Фактор Путина в избирательном процессе эрдоганской Турции

DipComment

Путин и Эрдоган

Вместе с возвращением Партией “Справедливости и Развития” под руководством Раджепа Эрдогана абсолютного большинства мест в парламенте, опустился и занавес, который скрыл от посторонних глаз замешательство, происходившее в государственных структурах Турции с момента июньских выборов, в ходе которых партия потеряла это такое ценное большинство.

Срыл занавес и замешательство в высших правящих кругах страны, где принимаются важные государственные решения, в том числе, касающиеся сирийского кризиса и политики Турции в его отношении. Соответственно, Эрдоган может снова принимать решения, опираясь на результаты выборов, которые выявили два очень важных фактора, касающихся внешней политики.

Прежде всего, это то, что большая часть Турции поддерживает силовое решение, когда дело касается проблем кризисных отношений с курдами, и особенно с военными организациями. И прежде всего, это «Рабочая партия Курдистана», а также другие проблемы, связанные с появлением очертаний курдского квазигосударства на севере Сирии возле совместной с Турцией границы.

Эта проблема связана с чувством “национального достоинства” у турок, с вопросом национальной безопасности и именно это позволило Эрдогану привлечь около половины турецких избирателей.

Второй фактор касается статуса Турции в регионе после начала сирийского кризиса. «Некоторые наблюдатели говорят, что турок проголосовал за стабильность, и в то же время, турок, в некотором роде, проголосовал за «Султана» Раджепа Эрдогана против «Царя» Владимира Путина. «Султан» Эрдоган, проводя политику нагнетания напряжения с соседними странами, пробудил у своих сограждан чувства «османов», корни которых идут из глубины веков, со времен многовековой борьбы между Османской империей и Царской Россией», — об этом писал политолог Али Хамата в своей статье «Турки голосовали против Путина тоже».

Исходя из этого, турецкий избиратель, отдавший свой голос за Эрдогана, проголосовал не только против терроризма, который стучится в дверь Турции, но и против расширения российского военного присутствия на турецких границах.

Конечно, нельзя рассчитывать исключительно на победу Эрдогана, чтобы ощутить существенные изменения в подходе Турции к сирийскому кризису. Еще, не известно будет ли Эрдоган продолжать более жесткую политику в Сирии, зная, что доверие турецких избирателей не безгранично (электоральный потенциал не резиновый), даже учитывая масштабы успеха Эрдогана, как в плане сохранения стабильности, так и в плане экономического роста. Основная положительная сторона победы Эрдогана состоит в том, что Турция, в значительной степени влияющая на судьбу конфликта в Сирии, своей политики не поменяет. Наоборот, она будет принимать более последовательные решения. И если Эрдоган находился в некоторой растерянности с прошлого июня (2015 года), то теперь он полностью уверен в себе, опираясь на широкую народную поддержку, садясь за стол переговоров о судьбе Сирии. В это же время Россия продолжает наносить многочисленные удары по сирийским оппозиционным группированиям, действующим под покровительством Запада и других арабских стран, поддержавших сирийскую революцию, таких как Саудовская Аравия и Катар.

Вопрос вот в чем: до каких пор Владимир Путин будет продолжать преследовать группировки, поддерживаемые Турцией, не получая ответа со стороны Турции?
Закончились выборы в Турции, вырисовывалась картина предстоящего этапа и это обязывает Саудовскую Аравию, которая воюет более, чем на одном фронте, отнестись более серьезно к созданию более крепкой коалиции с Турцией.

Коалиции Россия — Иран никто серьезно не будет противостоять кроме коалиции Саудовская Аравия — Турция, в случае, если состоится конференция «Вена-2», или не состоится. Тогда будет не до дипломатии и кулуарных договоренностей, вопрос будет решен чисто военным «напором», что неизбежно повлияет на будущую архитектуру коллективной безопасности, не только в регионе, но и во всем мире

Источник: Dipcomment




Комментирование закрыто.