Эхо Трианона: как Будапешт воссоздает сегодня Великую Венгрию

Дмитрий Тужанский, Eastbook
budapesht-orel
Уже практически целое столетие мирное соглашение, подписанное 4 июня 1920 года в окрестностях Версаля, если не определяет, то очень сильно влияет на политику Будапешта и настроение в венгерском обществе. Ведь согласно Трианонскому договору Венгрия потеряла 2/3 своей территории и 1/3 населения, и эта «рана» до сих пор не зажила.
Из-за нее в середине прошлого века Будапешт во главе с адмиралом Миклошом Хорти вступила во Вторую Мировую Войну на стороне нацистской Германии, – лишь бы вернуть утраченные территории и воссоздать Великую Венгрию. Результат – еще одна травма и очередное клеймо.

Политики современной Венгрии утверждают, что усвоили уроки предыдущих попыток снова объединить венгерские земли. Поэтому сегодня официальная цель Будапешта – воссоздать Великую Венгрию не территориально, а культурно, эмоционально и политически.

Ради этого правящая команда во главе с Виктором Орбаном разработала особую концепцию автономизации заграничных венгров, которая должна помочь сохранить  их идентичность и связать с родиной.

Эта концепция начала внедряться сразу же после возврата Виктора Орбана в кресло премьер-министра Венгрии в 2010-м году.

Трианон как символ

Тогда, одним из первых решений правящего блока «Фидес-ХДНП» после победы на парламентских выборах стало учреждение Дня национального единства (венг. A Nemzeti Összetartozás Napja). С тех пор его отмечают 4 июня, в годовщину подписания Трианонского договора, как национальный памятный день.

Такое решение было не просто символом и игрой на чувствах венгерской нации ради политических рейтингов, а началом перестройки современного венгерского государства.

Речь идет, в первую очередь, об изменении Конституции Венгрии и законе о гражданстве, который упростил процедуру получения венгерского паспорта для этнических венгров. Все это, по мнению команды Виктора Орбана, должно было усилить Венгрию как изнутри, так и извне. А также – вернуть былое единство и славу, как во времена Короля Иштвана. Так, кстати, и записано в новой редакции венгерской Конституции, которая, вопреки всем протестам как внутри страны, так и со стороны ЕС, вступила в силу с 2012 года. В ней же отмечалось, что правительство несет ответственность за каждого венгра, в том числе того, который живет за пределами современной Венгрии.

Защита заграничных венгров всегда была одним из фундаментов внешней политики Будапешта, но с 2010-го года – это безусловный приоритет и обязанность, зафиксированные в новой Конституции страны.

С тех пор в заявлениях представителей официальной венгерской власти все чаще начали звучать слова «автономия», «венгерский вопрос», «двойное гражданство». Они же стали квинтэссенцией скандальной речи, которую Виктор Орбан произнес в мае 2014-го в парламенте Венгрии.

«Венгерский вопрос не был разрешен со времен Второй мировой войны. Мы рассматриваем венгерский вопрос как европейский вопрос. Венгры, проживающие в Карпатском бассейне, имеют право на двойное гражданство, права сообщества, а также право на автономию. Такова позиция, которую мы будем представлять на международной политической арене», – сказал тогда Виктор Орбан, вызвав очень бурную реакцию во всех странах Карпатского бассейна и ЕС, ведь эти слова были произнесены на фоне военной агрессии России в Украине под предлогом защиты русскоязычного населения.

Вот только критика со стороны соседей Будапешт не смутила. Скорее наоборот – подбодрила более настойчиво отстаивать свою позицию.

Автономия заграничных венгров как путь к единству

Суть новой модели для заграничных венгров заключается в следующем:

во-первых, сохранить родной язык, культуру и традиции — главная ценность для каждого венгра, который живет за пределами современной Венгрии. Более того, важно сохранить венгерскую идентичность, живя на своей родной венгерской земле, пусть даже сегодня она является территорией других государств;

во-вторых, сделать это можно лишь создав сильные венгерские сообщества за рубежом в виде разного рода автономий во всех политологических смыслах этого термина – от культурных до территориальных автономий;

в-третьих, эти сообщества-автономии заграничных венгров должны не только чувствовать и получать постоянную поддержку официального Будапешта, но и не отличаться в правах и обязанностях от сограждан, которые живут на территории современной Венгрии. Быть культурно, эмоционально и политически частью одного целого.

Достичь желаемого можно лишь с помощью системной работы в 3-х направлениях, которые создают фундамент для автономизации заграничных венгров.

Во-первых, всяческая поддержка венгерским правительством образования заграничных венгров на родном языке через создание замкнутых венгерских образовательных сетей от детского садика до колледжей и университетов, а также популяризация венгерского языка за рубежом, создание культурных центров и домов, венгерских СМИ и так далее.

Именно вокруг этой тематики случился последний конфликт Будапешта с Киевом, после принятия нового украинского образовательного закона. Подобный конфликт был и со Словакией еще в 2009 году, до эпохи Орбана. Тогда Братислава приняла новый закон о языке, который ограничил использование языков национальных меньшинств и даже предусматривал штрафы за нарушение закона. Понятное дело, что больше всего против такого решения протестовало полумиллионное сообществом венгров. Дошло даже до того, что в Словакию не пустили тогдашнего президента Венгрии Ласло Шойома.

Во-вторых, лоббирования Будапештом института двойного гражданства в соседних странах и массовая выдача венгерских паспортом заграничным венграм. Эта процедура была упрощена в 2010, а в прошлом году официальный Будапешт отчитался о 1 миллионе новых венгров, которые стали гражданами, благодаря упрощенной процедуре. Но если, к примеру, в Румынии двойное гражданство разрешено, то в Словакии и Украине — нет. Более того, если Киев закрывает глаза на паспортизацию венгерского меньшинства, которое свободно пользуется вторым паспортом, то Братислава предусмотрела штрафы за второй паспорт.

В-третьих, политическое представительство венгерского меньшинства в органах власти. Так, к примеру, в Словакии венгерская партия «Most – Híd» представлена в парламенте и во время сегодняшнего политического кризиса пытается даже быть модератором между властью, оппозицией и гражданским сообществом. Имеют свое представительство на наивысшем уровне и венгры Румынии, причем Демократический союз венгров (RMDSZ) имеет депутатов в обеих палатах парламента. В Украине венгры широко представлены на региональном уровне – в органах власти Закарпатской области, где проживает венгерское нацменьшинство. В украинском парламенте у венгров только один депутат. В политической жизни интересы украинских венгров представляют 2 организации – Общество венгерской культуры и Демократический союз венгров. Особенность этих венгерских организаций сегодня в том, что они представляют не только интересы сообщества венгров той или иной страны, но и интересы Будапешта. Начиная с 2010 – интересы Будапешта в первую очередь.

Поэтому в последнее время очень много обеспокоенности вокруг такой политики Виктора Орбана. Многие размышляют над тем, где же та грань амбиций Будапешта в отстаивании прав заграничных венгров? Нет ли у Орбана соблазна перейти эту грань, как это сделал Владимир Путин?

Будапешт не устает успокаивать, что сепаратизм и аннексии – не его сценарий. В качестве аргументов приводит примеры действующих в Европе автономий, мол, вот к чему мы стремимся.

Как своеобразный идеал называют Южный Тироль в Италии, где живет большое немецкоязычное меньшинство австрийцев. Или мультикультурная Воеводина в Сербии. Оба региона имеют статус территориальных автономий с соответствующей атрибутикой – местными парламентами и правительством.

Вот только ни аргументы Будапешта, ни реальные примеры автономий в других странах пока не действуют на Бухарест, Киев и Братиславу. И хоть у всех на слуху сейчас обострение в украинско-венгерских отношениях, но что касается территориальной автономии для венгерской общины, то наиболее острая ситуация — в Румынии.

В апреле этого года нижняя палата румынского парламента рассматривала вопрос о создании автономного Секейского края (секеи – венгерский субэтнос в Румынии). Законопроект, понятное дело, отклонили. Вне сомнения, венгерские партии будут выносить его на рассмотрение снова и снова.

Подобного сценария опасаются и в Словакии, и в Украине, где венгры имеют культурные автономии, но точно хотят большего. Виктор Орбан хочет большего.

Поэтому заявления о том, что без решения «венгерского вопроса» невозможно нормальное развитие стран Карпатского бассейна, да и всей Европы, звучат из Будапешта постоянно, а не только в мемориальный День национального единства 4 июня. Вот только ответа на данный вопрос, похоже, нет пока даже у Виктора Орбана.

Источник: Eastbook

Изображение: Юрий Романенко, hvylya.net

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.