Евразийская интеграция как глобальный геополитический проект России: его сила и слабость

Борисфен Интел

Возвращение Владимира  Путина на должность Президента Российской Федерации ознаменовалось резкой активизацией неоимперской и неоколониальной составляющих внешней политики России. В первую очередь это касается стратегических инициатив Москвы относительно построения Евразийского Союза, являющегося в настоящее время главной идеей и одним из основных направлений деятельности руководства РФ.

За счет указанного реализуются планы восстановления определенного подобия бывшего СССР как основы возрождения ведущей роли России в мире, а также предпринимаются попытки отвлечь внимание россиян от внутренних проблем страны, провоцирующих в российском обществе массовое недовольство. Не менее важны намерения российских олигархических кругов взять под контроль ведущие отрасли экономики прежних советских республик.

Россияне планируют реализовать идею построения Евразийского Союза в три этапа.

Первый этап предусматривает углубление интеграционных процессов в Таможенном союзе России, Беларуси и Казахстана посредством создания Единого экономического пространства трех стран.

Второй этап включает трансформацию Единого экономического пространства в Евразийский экономический союз (планируется осуществить до 2015 года).

На третьем этапе (2020–2025 гг.) на базе Евразийского экономического союза будет создаваться Евразийский союз. Все три этапа предусматривают подключение к приведенным выше интеграционным образованиям Киргизстана, Таджикистана, Узбекистана, Армении, Молдовы, а также Украины.

Одновременно, учитывая отсутствие в большинстве стран бывшего СССР искреннего желания вернуться под контроль России в ущерб собственным национальным интересам, руководством Российской Федерации реализуется комплексная программа принудительного привлечения партнеров по СНГ к российским интеграционным инициативам. У этой программы есть следующие основные направления:
первое — сохранение основ экономического единства стран бывшего СССР на основе его энергетической системы и кооперационных связей в экономической сфере. Прежде всего в этом плане Россия пытается не допустить снижения зависимости Украины, Беларуси и Молдовы от российских нефти и газа, а также сохранить привязку Казахстана, Туркменистана и Узбекистана к российской трубопроводной сети, поставляющей их энергоносители на внешние рынки. С этой целью руководство Российской Федерации пытается воспрепятствовать доступу Украины и Молдовы к альтернативным источникам газа, а также диверсификации направлений нефтяного и газового экспорта странами Центральной Азии. Кроме того, чтобы иметь дополнительные рычаги давления на Украину в энергетической отрасли, Россия ускоряет строительство новых газопроводов «Северный поток» и «Южный поток» в обход украинской территории (что экономически не целесообразно), а также модернизирует белорусскую газотранспортную систему для увеличения ее пропускной способности.

Одновременно отдельным направлением деятельности России в вопросе экономической привязки стран бывшего СССР является установление контроля над их предприятиями и объектами инфраструктуры (в первую очередь, транспорта и связи) под видом инвестиционной деятельности, приобретение контрольных пакетов акций, создание совместных холдингов и тому подобное. В частности, главное внимание российская сторона уделяет созданию совместного с Украиной предприятия для управления украинской газотранспортной системой, а также привлечению украинских авиа- и судостроительных предприятий к профильным корпорациям России;
второе — размывание базовых принципов государственности стран СНГ, а также подрыв национальной самоидентификации их населения. Относительно Украины указанное достигается путем продвижения Москвой идей федерализации нашего государства, предоставления русскому языку статуса второго государственного, введения двойного гражданства (конечно же, российского), а также присоединения Украины к различным формам интеграционных объединений, возглавляемых Россией, включая создание конфедерации или федерации бывших советских стран. В целом все эти мероприятия направлены на ослабление украинского государства, создание предпосылок для его территориального раскола с последующим вхождением его частей в Россию, как это происходит с Абхазией и Южной Осетией.

Одной из форм такой интеграции является инициирование Москвой создания так называемых «евразийских регионов» на территории стран СНГ путем углубления их экономических связей с Россией и другими перспективными членами будущего Евразийского союза. В частности, первый из таких регионов планируется создать на основе Приднестровской Молдавской Республики, с момента самопровозглашения фактически остающейся под протекторатом Российской Федерации. Кроме того, Россия активно лоббирует идеи создания евразийских регионов на основе восточных и южных областей Украины, а также Автономной Республики Крым.

Предоставляя российское гражданство жителям стран бывшего СССР (включая Украину), Россия добивается «законных оснований» для вмешательства во внутренние дела этих стран с целью защиты «российских соотечественников» за рубежом;
третье — усиление политического влияния России на постсоветском пространстве путем создания мощных политических партий пророссийской направленности в бывших странах СНГ. В частности, российская сторона активно создает так называемую «Русскую партию Украины» с целью консолидации пророссийских организаций Украины в рамках единственной политической силы, способной обеспечить свое присутствие как в Верховной Раде Украины, так и в органах местного самоуправления. Кроме того, при поддержке России в Украине уже функционируют пророссийские партии, движения и блоки, в т. ч. «Русский блок», «Рось», «Славянская партия», «Русская община Севастополя» и другие организации. При этом определенная роль отводится так называемым организациям казаков, являющимся «ударными отрядами» России при проведении антиукраинских акций в Украине. Наиболее известными из таких организаций являются «Объединение казаков Крыма» и «Севастопольский казачий союз Русь», традиционно поддерживающие мероприятия России по «отрыву» Крымского полуострова от Украины;

четвертое — формирование идей наличия общих угроз странам СНГ в сфере безопасности, на основе чего делается вывод о необходимости их объединения в военно-политические структуры, возглавляемые Россией, а также о целесообразности сохранения российского военного присутствия на территории бывших советских республик. В частности, источниками таких «общих угроз» считаются: США и НАТО — для Беларуси и России; Турция и истоки исламского экстремизма в Черноморском регионе — для Украины и РФ; Китай и распространение нестабильности из Афганистана и Пакистана — для стран Центральной Азии и Российской Федерации; неурегулированность конфликта вокруг Нагорного Карабаха — для Армении и российских интересов на Кавказе.

Исходя из таких «оснований», Россия стремится создать подконтрольную военно-политическую систему в рамках СНГ (на основе укрепления и расширения Организации Договора о коллективной безопасности), что, с одной стороны, должно усилить возможности Москвы в противостоянии США/НАТО и КНР, а из другой — способствовать усилению и укреплению российских позиций в постсоветских странах.

Как видим, самое важное для России — сохранить свое военное присутствие на территории бывшего СССР. Так, дислокацию Черноморского флота РФ в Крыму Москва считает главной гарантией сохранения ее позиций на полуострове, которая не воспрепятствует евроатлантической интеграции Украины даже в отдаленной перспективе. При этом, демонстрируя военное присутствие и военную силу Российской Федерации в Автономной Республике Крым, командование Черноморского флота открыто поддерживает пророссийские силы АРК (вопреки всем украинско-российским соглашениям о неучастии ЧФ РФ в политических процессах Украины).

Аналогично размещение российских военных баз в Абхазии и Южной Осетии является инструментом укрепления позиций России на Южном Кавказе и в Черноморском регионе, гарантией сохранения российского контроля над оккупированными территориями Грузии, а также недопущения вступления грузинского государства в НАТО.

В свою очередь, расширение военного присутствия России в странах Центральной Азии (Киргизстане, Узбекистане и Таджикистане) дает возможность удерживать российские позиции в регионе и противостоять региональному влиянию США и КНР.

Российское военное присутствие в странах СНГ создает также дополнительные возможности для силового вмешательства России в их внутренние дела под предлогом обеспечения безопасности «российских соотечественников». Такую возможность открывает и Военная доктрина России, где допускается превентивное применение Вооруженных сил РФ вне пределов страны с упомянутой выше целью. Ярким примером этого может служить военная агрессия России против Грузии у 2008 году;
пятое — недопущение европейской и евроатлантической интеграции постсоветских стран, углубление их отношений с другими странами вне пределов российского влияния. Фактически так Россия пытается воспрепятствовать альтернативным направлениям развития Украины и других стран СНГ, подталкивая их к интеграции в Евразийский союз.

Реализация вышеприведенных планов России сопровождается целеустремленным давлением на страны СНГ, которое имеет как прямой, так и опосредствованный характер.

Так, в последнее время основным инструментом такого давления на Украину являются высокие цены на газ. При этом Россия обещает их уменьшить лишь в том случае, если Украина согласится вступить в Таможенный союз. Россия также фактически ультимативно обещает закрыть российский рынок для украинских товаров в случае отказа Украины от участия в российских интеграционных процессах. Одновременно пропагандируются позитивные достижения, которые получит Украина в случае присоединения к ТС.

Одновременно активизируются мероприятия Российской Федерации по так называемому «мягкому влиянию» на страны бывшего СССР в гуманитарной сфере. В частности, это касается продвижения Россией идей реинтеграции постсоветского пространства в рамках общих со странами СНГ научных, образовательных, культурных и других проектов соответствующей направленности.

Эта деятельность организуется и координируется Россией на высшем государственном уровне при помощи Комитета Государственной думы РФ по делам СНГ и связях с соотечественниками, а также Федерального агентства «Россотрудничество». Кроме того, к работе в данной сфере привлекается широкий круг неправительственных организаций как в России, так и в Украине. Главными среди них являются Институт стран СНГ во главе с известным украинофобом К.Затулиним, фонд «Русский мир» и фонд «Поддержки и защиты соотечественников, проживающих за границей». Упомянутыми выше российскими структурами и их последователями в Украине из числа пророссийских партий и движений недавно были проведены ряд демонстративных акций («Русских маршей») по случаю так называемого «Дня русского единства» в Киеве, Одессе, Николаеве, Запорожье, Днепропетровске, Симферополе, Севастополе и Ялте, а также Донецке и Луганске, где выдвигались традиционные требования к руководству Украины, касающиеся проведения референдума о федерализации Украины и ее присоединения к Таможенному союзу, а также воссоединения России, Украины и Беларуси для построения федерального, а в дальнейшем и единого славянского государства.

В рамках политики «мягкого влияния» Россия активизирует проведение масштабной информационной кампании, направленной, с одной стороны, на поддержку и продвижение российских идей в Украине, а с другой — на уничижение идей украинской государственности и вообще украинской нации, а также на дискредитацию планов европейской интеграции Украины.

К этим мероприятиям привлекается также и Русская Православная церковь. Она направляет свою деятельность на удержание Украины в орбите русского духовного мира.

К счастью для бывших советских стран и к большому сожалению для Москвы, вышеприведенные российские мероприятия имеют диаметрально противоположные последствия, то есть, не те, на которые надеется российская сторона. Так, усиление экономического давления России на Украину, а также попытки Москвы унизить украинскую нацию вызывают у украинского общества вполне объяснимое раздражение, способствующее укреплению идей государственности и усилению антироссийских настроений. Об этом свидетельствуют и итоги последних парламентских выборов в Украине, когда созданный Москвой «Русский блок» получил близкие к нулю — 0,03 % голосов избирателей, в то время как наиболее радикальная партия национального возрождения Украины — “Свобода” — свыше 10 % голосов. В то же время «газовые войны» России против Украины фактически способствовали созданию единой украинской национальной идеи — отказа от российского газа, что поддерживается как руководством государства, так и большинством украинского населения как на Западе, так и на Востоке Украины. Поэтому, вопреки своим геополитическим усилиям, Россия поневоле создает базовые фундаменты для объединения народа Украины и укрепления ее государственности.

Что-то похожее наблюдается и в отношениях России с другими бывшими странами СНГ, в том числе с ее партнерами по Таможенному и будущему Евразийскому союзам. Например, невзирая на все союзнические отношения с Россией (в т. ч. в рамках Таможенного союза и ОДКБ), руководство Казахстана пытается избежать транзитной зависимости от России в экспорте казахстанской нефти и газа на мировые рынки.

В свою очередь, Грузия, Азербайджан, Узбекистан и Туркменистан вообще не желают иметь ничего общего с евразийскими инициативами Российской Федерации.

Все эти процессы имеют объективный характер и никоим образом не контролируются Россией. Ведь во время естественной смены поколений населения стран бывшего СССР, когда необратимо уходят в прошлое носители коммунистической, советской и российской идеологий, на арену жизни выходят носители именно национальных и государственнических идей. Это подтверждают и результаты социологических исследований в Украине, согласно которым нынче 63 % украинцев являются стойкими сторонниками независимости Украины. При этом прирост данной категории украинского населения составляет 3 % за год. То есть, уже через 5–10 лет независимость Украины, как основа менталитета украинского населения, станет окончательно свершившимся фактом.

Следует также отметить незаинтересованность ведущих деловых кругов большинства стран СНГ в интеграции с Россией, потому что это угрожает их собственному бизнесу как возможностью его перехода под контроль российских олигархов, так и усилением конкуренции со стороны аналогичных отраслей российской экономики. Так, невзирая на все национально-культурные проблемы, в Украине уже сформировалась своя национальная бизнес-элита, отвечающая за экономическую базу украинской государственности.

Не заинтересованно в потере независимости своих стран и большинство представителей государственного аппарата. Ведь это фактически будет означать потерю ими своего статуса в обществе, привилегий и власти.

Все это и поставит последнюю точку на геополитических планах Москвы относительно возобновления своего контроля над постсоветским пространством, в т. ч. Украиной.

Источник: Борисфен Интел


Загрузка...


Комментирование закрыто.