Геополитика в Ормузском проливе: может ли ВМФ США потерпеть поражение от Ирана в Персидском Заливе?

Магди Дариус Нацемройя (Mahdi Darius Nazemroaya), перевод Александра Роджерса
Геополитика в Ормузском проливе: может ли ВМФ США потерпеть поражение от Ирана в Персидском Заливе?

Геополитическая природа Ормузского пролива

Кроме факта, что это важный пункт глобального транзита энергоресурсов и стратегическая контрольная точка, два дополнительных факта должны быть рассмотрены в отношении к Ормузскому проливу и его связи с Ираном. Первый касается географии пролива. Второй относится к роли Ирана в соуправлении стратегическим проливом в соответствии с международным правом и его суверенными правами.

[include id=»9″ title=»advert 5″]

Морской траффик, идущий через Ормузский пролив, всегда был связан с иранскими ВМФ, состоящими из Иранского регулярного ВМФ и Иранского флота Стражей Революции. По факту, иранские ВМФ мониторили и охраняли пролив вместе с Султанатом Омана, через оманский анклав Мусандам. Что более важно, транзит всего морского траффика через Ормузский пролив (включая ВМФ США) должен плыть через территориальные воды Ирана. Почти все входы в Персидский залив идут через иранские воды, и большинство выходов идёт в воды Омана.

Иран позволяет иностранным судам использовать свои территориальные воды в знак доброй воли и в соответствии с Частью III Конвенции ООН о морском судоходстве и транзитном плавании, который позволяет таким судам свободно плавать сквозь Ормузский пролив и другие подобные воды на основе скоростной и последовательной навигации между от открытыми портами и открытым морем. Хотя Тегеран пока следует навигационным практикам Закона Моря, он не обязан это делать. Как и Вашингтон, Тегеран подписал это международное соглашение, но никогда не ратифицировал его.


Американо-иранская напряжённость в Персидском заливе

В предшествующем развитии событий, иранский Меджилис (Парламент) пересмотрел использование иранских вод Ормузского пролива иностранными суднами.

Был предложен закон, предусматривающий запрет любым иностранным военным кораблям использовать иранские территориальные воды в Ормузском проливе без разрешения Ирана; комитеты иранского парламента по национальной безопасности и внешней политике в данный момент изучают этот законопроект, который может определить официальную позицию Ирана. Последняя будет зависеть от иранских стратегических интересов и национальной безопасности. [1]

30 декабря 2011 года американский авианосец «John C. Stennis» прошёл через зону учений иранских ВМФ. Командующий иранской армии генерал-майор Атаолла Салехи посоветовал «John C. Stennis» и другим американским кораблям не возвращаться в Персидский залив, пока Иран не закончит своих учений, подчёркивая, что Иран не в настроении повторять предупреждений дважды. [2]

Вскоре после такого иранского предупреждения в адрес Вашингтона, пресс-секретарь Пентагона ответил, сделав заявление «Никто в этом правительстве не ищёт конфронтации [с Ираном] относительно Ормузского пролива. Важно понизить температуру» [3]

По действующему сценарию военного конфликта с Ираном, скорее всего американские авианосцы будут действовать за пределами Персидского залива, с южного Оманского залива и из Арабского моря. Пока ракетные системы, которые Вашингтон размещает в нефтяных эмиратах юга Персидского залива, не будут приведены в полную боевую готовность, разворачивание больших американских боевых кораблей в Персидском заливе нежелательно. Причины этого связаны с географическими особенностями и защитными способностями Ирана.

{advert=7}

Strait_of_Hormuz_map_1

География против Пентагона: сила ВМФ США ограничена в Персидском заливе

Военно-морская сила США, которая включает ВМФ и береговую охрану, превосходит любые другие ВМФ в мире. В глубоком море или на океанских широтах с ней никто не сравнится. Но превосходство не означает неуязвимости. Флот США в Ормузском проливе и Персидском заливе уязвим.

Не взирая на мощь флота, география работает против американской силы в Ормузском проливе и Персидском заливе. Относительная узость Персидского залива делает его похожим на канал, как минимум в стратегическом и военном контексте. Авианосцы и другие боевые корабли США зажаты в узких водах и близки к побережью Персидского залива (смотри карту выше).

И здесь вступают в игру развитые ракетные возможности иранских военных. Иранский ракетный и торпедный арсенал быстро расправится с зажатым американским флотом в водах Персидского залива. Именно поэтому США так поспешно возводили систему ПРО в Персидском заливе среди стран Совета кооперации залива (GCC) несколько последних лет.

Даже малые иранские патрульные суда в Персидском заливе, которые кажутся жалкими и незначительными против американских авианосцев или эсминцев, угрожают американским боевым кораблям. Внешний вид может быть обманчивым: эти иранские патрульные катера легко могут выпустить град ракет, который может значительно повредить или даже эффективно потопить большой американский боевой корабль. Иранские малые патрульные катера также тяжело обнаружить и в них тяжело попасть.

Иранские силы также могут атаковать ВМФ США запуская ракетные атаки с земли Ирана на северном побережье Персидского залива. Ещё в 2008 году Вашингтонский институт ближневосточной политики признал угрозу со стороны иранских мобильных ракетных батарей, антикорабельных ракет и ракетоносных малых кораблей. [4] Другие иранские военно-морские средства, как воздушные дроны, корабли на воздушной подушке, мины, команды боевых пловцов и мини-субмарины также могут быть использованы в качестве ассиметричного ведения боевых действий против Пятого флота США.

Даже собственные военные симуляции Пентагона показали, что война против Ирана в Персидском заливе будет катастрофой для США и их военных. Ключевым примером этого могут быть учения Millennium Challenge 2002 (MC02) в Персидском заливе, прошедшие с 24 июля по 15 августа 2002 года, к которым готовились почти два года. Эти гигантские учения были одними из самых больших и дорогостоящих военных игр, когда-либо проводимых Пентагоном. Millennium Challenge 2002 прошли вскоре после принятия Пентагоном решения, что он будет продолжать войну в Афганистане, целясь в Ирак, Сомали, Судан, Ливию, Ливан, Сирию и (заканчивая большим призом) Иран в широкой военной кампании, чтобы обеспечить превосходство США в новом тысячелетии.

После окончания Millennium Challenge 2002, она «официально» была представлена в качестве симуляции войны против Ирака под руководством президента Саддама Хусейна, но реально эти игры были нацелены на Иран. [5] США в тот момент уже завершили приготовления к начинающемуся англо-американскому вторжению в Ирак. Более того, у Ирака не было достаточных военно-морских возможностей, которые бы потребовали подобного полномасштабного разворачивания ВМФ США.

Millennium Challenge 2002 был призван симулировать войну с Ираном, который был обозначен кодом «Красный» и позиционировался как «неизвестная средневосточная страна, враждебная к США в Персидском заливе». Никто, кроме Ирана, не соответствовал периметру и характеристикам «Красного» и его военным силам, начиная с патрульных катеров и заканчивая мотоциклетными подражделениями. Эта военная симуляция имела место, поскольку Вашингтон планировал атаковать Иран вскоре после вторжения в Ирак в 2003 году.

{advert=1}

Сценарий военных учениях 2002 года начался с того, что США (кодовое имя «Синий») в 2007 году дал Ирану однодневный ультиматум сдаться. Дата 2007 хронологически корреспондирует с американскими планами атаковать Иран после Израильской атаки на Ливан в 2006 году, которая должна была вылиться (согласно военным планам) в более широкую войну против Сирии. Война против Ливана, между тем, пошла не так, как планировалось, и США и Израиль поняли, что если Хезболла эффективно сопротивляется им в Ливане, то расширение войны на Сирию и Иран будет катастрофой.

В военном сценарии MC02 Иран отвечает на американскую агрессию массированным запуском ракет, которые подавляют и уничтожают шестнадцать американских военных кораблей – авианосец, десять крейсеров и пять амфибий. Если бы это произошло в контексте реального военного театра, более 20 тысяч американских военнослужащих были бы убиты в течение первого дня после начала атаки. [6]

Следующим шагом Иран посылал свои малые патрульные катера (которые выглядят незначительными по сравнению с авианосцем «John C. Stennis» и другими большими американскими кораблями), чтобы подавить оставшиеся ВМФ Пентагона в Персидском заливе, что приводило к повреждению и потоплению большей части Пятого флота и поражению США.

После поражения США военные игры были повторены, но «Красному» (Ирану) пришлось действовать в условиях нарушений и недостатков, в результате чего США было позволено выйти победителем из учений. [7] Эти результаты свидетельствуют, что США будут подавлены в случае реальной конвенционной войны с Ираном в Персидском заливе.

Отсюда вытекает, что морская мощь Вашингтона ограничена одновременно географией и иранскими военными возможностями, если воевать в Персидском заливе или даже в большей части Оманского залива.

Без открытых вод, как Индийский или Тихий океаны, США придётся воевать при значительно сокращённом времени ответа и, что более важно, не смогут воевать с безопасного (недосягаемого) расстояния. Поэтому весь комплекс защитных систем ВМФ США, расчитанных на войну в открытых водах, используя недосягаемые расстояния, становятся бесполезны в Персидском заливе.

Сделать Ормузский пролив лишним, чтобы ослабить Иран?

Весь мир знает важность Ормузского пролива, и Вашингтон и его союзники очень хорошо предупреждены, что иранцы могут перекрыть его на длительный период времени. Поэтому США работает со странами GCC (Саудовской Аравией, Катаром, Бахрейном, Кувейтом, Оманом и ОАЭ), чтобы перенаправить поставки нефти через трубопроводы, минуя Ормузский пролив и соединяя нефть GCC непосредственно с Индийским океаном, Красным и Средиземным морями. Вашигтон также подталкивает Ирак искать альтернативные пути сотрудничества с Турцией, Иорданией и Саудовской Аравией.

Израиль и Турция также очень заинтересованы в этом стратегическом проекте. Анкара обсуждала с Катаром постройку нефтяного терминала, который достигнет Турции через Ирак. Турецкое правительство пыталось побудить Ирак соединить свои южные нефтяные поля (как уже сделано с северными) с транзитными путями, идущими через Турцию. Это связано с турецким видением превращения себя в энергетический коридор и важное звено транзита.

Намерения перенаправить нефть из Персидского залива убирают важный элемент стратегического преимущества Ирана против Вашингтона и его союзников. Это эффективно снизит важность Ормузского пролива. Это также является частью подготовки США к войне против Тегерана и его союзников.

Внутри этой рамки тот факт, что Абу-Дабский нефтепровод по поставке сырой нефти или «Хашан-Фуджайрский нефтепровод» был спроектирован ОАЭ, чтобы избежать морского пути в Персидском заливе, идущего прямо через Ормузский пролив. Дизайн проекта был осуществлён в 2006 году, контракт подписан в 2007, а создание началось в 2008 году. [8] Этот нефтепровод идёт прямо от Абу-Даби к порту Фуджайра на побережье Оманского залива в Арабском море.

Другими словами, это даёт нефтяному экспорту из ОАЭ прямой доступ к Индийскому океану. Он был открыто представлен, как средство обеспечения энергетической безопасности, минуя Ормуз и иранскую армию. Параллельно созданию этого нефтепровода была предусмотрена постройка стратегических нефтяных резервуаров в Фуджайре, чтобы обеспечить поступление нефти на международные рынки в случае перекрытия Персидского залива. [9]

Arabpipeline
{advert=2}

Отдельно от «Petroline» (Восточно-западного Саудовского нефтепровода) Саудовская Аравия также занята поиском альтернативных транзитных путей и изучает порты своих южных соседей на Аравийском полуострове, в Омане и Йемене. Йеменский порт Мукалла на побережье залива Аден представляет особенный интерес для Эр-Рияда. В 2007 году израильские источники заявили с фанфарами о проекте нефтепровода, могущего соединить саудовские нефтяные поля с Фуджайрой в ОАЭ, Мускатом в Омане и, наконец, Мукаллой в Йемене. Возобновление Иракско-саудовского нефтепровода (IPSA), который по иронии был построен Саддамом Хусейном для обхода Ирана, также является субъектом дискуссии между Саудами и Багдадом.

Если Сирия и Ливан будут превращены в клиентов Вашингтона, то нерабочий Трансарабский нефтеперовод (Tapline) также может быть реактивирован, совместно с другими альтернативными путями, идущими с Аравийского полуострова к побережью Средиземного моря мимо Леванта. Хронологически, это также совпадает с намерениями Вашингтона подавить Ливан и Сирию в попытке изолировать Иран перед любым возможным нападением на Тегеран.

Иранские учения «Velayat-90», которые проходят вблизи входа в Красное море в Аденском заливе, недалеко от территориальных вод Йемена, также захватывают Оманский залив в направлении побережья Омана и южных берегов ОАЭ. Среди прочих вещей, «Velayat-90» также должны продемонстрировать, что Тегеран готов действовать за пределами Персидского залива и даже может атаковать или заблокировать нефтепроводы, пытающиеся обойти Ормузский пролив.

География снова на стороне Ирана и в этом случае. Обход Ормузского пролива не меняет того факта, что большинство нефтяных полей стран GCC расположены в Персидском заливе или возле его берегов, что означает их близость к Ирану и потому – достижимость для нанесения иранского удара. Как в случае Хашан-Фуджайрского нефтепровода, иранцы могут легко перекрыть течение нефти из точки её происхождения. Тегеран может нанести ракетные и воздушные удары или развернуть свои наземные, морские, воздушные и амфибийные войска в этих регионах. Ему не обязательно перекрывать Ормузский пролив; прекращение потока энергии является главной целью всех иранских угроз.

Американо-Иранская холодная война

Вашингтон нападает на Иран, используя все средства, имеющиеся в распоряжении. Напряжённость вокруг Ормузского пролива и Персидского залива – только один из фронтов в опасной мульти-фронтовой региональной холодной войне между Тегераном и Вашингтоном на Среднем Востоке. С 2001 года Пентагон также реструктуризирует свою армию, чтобы вести неконвенционные войны против врагов наподобие Ирана. [10]

Несмотря на это, география всегда работает против Пентагона, и США пока не нашли решения своей морской дилемме в Персидском заливе. Вместо конвенционной войны Вашингтон разворачивает шпионскую, экономическую и дипломатическую войну против Ирана.

Магди Дариус Нацемройя – социолог и обладающий многочисленными наградами автор. Он является исследователем Центра исследований глобализации (CRG) в Монреале. Специализируется на Среднем Востоке и Центральной Азии. Гость и участник многих программ на телевизионных каналах, среди которых Al Jazeera, Press TV and Russia Today. Незамройя также активный свидетель «арабской весны» в Северной Африке. Был в Ливии во время бомбардировок НАТО, вёл репортажи из Триполи для нескольких СМИ. Посылал ключевые репортажи из Ливии для «Global Research» и был специальным корреспондентом «Pacifica’s syndicated investigative program Flashpoints», транслируемой из Беркли, Калифорния. Его статьи опубликованы более, чем на десяти языках. Он также пишет для Стратегического Культурного Фонда (SCF) в Москве, Россия.

Литература

[1] Fars News Agency, “Foreign Warships Will Need Irans Permission to Pass through Strait of Hormuz,” January 4, 2011.
[2]
Fars News Agency, “Iran Warns US against Sending Back Aircraft Carrier to Persian Gulf,” January 4, 2011.
[3] Parisa Hafezi, “
Iran threatens U.S Navy as sanctions hit economy,” Reuters, January 4, 2012.
[4] Fariborz Haghshenass, “Iran’s Asymmetric Naval Warfare,”
Policy Focus, no.87 (Washington, D.C.: Washington Institute for Near Eastern Policy, September 2010).
[5] Julian Borger, “
Wake-up call,” The Guardian, September 6, 2002.
[6] Neil R. McCown,
Developing Intuitive Decision-Making In Modern Military Leadership (Newport, R.I.: Naval War College, October 27, 2010), p.9.
[7] Sean D. Naylor, “War games rigged? General says Millennium Challenge ‘02 ‘was almost entirely scripted,’”
Army Times, April 6, 2002.
[8] Himendra Mohan Kumar, “
Fujairah poised to be become oil export hub,” Gulf News, June 12, 2011.
[9]
Ibid.
[10] John Arquilla, “The New Rules of War,”
Foreign Policy, 178 (March-April, 2010): pp.60-67.

 

Источник The Geo-Politics of the Strait of Hormuz: Could the U.S. Navy be defeated by Iran in the Persian Gulf?

Перевод Александра Роджерса, «Хвиля»

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.