Глубинные страхи Кремля

Александр Смолянский, для «Хвилі»

Кремль

Потерпев тотальное поражение в попытках поменять политический ландшафт в Европе, Владимир Путин переключился на более насущные дела – к подготовке к собственным выборам.

Как говорилось в предыдущих материалах, в Кремле больше всего интересуют реальные настроения среди собственного населения и поиски очередной наживки, на которую еще можно поймать российского избирателя. Судя по всему, очередь уже дошла и до хрестоматийной китайской политтехнологии «культурной революции» Мао Цзэдуна, то есть «хороший царь против плохих бояр». Но об этом ниже.

Правила игры

Несмотря на то, что за 17 лет Путина у власти штатное «пидрахуйство» достигло невиданных ранее 146%, а уровень публичной поддержки Путина не опускается ниже 75%, такая система имеет очевидные издержки. Которые компенсируются установившимися процедурами «суверенной демократии» имени Владислава Суркова.

Главный минус видимого тотального «одобрямса» состоит в том, что всесильный Путин уже не знает, какой год, день и час на дворе. Если у Владимира Владимировича вдруг сломаются швейцарские часы, и он спросит у кого-нибудь «Который час?», то в 86% случаев ответ будет «А какой час вам нужен?».

Главным активом Владислава Суркова является машина по организации сравнительно честных побед на выборах для партии власти. Это называется системой «суверенной демократии». Ставшие мэмом чуровские 146% являются случайным «глюком» этой матрицы, который компрометирует старания однозначно выдающегося политтехнолога Суркова, который ценен способностями выстраивать схемы «честной» победы как лично Путина, так и правящей партии «Единая Россия» без претензий и обвинений в явных фальсификациях.

Для всех причастных главным плюсом является то, что под сурковские технологии всегда выделяются очень немалые деньги из федерального бюджета, с которых кормится очень немаленькая армия – от штабных политтехнологов до главных «молотов» официальной пропаганды федеральных СМИ.

Сложные вводные

Развертывание избирательных штабов Путина в марте этого года ознаменовало открытие сезона нового денежного «покоса» на теме выборов. Причем, очевидно, есть умысел «срубить» дополнительные деньги за сложные условия, в которых оказался главный клиент.

Первая сложность – впервые за все время своего правления режим Путина оказался под международными санкциями. Вторая сложность – в России растут протестные настроения. В обоих случаях для Путина не предвидится улучшения погоды.

Протесты, которые прошли 12 июня, для Кремля были очередными полевыми социологическими опросами, которые должны были показать реальные настроения общества. Сразу же после них прошла традиционная «прямая линия» с Путиным, которая должна была дать исходный материал для политтехнологов Кремля, какие методички готовить для самого Путина и агитационных штабов. Очевидно, что протесты ожидались вялыми и «прямая линия» после 12 июня была назначена как триумф Путина над «оппозиционным клопом».

Однако все оказалось хуже. Все прекрасно понимают, что раздражение от коррупции и общего ухудшения экономики под руководством лично Путина все равно замыкается на самого Путина, даже если Навальный это пока не говорит прямым текстом, а кивает на «Димона».

Характер вопросов на самой прямой линии показал, что россияне в общем избавились от имперского угара «крымнаш» из-за денежной диеты, на которую их посадил сам Путин. Вместо комментариев о величии России подавляющее большинство задавало Путину самый неприятный вопрос, на который у него нет ответа – это вопрос о деньгах.

Путин выиграл выборы 2012 года именно на обещаниях кратного повышения зарплат и благосостояния, а через два года подсунул «крымскую мякину», а потом – еще и с «кровавой донбасской подливой».

Похоже, что в 2017 году в финансовых провалах Путин решил назначить крайними не себя, а губернаторов, и разыграть традиционную русскую схему хорошего царя и плохих бояр. Такой метод успешно применил и Мао Цзэдун на закате своей жизни в виде «культурной революции», что позволило лично ему, по крайней мере, умереть своей смертью, пока глупые подростки-хунвейбины линчевали «уклонистов». Однако протесты в очередной раз показали, что российские подростки сейчас точно на другой стороне баррикад.

Поэтому Путин на «прямой линии» еле выдавил из себя пару «добрых» слов анафемы о протестах, и больше этой темы не касался. Зато депутаты сразу побежали окучивать блоггеров с низкой социальной ответственностью, которые сами предложили свои «плечевые услуги» прямо с думской трибуны устами Саши Спилберг (не путать с голливудским Стивеном Спилбергом).

Путин забыл свою легенду

Два года назад Путин пытался добиться всемирного триумфа на Генеральной Ассамблее ООН, провозгласив личный поход против терроризма, который на самом деле был прикрытием для вмешательства в Сирию. Два года Москва не уставала «призывать» в первую очередь Обаму и европейцев присоединиться к этому походу. Однако на прямой линии у Путина «отклеились усы». Ни сам Путин, ни зрители не интересовались «успехами» России во внешней политике. На вопрос о Сирии Путин не нашел ничего лучше, чем сказать, что Россия просто нашла там себе тир с живыми мишенями.

Цитата:«На связи Волгоградская область, Мамаев Курган, где в эти минуты приносят присягу новобранцы. На торжественное мероприятие приехали родные и близкие солдат. Владимир, приехавший на присягу сына из Сергиева Посада, поинтересовался прохождением службы российских военных в Сирии. Какие уроки извлекли наши вооруженные силы в этой республике и какие планы российских ВС в САР, спрашивает он.

Путин заявил, что нахождение в Сирии дало понять, насколько хорошо работает новейшее оружие РФ.

Что касается самих ВС, Путин заявил, что сирийский опыт является бесценным. «ВС приобрели новое качество», — отметил он.

По словам Путина, российские военные в будущем будут дислоцироваться только в сирийских Тартусе и Хмеймиме, но при необходимости будут поддерживать сирийскую армию».

То есть, Путин полностью забыл свою сирийскую «легенду» о войне с террористами ИГИЛ и подарил антироссийской пропаганде в мусульманском мире бесценный козырь, который заслуживает перевода и тиражирования на всех языках.

Причины страха Кремля

Несмотря на то, что украинское общество и СМИ крайне скептически оценивают протестный потенциал в России, в Кремле этого скепсиса совсем не разделяют. По нескольким причинам.

Во-первых, сам Путин боится уличной стихии по личным причинам. Ибо это целых два раза поломало ему карьеру и могло стоить жизни. В первый раз – в ГДР, после падения Берлинской стены. То, что 40 лет было под железной пятой «штази», вдруг рухнуло за несколько дней. И самого Путина вполне могли бы линчевать, если бы официальный режим в Восточном Берлине отдал самоубийственный приказ открыть огонь по толпе. А КГБ в ГДР было вторым объектом ненависти после «штази», что до сих пор видно по личному отношению Меркель к Путину. Приказ стрелять в толпу отдал Чаушеску, за что и быстро поплатился, причем от своих же ближайших подчиненных.

Второй раз – в августе 1991 года. Стоит напомнить, что Путин «уволился» из КГБ именно 20 августа 1991 – от греха подальше, чтоб не быть растерзанным толпой или сожженным заживо в собственном кабинете. Тогда для всего личного состава КГБ дело обошлось легким испугом.

Но после «арабской весны» 2011 года все силы спецслужб России были брошены на то, чтобы не допустить создания в России гремучей комбинации из толпы на главных площадях и снайперов на крышах. Сам Путин прекрасно знает, что для взрыва всей страны достаточно всего лишь одного автоматного рожка, выпущенного «неизвестным снайпером» по толпе. И этого снайпера, как водится, в возникшем хаосе никогда не поймают. И главная проблема, что этот снайпер будет не от пресловутого «Правого сектора», а, например, из ГРУ. То есть, из собственных заговорщиков. Проблема конкретно с ГРУ заключается в том, что именно эта спецслужба является главным экспертом по организации уличного хаоса, и главное – что именно ГРУ имеет мотив свергнуть Путина и его режим.

Дело в том, что ГРУ стало жертвой жадного рейдерства со стороны ФСБ, и с подачи Путина. Еще со времен СССР ГРУ для обеспечения своей крыши за рубежом была обеспечена легальными бизнес-активами, которые стали основой первых быстрых миллионеров и относительно респектабельных «новых русских» начала 90-х. Со временем эти миллионы за рубежом выросли уже в миллиарды, что виделось гарантией «золотой старости» для отставников ГРУ и «серебряной ложкой» во рту их внуков.

И вот все эти империи и пещеры с золотом после прихода Путина были «отжаты» в пользу «гопников» из ФСБ, включая самого Путина. Самый видимый и известный враг из ГРУ – это отставной полковник Квачков, который сейчас находится на зоне за организацию покушения на Чубайса. Но кроме Квачкова есть еще и много потерявшие генералы ГРУ, и есть несколько погибших и скончавшихся при подозрительных обстоятельствах руководителей российской военной разведки.

Сама кремлевская верхушка находится в панике после дела «Шалтай-Болтая», которое вскрыло и подковерную войну ГРУ против ФСБ, и полную прогнилость самой ФСБ, офицеры которой успели продать уже на Запад, например, информацию о делах русских хакеров против США, что дало американцам повод для введения очередных санкций против России.

И теперь Путину приходится ложиться спать с навязчивой паранойей о том, как «ЦРУ отдает приказ стрелять в толпу Навального с крыши дома». И при этом остается чистым, потому что затаившие злобу на Путина ГРУшники или просто коррумпированные ФСБшники уже и сами держат в гаражах целые арсеналы, как например, отставной полковник ГРУ Геннадий Коротенко, у которого в гараже нашли не только банальные автоматы-пулеметы, но и «мечту террориста» – ПЗРК «Игла» с армейского склада.




Комментирование закрыто.