Двойной капкан для Путина

Игорь Вепрев, для "Хвилі"

Владимир Путин3

Может случиться так, что Россию придется привлекать к ответственности не только за малазийский «Боинг».

Российская дипломатия приложила неимоверные усилия, чтобы выйти из первого раунда борьбы за установление виновников в уничтожении малазийского рейса МН-17, сбитого год назад над Донбассом.

Несмотря на то, что поднятая рука представителя РФ в СБ ООН Виталия Чуркина заблокировала резолюцию СБ ООН о создании трибунала, настоящие неприятности Путина в этом деле не только не закончились, но по сути еще и не начались.

Малайзия выступила за повторное рассмотрение резолюции. Министр Лавров помчался в Куала-Лумпур отговаривать премьер-министра Малайзии от такого шага. Однако решение о трибунале может быть рассмотрено и принято на Генеральной Ассамблее ООН уже в сентябре. Но вряд ли Малайзия откажется от любой возможности наказать виновников в уничтожении ее самолета и граждан.

Вообще уже можно говорить о создании «Коалиции рейса МН-17», куда вошли страны, чьи граждане погибли в этой катастрофе. Это в первую очередь Малайзия, Нидерланды, Австралия и Великобритания.

Самой неприятной новостью для Путина является то, что эти страны имеют, по сути, минимальные экономические связи с Россией, а стало быть, Путин не сможет давить на них своим единственным инструментом – так называемыми «антисанкциями», то есть, запретом на ввоз товаров в Россию.

Да, Россия уже запретила ввоз голландских цветов, но это никак не повлияло на позицию правительства Нидерландов добиться правосудия. Говоря цинично, будь на борту злополучного самолета граждане других государств, Путин смог бы давить своими рычагами – угрозой запрета на импорт или активировал бы коррумпированных депутатов в этих странах с целью замять дело на той стороне. Но только не в этом случае.

И страны «Коалиции МН-17» не являются соседями России, чтоб к их границам подогнать танки и побряцать оружием. Крайний вариант – дальние бомбардировщики тоже не сильно подходят, потому что еще неизвестно, сколько из них переживет август – традиционный русский месяц всяческих катастроф.

Конечно, логика всех дальнейших действий «коалиции» почти никак не будет связана ни с украинским контекстом, ни с развитием ситуации на Донбассе, ни с Минскими договоренностями. Эти страны будут полностью работать по своей программе, не оглядываясь на угрозы Путина.

Взрыв из прошлого

Но малазийский «Боинг» может оказаться всего лишь первым капканом для Путина. Новая информация заставляет вернуться к другому делу – российскому Ту-154 с израильскими гражданами, сбитому над Черным морем в октябре 2001 года.

В этой трагедии на самом деле точки над “i” не поставлены до сих пор. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов уже несколько раз публично обращает внимание на некоторых нюансах этого инцидента, которые опровергают общепринятую на сегодня версию, что тот Ту-154 был сбит украинской ракетой.

Как оказалось, ракета была запущена не с украинской, а с российской военной базы Черноморского флота в Крыму, на которой находились российские войска на правах аренды.

Все стрельбы проходили в присутствии российских военных наблюдателей, и учения были совместные, российско-украинские. Несмотря на то, что Украина выплатила семьям погибших компенсации, украинский суд не подтвердил, что ракета была украинской.

И российская прокуратура закрыла дело со знаком вопроса. И даже сам господин Путин сгоряча признал, что украинские войска не располагали зенитными комплексами, способными дотянуться до несчастного лайнера над Черным морем.

Впрочем, читатели сами могут выслушать полную речь Венедиктова.

Текст

Видео

Те же тезисы Венедиктов повторил и в последнем эфире «Эха Москвы»

В принципе, понятно, почему в 2001 не было проведено полное расследование. Мир еще не отошел от шока 11 сентября, до вхождения США и НАТО в Афганистан оставалось 3 дня, и единственное, что тогда всех интересовало, не сбили ли самолет террористы «Аль-Каиды», тем более, учитывая, что он летел из Израиля.

Однако сейчас, уже и в контексте «Боинга» МН-17, наверное, есть еще раз вернуться к делу Ту-154, расследование по которому, по сути, оказалось «междусобойчиком».

Учитывая состояние свободы прессы в России, уже нет смысла снова тянуть за язык Алексея Венедиктова. Тем более, что он вряд ли знает больше, чем уже сказал в нескольких эфирах.

Помимо юридических процедур и процессов есть смысл провести в первую очередь тщательное журналистское расследование инцидента с Ту-154. Вполне возможно, что мы найдем в шкафу у Путина еще один скелет.




Комментирование закрыто.