Есть ли у Европы инстинкт смерти?

Йошка Фишер

Этот кризис всегда касался не только Греции: неупорядоченное объявление ее неплатежеспособной угрожало втянуть другие расположенные на южных границах ЕС государства, в том числе довольно большие, в налогово-бюджетную бездну, прихватив с собой основные европейские банки и страховые компании. Это могло привести к погружению мировой экономики в еще один мировой финансовый кризис, который вызвал бы сотрясение, равное тому, что произошло осенью 2008 года. Это также означало бы провал еврозоны, что в свою очередь нанесло бы ущерб Общему рынку.

Впервые в истории само продолжение европейского проекта было поставлено под угрозу. Поведение ЕС и его самых главных государств-участников оказалось и решительным, и приводящим в замешательство, ввиду наличия в них национального эгоизма и поразительного отсутствия лидерского начала.

Государства могут обанкротиться точно так же, как и компании, но в отличие от компаний, государства не могут исчезнуть при этом. Вот почему государства не наказываются, и их нынешние интересы не могут недооцениваться. Неплатежеспособное государство нуждается в помощи для проведения реструктуризации, как в финансовом секторе, так и далеко за его пределами, чтобы они могли разработать пути выхода из кризиса.

Это в полной мере относится к Греции, чьи структурные проблемы намного шире, чем ее финансовые трудности. До сих пор ЕС и правительство Греции не смогли договориться по греческим структурным проблемам, но им необходимо разработать и профинансировать подходящую стратегию для экономической реконструкции, для того чтобы дать понять грекам – а также нестабильным финансовым рынкам – что в конце туннеля забрезжил свет.

Все знают, что Греция неспособна разработать свой путь выхода из кризиса без обречения огромного долгового бремени. Вопрос состоит в том, будет ли процесс реструктуризации долга страны проводиться упорядоченно и подконтрольно или хаотично и перебросится на другие страны.

В любом случае, происходящие сейчас споры в Германии относительно того, стоит ли платить по греческим долгам, являются смехотворными. Отказ от платы ‑ это нежизнеспособный выбор, поскольку Германия и другие члены еврозоны находятся в одной лодке с Грецией. Дефолт в Греции угрожает также и их потоплением, поскольку он тут же создаст проблему платежеспособности имеющих системную важность европейских банков и страховых компаний.

Таким образом, чего дожидаются руководители правительств стран еврозоны? Или они не хотят говорить правду своему народу из страха навредить своей собственной политической репутации?

В действительности европейский финансовый кризис ‑ это политический кризис, поскольку лидеры ЕС не могут принять решения относительно необходимых мер. На самом деле время попросту тратится на вторичные проблемы, которые в основном относятся к вопросам внутренней политики.

В принципе, это правильно – говорить о том, что банкам необходимо участвовать в финансировании разрешения долгового кризиса. Но очень мало смысла в том, чтобы настаивать на этом до тех пор, пока потери банков, которые остаются “слишком большими, чтобы обанкротиться», могут запустить повторение финансового кризиса. Любой шанс разрешения этой проблемы, который представился в 2009 году, потребовал бы капитального ремонта всей финансовой системы, но эта возможность в основном была растрачена впустую.

По мере того как продолжается угрожающий существованию ЕС политический кризис, его финансовый кризис также будет продолжать дестабилизировать ЕС. В сердце разрешения кризиса лежит уверенность в том, что евро ‑ и вместе с ним ЕС как единое целое – не выживут без большей европейской политической унификации.

Если европейцы хотят сохранить евро, то они должны начать продвижение к политическому союзу уже сейчас, в противном случае, нравится нам это или нет, евро и европейская интеграция будут загублены. Европа затем потеряет практически все, что она получила за полстолетия, когда она преступила черту национализма. В свете нарождающегося мирового порядка ‑ это стало бы трагедией для европейцев.

К сожалению, когда покидающий свой пост президент Европейского центрального банка Жан-Клод Трише предложил сделать шаг в этом направлении, заявив, что необходимо ввести пост европейского министра финансов, главы государств и правительства решительно отвергли эту идею. Практически никто в Еврокомиссии не желает, как кажется, подтвердить глубину постигшего ЕС кризиса.

Разрешение данного кризиса требует больше Европы и больше интеграции, а не меньше. И да: богатые экономики – в первую очередь, это Германия ‑ должны будут оплатить выход из положения.

Германия и Франция, два главных игрока в данном кризисе, должны разработать совместную стратегию, поскольку они, работая вместе, могут реализовать данное решение. Проблема заключается в том, что французы на референдуме по конституции ЕС, проведенном в 2005 году, проголосовали за дальнейшую политическую интеграцию, в то время как дополнительная экономическая интеграция может не состояться, и виноватой в этом будет Германия.

Следовательно, все, что нам требуется, это открытый французско-германский диалог по всеобъемлющей реорганизации монетарного союза. Поскольку изменить договор невозможно, то должны быть найдены другие способы, которые сделают партнерство Франции и Германии еще более значимым.

Невзирая на политический кризис и паралич ЕС, европейцам не следует забывать, насколько важным является его существование, и что он и дальше должен существовать. Для этого им лишь следует глянуть назад, на первую половину двадцатого столетия, чтобы понять почему.

Автор- министр иностранных дел и вице-канцлер Германии в 1998-2005 гг. На протяжении почти 20 лет был лидером германской Партии зеленых.

Перевод с английского – Николай Жданович

Источник: Project Syndicate




Комментирование закрыто.