем относительно того, что Грузия станет членом НАТО. «На саммите в Бухаресте в 2008 году мы договорились, что Грузия станет членом НАТО, и мы намерены твердо придерживаться этого решения», — заявил Расмуссен.

В Москве после этого заявления взяли выжидательную паузу. Даже российские генералы, обожающие, в отличие от генералитетов западного мира, выступать с различными внешнеполитическими заявлениями вселенского  масштаба, и часто такой же по масштабам  глупости (разумеется, не отклоняясь от «генеральной линии партии»), как воды в рот набрали. Лишь Игорь Коротченко со своего сомнительно военного шестка председателя общественного совета при Минобороны РФ, заявил: «Я думаю, что главное — это работать с международным общественным мнением, работать с Вашингтоном, Брюсселем. Для того, чтобы настойчиво и последовательно доказывать несостоятельность подобных ожиданий Грузии. И предупредить наших партнеров о том, что мы не будем закрывать глаза на эти вещи». Но это высказывание назвать четкой позицией, увы, проблематично.

В общем-то пока непонятно, как Россия будет реагировать на эти озвученные планы Брюсселя. Впрочем, это не первое заявление подобного рода: о том, что Грузия собирается ускорить процесс подготовки страны к вступлению в НАТО, чтобы уже через два-три года быть готовой к конструктивному диалогу о присоединении к Альянсу, заявлял в марте зампред правительства, госминистр по европейской и евроатлантической интеграции Георгий Барамидзе в интервью российским СМИ.

Более того, уже известно и о нюансах «домашнего задания» Грузии, — хотя, по утверждению грузинской стороны, на темпах евроатлантической интеграции Грузии сказалась война 2008 года, однако сути процесса они не изменили. Тбилиси остается убедить членов НАТО, что вступление Грузии в Альянс важно для всех, и европейцам за это «ничего не будет». «Да, в старой Европе есть скепсис. Нам предстоит убедить некоторых членов Альянса, что членство Грузии важно для них самих и что наше вступление не будет создавать проблем для НАТО», — отметил по этому поводу Георгий Барамидзе, уточнив, что Грузия «ни в коем случае не намерена идти на военную конфронтацию с Россией», однако отказываться от борьбы за оккупированные территории, то бишь непризнанные республики, тоже не собирается. Здесь Саакашвили сделает ставку на дипломатическую и политическую борьбу.

То есть, по сути Европу ждет «большая борьба за Грузию». В чем она будет заключаться, понятно: США будут давить на отдельных европейцев с целью заставить их принять в Альянс Грузию, а Россия, в свою очередь, начнет обхаживать «своих» европейцев — в первую очередь Германию и Францию. Где апеллированием к давней дружбе, где обещанием газовых бонусов, где прямым подкупом, где шантажом, Москва вполне способна уломать пару-тройку натовских «зубров» на то, чтобы сунуть палки в евроатлантические колеса Тбилиси. А с хваленым принципом консенсуса Альянса такая позиция, к примеру, даже одной Германии способна надолго подпортить радужные планы Михо.

С другой стороны, Саакашвили тоже не лыком шит. В Тбилиси уже изобрели отличный аргумент для своей евроатлантической интеграции: мол, членство в НАТО, а впоследствии и в Евросоюзе поможет Грузии достигнуть своих целей относительно прежде всего экономического сближения с Европой, а вместе с этим и наладить отношения с Россией. Согласимся, в шкале преподносимых европейцами ценностей такая позиция безукоризненна.

В то же время, есть как минимум две причины, по которым эта безукоризненная логика не сработает. Во-первых, для России, которая «сдала» северо-западное направление с вступлением в НАТО балтийских стран, было бы геополитически непростительным «сдать» еще и южное. Учитывая исключительную важность для РФ этого региона, она будет стоять здесь насмерть. Притянуть здесь под российские границы НАТО значило бы нарваться на какие угодно ассиметричные ответы со стороны Кремля, а уж тем более в условиях, когда главное кресло в нем занимает господин Путин.

Во-вторых, при всех обещаниях Тбилиси после вступления в НАТО помириться с Россией, никто не отменял п.5 Вашингтонского договора. А это значит, что в случае, если Грузия наплюет на свои обещания и попытается вернуть себе оккупированные территории, а Россия по привычке ответит мощью своей 58-й армии, страны Альянса очутятся перед интересным выбором — либо соблюдать союзнические обещания и наносить удар по России, либо сделать вид, что ничего не происходит. При этом последнее было бы для НАТО политическим самоубийством, поскольку ярко засвидетельствовало бы, что Альянс стал полностью несостоятельным. Учитывая его нынешний перманентный кризис, это был бы воистину гвоздь в крышку гроба.

Просто «съехать» в этой ситуации у НАТО явно не получится: Европа признала Южную Осетию и Абхазию оккупированными территориями, а значит, любой военный ответ здесь со стороны России де-юре будет означать нападение на Грузию. То есть — пункт 5 Вашингтонского договора в чистом виде.

Потому Брюссель явно трижды подумает, прежде чем через указанные два-три года предоставить Грузии членство в НАТО. Ситуация осложняется тем, что Грузия — все же не Украина, здесь не сошлешься на вакхалическую политическую ситуацию в стране и раскол в обществе с тем, чтобы придумать отсрочку на неопределенную перспективу. С другой стороны, не выполнит Расмуссен нынешнее обещание через 2-3-5 лет, — некрасиво получится. А выполнит — выйдет и того хуже.

Зачем же понадобилось именно сегодня делать подобные заявления?

Ответов видится несколько. Прежде всего, стоит учесть, в какое время эти заявления звучат. По сути это может быть тест Запада для «новоявленного» президента Путина на решимость России отстаивать свои интересы в регионе. А в том, что геополитическое региона постоянно возрастает и для РФ, и для Запада, сомнений нет.

Во-вторых, стоит посмотреть на евроатлантическую интеграцию Тбилиси и через призму выборов в США. В частности, в марте в американский Сенат был внесен законопроект, предлагающий Белому дому углубить военное сотрудничество с кандидатами на членство в НАТО, в том числе с Грузией. Республиканец Ричард Лугар специально указал на возможность начала поставок оборонительных вооружений в Грузию, хотя в США это и не посчитали политическим демаршем, связывая инициативу с президентской кампанией. Также законопроект впервые назвал Грузию (как и Боснию и Герцеговину, Македонию и Черногорию), «страной-соискателем» членства в НАТО — отсюда ноги и растут.

В-третьих, сама нынешняя эпопея с Грузией может быть нужна Брюсселю для того, чтобы решить иную, весьма актуальную для НАТО задачу относительно развертывания ЕвроПРО. Москву могут поставить перед выбором: либо ее согласие на ракеты в Восточной Европе, либо Грузия в НАТО (а как уж потом Расмуссен будет выкручиваться перед Саакашвили — второй вопрос). Здесь, понятно, можно торговаться совершенно с иных позиций, и позиции эти явно не самые выигрышные для Кремля.

Автор — руководитель Центра военно-политических исследований





Комментирование закрыто.