Как европейцы будут воевать в Ливии

Виктор Логвинец, для Академии Безопасности Открытого Общества, "Хвиля"

 

В связи с этим интересен факт передачи командования операцией НАТО, ибо ясно, что по логике событий решение о начале сухопутной операцией будет приниматься именно в рамках Альянса. Наличие формального консенсуса о продолжении операции силами НАТО мы наблюдаем на фоне очень неоднозначного реального отношения к ней со стороны стран блока, — США на данный момент прекратили свое участие в операции под предлогом больших затрат на такое участие, Германия и ряд других европейских стран изначально не одобряли, как не одобряют и сегодня военное вмешательство во внутренние дела Ливии. К тому же ощущается серьезное давление на инициаторов операции со стороны третьих стран, — прежде всего Китая и России, — которые изначально в рамках Совбеза ООН фактически дали «добро» на ее проведение, не заблокировав принятие резолюции №1973, а сейчас резко ее критикуют.

Все это означает, что многие страны НАТО – и, в первую очередь, США, которые могли бы взять на себя предоставление основных военных сил и средств (на что, очевидно, изначально рассчитывали европейские инициаторы операции в лице Франции, Великобритании и др.) – будут осторожны в выборе формата своего участия в боевых действиях на суше. То есть – стремиться ограничиться предоставлением штабных офицеров, подразделений обеспечения, выполнением транспортных функций и т.д., лишь бы избежать направления боевых подразделений в Ливию. Все это усугубляется тем, что на сегодня европейские страны принимают активное участие в операции НАТО в Афганистане в составе ISAF (в связи с чем, как известно, постоянно возникают проблемы в плане выделения дополнительных сил, на чем настаивают США), а также участием в односторонних операциях в разных горячих точках планеты.

Исходя из этого, основные силы, на которые может рассчитывать руководство НАТО в случае принятия решения о сухопутной операции в Ливии, — это возможности Сил реагирования НАТО, NRF (NATO Response Force), проходящие в настоящее время «переформатирование». Цель последнего — достижение большего соответствия определенному образу этой структуры как соединения сил повышенной готовности, способной вести действия по всему миру, выполняя широкий спектр задач, включая эвакуацию, управление действиями по ликвидации последствий бедствий, контртерроризм и действия в качестве сил первого эшелона.

Последняя функция особенно интересна, ибо подразумевает действия NRF на период подготовки и подхода более крупных сил второго эшелона. Но анализ нынешних военных возможностей европейских стран-членов НАТО на фоне резкого уменьшения их военных бюджетов в последние годы заставляет сомневаться (и операция ISAF – яркое тому подтверждение), что этот второй эшелон вообще может быть сформирован в приемлемые сроки (тем более, что речь идет не о прямой военной угрозе Европе, что могло бы позволить провести мобилизационные мероприятия). А значит, вполне может оказаться, что NRF – это и есть главные силы Альянса, которые он реально способен использовать против Каддафи.

В состав NRF входят компоненты сухопутных войск, военно-воздушных сил, военно-морских сил и сил специальных операций общей численностью до 25 000 военнослужащих, которые НАТО может оперативно развернуть в местах проведения своих операций. Эта структура призвана оперативно реагировать на различные виды кризисов по всему миру, и одновременно является движущей силой процесса военной трансформации НАТО.

NRF комплектуются по принципу ротации, то есть страны-члены НАТО выделяют подразделения своих сухопутных войск, военно-воздушных сил, военно-морских сил и сил специального назначения в состав этой структуры на срок в шесть месяцев. Перед введением в состав NRF национальные подразделения проходят подготовку по шестимесячной программе подготовки, которая включает проверку их способностей в комплексных учениях. Один из принципов при этом, согласно официальным данным, – дать возможность национальным подразделениям стран-членов НАТО освоить на практике натовские стандарты, а также новые концепции, технологии и трансформация военного потенциала, которые таким образом постепенно распространятся в вооруженных силах всех государств-членов.

Силы реагирования НАТО, действующие согласно основополагающему принципу – «первыми начинать и первыми заканчивать действия», по утверждению Брюсселя, способны выполнять целый ряд разнообразных задач в любой точке мира:

— развертывание в качестве автономного соединения для проведения операций по Статье 5 (коллективная оборона) и операций реагирования на кризисы вне Статьи 5, таких как эвакуация, оказание помощи в ликвидации последствий катастроф (инцидентов с химическими, биологическими, радиологическими и ядерными средствами), а также в условиях гуманитарного кризиса и в рамках контртеррористических операций;

— развертывание в качестве сил первого эшелона для подготовки подхода более крупных сил второго эшелона (об этом мы писали выше);

— развертывание для демонстрации решимости и солидарности НАТО в целях предотвращения кризиса (операции быстрого реагирования, организуемые при необходимости для поддержки дипломатических усилий).

NRF находятся в поочередном оперативном подчинении Командований ОВС НАТО в Брюнссуме и Неаполе, а также Объединенного штаба ОВС НАТО в Лиссабоне. В настоящее время NRF-7 находятся под командованием штаба командования ОВС НАТО в Брюнссуме. А все указанные структуры в случае необходимости предоставляют штабное «ядро» для штаба Многонациональной объединенной оперативно-тактической группы — МООТГ.

На «боевом счету» NRF пока в основном специфические операции. Так, подразделения NRF помогали в обеспечении безопасности во время летних Олимпийских игр 2004 г. в Афинах (Греция), а также были развернуты для поддержки проводившихся в Афганистане президентских выборов в сентябре 2004 г. Также они использовались при оказании помощи в бедствиях, — например, в сентябре и октябре 2005 г. воздушные суда Сил реагирования НАТО осуществляли доставку помощи, предоставленной государствами-членами и партнерами НАТО Соединенным Штатам, при оказании содействия стране после урагана «Катрина». В период с октября 2005 по февраль 2006 г. подразделения Сил реагирования были задействованы при оказании помощи Пакистану после землетрясения, — воздушные суда NRF были использованы в качестве воздушного моста, благодаря которому было доставлено почти 3 500 тонн остро необходимой помощи в Пакистан. Личный состав инженерных и медицинских подразделений NRF был развернут в Пакистане для оказания помощи после бедствия.

Заметим, что США с самого возникновения NRF (2003 год) не стремились брать на себя активное участие в формировании боевых компонентов этой структуры, зато принимая активное участие в деятельности штабных структур. Первая ротация NRF выглядела следующим образом:

— Испания – 2 200 чел (корабли, боевые самолеты, вертолеты);

— Франция – 1 700 чел (десантный батальон, корабли, боевые самолеты, вертолет, транспортные средства);

— Великобритания – 1 200 чел (корабли, боевые самолеты);

— Германия – 1 100 чел (корабли, боевые самолеты);

— Турция – 600 чел (корабли, боевые самолеты, вертолет);

— Италия – 600 чел (батальон РХБ защиты, подразделение военной полиции, корабли, боевой самолет);

— Греция – 300 чел (аэромобильная рота, два фрегата, транспортный самолет С-130Н);

— США – 300 чел (корабль, боевой самолет);

— Бельгия – 250 чел (рота спецназа, 6 истребителей F-16, два C-130, вертолеты A109);

— Нидерланды – 200 чел (корабль);

— а также Норвегия – 150 чел, Дания – 100 чел, Чехия – 80 чел, Польша – 20 чел;

— непосредственно от штабных структур НАТО было выделено 700 чел и самолет AWACS.

На сегодня в состав сухопутного компонента NRF входит усиленная бригада 5-батальонного состава, воздушный компонент – до 150 боевых самолетов, морской компонент – до 40 боевых кораблей, компонент сил спецопераций – 4 группы СпН, а также межвидовая группа тылового обеспечения.

Сухопутный компонент NRF в виде бригады, согласно заявленным возможностям, обладает соответствующими возможностями для проведения различных наземных операций. Согласно концепции, этот компонент состоит из подразделений со средним и легким вооружением, а также из подразделений воздушно-десантных войск, боевого и тылового обеспечения. Также этому компоненту подчинены подразделение армейской авиации, ПВО, полевой артиллерии, инженерных войск, войск связи, РХБЗ, а также психологических операций, военной полиции, военно-гражданского взаимодействия. Командование сухопутного компонента формируется на базе штаба одного из армейских корпусов быстрого развертывания ОВС НАТО.

Воздушный компонент NRF предначзначен в первую очередь для оперативной переброски подразделений в места проведения операций. А также должен выполнять весь спектр задач, связанных с авиационной поддержкой их действий. В состав воздушного компонента NRF входят подразделения самолетов боевой и вспомогательной авиации, а также силы и средства ПВО. Заявленная возможность этого компонента — 200 боевых самолето-вылетов в сутки. Органы управления — командование, сформированное на основе штаба ОВВС НАТО или ВВС одной из стран-участниц, а также мобильные и стационарные центры управления воздушными операциями. Каждый такой центр должен решать задачи контроля за воздушной обстановкой и организовывать ПВО, воздушную разведку, поисково-спасательные мероприятия, тактические переброски по воздуху, дозаправку самолетов в воздухе, обеспечивать огневую поддержку с воздуха, дальнее радиолокационное обнаружение и опознавание целей.

Морской компонент NRF состоит из командования и разнородных сил – авианосной многоцелевой, амфибийно-десантной, корабельно-тральной групп (порядка 40 боевых кораблей), подводных лодок и самолетов авиации ВМС. Заявленная возможность – выполнение задач по обеспечению высадки на берег, сопровождению морских конвоев, борьбе с подводными лодками, разминированию на море, организации ПВО и обеспечению стратегических морских перебросок.

На данный момент определен такой образ NRF:

Командование сил (межвидовая штабная структура)

Сухопутный компонент:

— командование сухопутного компонента;

— штаб бригады с подразделениями обеспечения;

— 2 легких пехотных батальона;

— мотопехотный батальон;

— разведывательная рота;

— легкий артиллерийский дивизион;

— инженерная рота;

— подразделение психологических операций;

— подразделение геопространственного обеспечения;

— подразделение военно-гражданского сотрудничества;

— подразделение РХБ3;

— рота военной полиции;

— батальон МТО;

— усиленное медицинское подразделение второго эшелона медицинского обеспечения;

— подразделения транспортных вертолетов и аэромедицинской эвакуации.

Воздушный компонент:

— командование воздушного компонента;

— силы и средства передовой оперативной базы;

— эскадрилья ПВО;

— истребительио-борбардировочная эскадрилья;

— разведывательная авиационная эскадрилья;

— авиагруппа самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и наведения «АWACS»;

— самолет связи и РЭБ;

— rpуппа самолетов заправочной авиации;

— группа поисково-спасательных самолетов;

— подразделение беспилотников (БЛА).

Морской компонент:

— командование морского компонента;

— штабной корабль;

— фрегаты — 6;

— минно-тральные корабли — 6;

— подводная лодка;

— суда обеспечения — 1-2.

Компонент сил специальных операций:

— командование специальных операций;

— группы сил специальных операций — 4.

Межвидовая группа тылового обеспечения:

— штаб межвидовой группы тылового обеспечения;

— батальон материального обеспечения;

— транспортная рота;

— инженерная рота;

— подразделения обеспечения сосредоточения и подготовки к дальнейшим действиям войск.

Сроки приведения в готовность к переброске в район оперативного предназначения дежурных сил составляют от 48 ч (для рекогносцировочиой группы) до 30 сут, резервных — от 10 до 60 сут.

Интересно, что для воздушных перевозок войск и грузов NRF в НАТО планируется использовать шесть самолетов Ан-l24-100 «Руслан», арендованных Альянсом в рамках программы SALIS (Strategic Airlift Interim Solution). Согласно этой программы, транспортные самолеты НАТО арендует у Украины и России. В частности, операторами «Руслана» выступают украинская «Авиалинии Антонова» и российская «Волга-Днепр». В конце 2005 года партнеры подписали с Агентством материально-технического снабжения при НАТО NAMSA (NATO Maintenance & Supply Agency) трехлетний, с правом пролонгации, контракт объемом EUR600 млн на перевозку грузов в интересах НАТО и ЕС. В конце 2008 года контракт был пролонгирован на два года. А 24 ноября 2010 года НАТО снова продлило аренду украинских и российских «Русланов» в рамках программы SALIS — контракт пролонгирован на два года.

Но все приведенное выше – это заявленные возможности NRF. Международные военные эксперты сильно сомневаются в задекларированных возможностях этой структуры НАТО, и тому есть причина. В частности, учения сил NRF на протяжении последних лет продемонстрировали, что реально боеготовы и способны приступить к выполнению поставленных задач лишь некоторые элементы NRF. В ходе учений военное командование НАТО постоянно сталкивалось с тем, что для выполнения поставленных задач необходимо задействовать силы, не входящие в состав NRF, — традиционно за этим обращались к США. Пока Пентагон в конце концов не порекомендовал европейцам разобраться с комплектованием и подготовкой компонентов этой структуры.

Вместе с тем, в Афганистане НАТО продемонстрировало очень ограниченную возможность проводить своими силами боевые операции. Здесь, как известно, основная тяжесть борьбы с талибами в итоге легла на плечи некоторых национальных контингентов (в первую очередь, США), поскольку силы НАТО продемонстрировали свою неспособность к выполнению боевых задач. А потому как проявят себя силы НАТО в Ливии в случае начала сухопутной операции (если Конгресс США не примет решения направить сюда американские войска) – можно догадываться.

Автор является экспертом Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.