Геополитический выбор Украины и «Священная Европа»

Сергей Волошин, для "Хвилі"

sur49

2013 год может стать поворотным в судьбе Украины. Однако, геополитический выбор вне связи с экономикой  и глобальной политикой чреват возможными ошибками, включая роковые.

Почти все годы независимости современная Украина была и остается объектом, а не субъектом мировых политических процессов.  Можно конечно много говорить  о том что в глобальных масштабах Украина — небольшое государство и потому не может вести самостоятельную политику и что-то определять в мире. Наш не слишком приятный опыт прошлого приучил нас к мысли, что мы можем быть только частью чужих проектов. Например, выбирать между Россией и Западом или на крайний случай опираться на далекий Китай. Все это, конечно, верно как констатация некоего состояния. Однако если думать о будущем нам все-таки необходимо думать о какой-нибудь проектности. Государство не несущее никакой проектности обязательно станет частью чужого проекта. Так сейчас и происходит. Кто бы не победил в Украине в результате сегодняшнего противостояния, вызванного вопросом «евроинтеграции», в действительности выиграет либо  ЕС либо  ТС. Так что оба варианта как говорил Ленин  — хуже.

Не всегда в восточной Европе доминировала Россия (или Москва). Вспомним, что на территории Восточной Европы еще в 17 веке существовало 2 независимых объединения — Речь Посполитая и Московское царство. А 1000 лет назад именно Киев был центром восточнославянского объединения племен включавшего огромную по средневековым понятиям территорию. Вывод, не только Москва может быть центром подобных объединений. Тем более тут нечего и говорить про далекий Брюссель, который не знает и никогда не знал  местной специфики и менталитета.

Важно понять, что нам надоело внешнее управление. Вечно какие-то дяди  из-за рубежа вроде Фюле, Бильда или Маккейна приезжают к нам, что бы пожурить нас по головке или поучить демократии. Это не говоря о том что наши президенты и шагу ступить не могут что бы не консультироваться с Вашингтоном, Брюсселем или Москвой. В тоже время множество наших граждан считает, что зависимость от Москвы — это плохо, а зависимость от Запада — это благо.

Например, часто говорят, что Запад занимается чуть ли не благотворительностью нянчась с Украиной — «троечницей» и «второгодницей» в семье европейский народов. Надо напомнить таким людям что зависимость — это всегда зависимость, какой бы она благотворной или важной не казалась.

Поэтому единственной альтернативой в «беспроектном» прозябании является создание своего собственного интеграционного объединения альтернативного как ЕС, так и ТС. При этом нужно понимать, что любые процедуры, такие как регистрация товарного знака в Москве или в Лондоне будут значительно отличаться и по времени, и по финансам… Наконец нужно поставить на повестку дня формирование своего собственного социально-политического проекта, и такой модели, которая могла бы подойти и для соседних стран, также оказавшихся у «разбитого корыта» после событий 1989-91 года.

Если в течении следующих 10 лет ЕС а также Россия (а значит и ТС) рассыпятся на части — у нашего украинского проекта появиться шанс. Другое дело, что ко времени Х наш проект не только должен быть готов, но должен начать активно осуществляться в рамка хотя бы Украины. Важно не допустить раскола самой Украины в течении следующих 5 лет, которые будут, очевидно, наиболее критическими. Т.е. важно избежать противопоставления запада и востока Украины, а также не допустить эскалации на опасные темы вроде языковой.

Само ослабление старого мира в лице США и его долларовой империи предоставляет нам шанс. Россию тоже ожидает весьма вероятная дезинтеграция, если она продолжит опасную экономическую политику зависимости от сырьевого экспорта (когда бюджет более чем наполовину создается за счет газовых и нефтяных сверхдоходов). Конечно, и Америка и Россия сейчас обладают несравнимо большими ресурсами в сравнении с Украиной, но настолько же велики их инфраструктурные  издержки. Для Америки это поддержание логистических и финансовых цепочек глобализованого рынка, а для России аналогичные издержки, связанные с громадными пустыми территориями на востоке и севере.

То же касается и ЕС которая напоминает поздний СССР столь же расточительный и неэффективный (так для ЕС аналог советского ВПК высасывающего жизненные соки из страны – это дорогостоящие и датируемые «экологические проекты»). Дезинтеграция ЕС по сути начинается у нас на глазах(Греция, Кипр, Болгария, страны Прибалтики — первые ласточки этого процесса). На фоне мирового экономического кризиса, который должен закончится серьезной дефляцией, и резким понижением цен на нефть и прочее сырье, содержание дорогостоящей инфраструктуры станет совершенно убыточным (впрочем она уже сейчас как минимум неприбыльна). В итоге вся эта инфраструктура будет или отброшена или потянет на финансовое и социальное дно вышеперечисленные колоссы.

Украина как страна, намного менее отягощенная подобной инфраструктурой, довольно густонаселенная, имеющая образованную рабочую силу, а также неплохой  научно-технический потенциал имеет тот самый кубический сантиметр шанса, которым надо умно распорядиться. В этом смысле уход Януковича и «донецких» в 2015 году есть минимально необходимые условия для переформатирования нашей страны и создания устойчивой платформы которая сможет пережить цивилизационное цунами следующей декады. А подлинной Революцией станет свержение олигархата и правления компрадорской буржуазии.

Касательно культурной парадигмы. Майдан провозгласил, что Украина хочет быть в Европе. Ничего не имея против этого, давайте зададимся элементарным вопросом, что мы имеем в виду под «Европой»? Интеграция в ЕС, европейский уровень жизни  (такой скажем как в богатой Франции или такой как в нищей Болгарии или Греции?), или некие весьма расплывчатые «европейские ценности»? Можно сказать, что для украинцев важна некая виртуальная, уже несуществующая Европа, некие нами же придуманные ценности. Тогда зачем нам идти в Европу — мы можем и должны сами строить её у себя! Точно также как когда-то древние германцы построили на обломках Рима свою «Священную римскую империю германской нации» мы можем построить свою Европу поскольку она для нас важнее «Руси» или «панславянства». В этом нет ничего плохого. Имена заимствуются, идеи переживают своих создателей на столетия и иногда и больше.

Нашей идеей должна стать «Священная Европа» в противовес сегодняшней убогой позицией «евроинтеграции» которая скорее всего не переживет саму ЕС более чем на несколько лет. Даже наш «внеблоковый» и «многовекторный»  статус тогда приобретает смысл — как некое сохранение внеблоковой незапачканости, поскольку наша страна предназначена для чего-то большего, чем быть сырьем для чужих проектов. Значит надо себя убедить, что на фоне европейской деградации именно мы еще сохраняем подлинный европейский тип человека связанный с традициями Ренессанса и Просвещения (заметьте, я не призываю к новой редакции проекта Модерна, речь идет только о традициях — некой культурной непрерывности). Наша почти религиозная привязанность к Европе должна дать определенные всходы — мы должны перехватить проектность как у Брюсселя так и у Москвы.

Экономическая программа должна строиться вокруг создания собственной замкнутой «технологической зоны» на пространстве, которое объединит будущую «Священную Европу» в составе восточноевропейских (Болгария Румыния, страны Прибалтики, Греция, а возможно Венгрия, Чехия, Словакия, Польша и та же Россия), и центральноазиатских стран (Казахстана, Узбекистана, Туркменистана и связанной с ними Турции), а также проведение политики дорогой рабочей силы (что обеспечит устойчивый спрос) и малой капитализации (большая капитализация выгодна только финансовому сектору, который сам по себе ничего не производит).

Напомним, что для того что бы технологическая зона добилась самодостаточности и уровня разделения труда хотя бы конца 20 века необходим рынок размеров в 500 миллионов человек. Это значит чем больше небольших стран туда войдет – тем лучше.

Важным пунктом будет ликвидации олигархического правления во всех странах входящих в наше интеграционное объединение и замена его на один из вариантов прямой демократии.

Далее — ликвидация финансовой удавки кредитов, долгов МВФ или другим новоявленным посредникам от мировой финансовой элиты (т.н. фининтерна).

Наша задача – самодостаточность в рамках объединения. Большой рынок предоставит возможности делать самостоятельно и с прибылью не только бытовую технику, но также и автомобили, самолеты, ядерные реакторы, и даже космическую технику. Весь крупный бизнес и большие проекты должно контролировать общество в лице прозрачного для граждан государства. Таким образом, крупный бизнес будет трудиться во благо общества, а не банды нуворишей. Мелкий и средний бизнес должен иметь гарантии прозрачных и неизменных правил игры. По сути, идет речь о некотором сильно модифицированном варианте НЭПа.

Я не претендуя на то что сочинил социально-политическую модель. Наоборот, я предполагаю, что единственным выходом из мирового (цивилизационного) кризиса будет создание каких-то новых моделей в ближайшие 10 лет.

Конечно, это будут попытки, как использовать старые наработки, так и создавать что-то совершенно новое. Важно подчеркнуть, что несмотря на весь прогресс последних столетий и в 21 веке могут не только всплывать рудименты прошлого но также будут, очевидно, возрождаться в совершенно новых условиях инструменты прошлого социально-политического взаимодействия. Новые структуры могут оказаться хорошо забытыми старыми.

Поговорим об этом. В контексте всего этого, ясно, что Майдан является не «революцией», а неосознанной еще попыткой возродить «прямую демократию». Причем не только времен казацкой вольницы (также не побоюсь аналогии с рабочими «советами» 1917 года), но и наиболее раннего периода развития славянства, т.е. идет речь про институт «Вече».

Но тогда в контексте «Священной Европы» мы можем настаивать так же на том, что Майдан продолжает традиции Агоры – собрания всех свободных граждан древнегреческого полиса. На фоне тупика западной представительской демократии развивавшейся в 12-20 веках обращение к еще более древней европейской традиции не только возможно, но и вполне закономерно! Украина сможет предложить неавторитарную альтернативу ТС и ЕврАзЭС. Поскольку Украину никогда не строила вокруг себя империю, значит, она в принципе имеет тот кредит доверия, который не имеют многие другие страны вроде России, Германии или Британии. Таким образом, Украина противопоставляет себя не только вечно авторитарной России (какие бы исторические оправдания та не приводила) но также и «управляемой» неэгалитарной демократии Модерной Европы, которая себя окончательно изживает на наших глазах.

Важно понимать, что Украина представляет собой все еще живой исторический росток на фоне Западноевропейского «Fin de siècle». Там история заканчивается – у нас она только-только начинается. Такое видение завещал нам еще Мыкола Хвылевой в «Украине или Малороссии». Мы хотим в Европу, но только в ту которую мы сами придумаем и построим.




Комментирование закрыто.