Что в действительности представляет собой «план объединения Молдовы и Румынии»

Артем Тихонов, "Хвиля"

Satellite image of Moldova with the country's flag covering it

На днях в российских и украинских СМИ появилась новость под заголовком «В Бухаресте опубликован план присоединения Молдовы к Румынии». У неподготовленного читателя может появиться впечатление, будто румынское правительство, президент и парламент всерьез готовятся к аннексии соседней республики. Однако на самом деле все проще: украинские СМИ в погоне за сенсацией подали новость под провокационным заголовком либо попросту поленились найти первоисточник и в очередной раз показали свою некомпетентность. Дело в том, что план был подготовлен частной некоммерческой неправительственной организацией FUMN, и не имеет никакого отношения к официальной позиции властей Румынии.

Популизм унионистов и молдовенистов

Ложная информация о «грядущей аннексии» попала в сеть как раз накануне дня Объединения, который отмечают 27 марта в честь присоединения Бессарабии к Румынии в 1918 году. В этот день 98 лет назад состоялось историческое заседание Сфатул Цэрий, на котором было принято решение о включении Молдавской Демократической Республики в состав королевства на правах автономии.

Подготовленный в частном порядке «план объединения» стал в Молдове хорошим поводом для пиара как для унионистов, так и для про-российской оппозиции.

Для Молдовы вопрос объединения с Румынией является тем же, чем для Украины – вопрос о языках. Накануне дня Унии как противники, так и сторонники объединения начали скоординированную кампанию по нагнетанию истерии в обществе. Конечно, обе стороны отстаивают не абстрактные идеалы, а сражаются за сиюминутные интересы. А образ врага и примитивный морализм используются с единственной целью – мобилизация масс.

Игорь Додон, например, после публикации «плана» написал письмо президенту Румынии с требованием прекратить поддержку унионизма. В действительности Клаус Иоаннис не имеет отношения к деятельности FUMN, так что письмо к президенту Румынии выглядит довольно глупо, если абстрагироваться от мировоззрения избирателей Додона. В свою очередь, Ренато Усатый выступил с предложением свергнуть власть до 2018 года. По его мнению, в это время на столетие Унии Румыния поглотит Молдову при содействии олигарха Владимира Плахотнюка. Экс-президент республики Владимир Воронин также обвиняет Плахотнюка в намерениях ликвидировать Молдову, а Либеральную партию – в чистке министерства обороны с целью подчинить армию унионистам. По сети расползается информация о «секретном» плане Unirea-2018 – это новая модная теория заговора.

Унионистская партия «Правые» занимает ничуть не лучшую позицию. Как раз на второй день после публикации «плана объединения» председатель «Правых» Анна Гуцу в прямом эфире программы 1+1 объявила о том, что объединение с Румынией должно быть безусловной аннексией без референдума и согласия со стороны народа. Гуцу считает, что «референдумы нужно запретить, так как наши граждане, воспитанные в Советской империи, не готовы к такому упражнению».

Как заявляют унионисты, 27 марта на день Унии в Кишинев приедут от 2 до 50 тысяч человек, чтобы воссоздать Сфатул Цэрий. Кажется, это флеш-моб, однако на Учредительном собрании Сфатул Цэрий парламенту и правительству могут быть выдвинуты политические требования. Например, руководитель организации «Молодежь Молдовы» предупреждает: «если народ пожелает объединиться с Румынией, парламент должен будет дать ход этому желанию».

Незадолго до скандала с «планом объединения» председатель Блока национального единства Константин Кодряну объявил о намерении запустить в Молдове новый телеканал Unirea TV. Проект планируется финансировать якобы за счет краудфандинга. Однако как это часто бывает, «народная поддержка» выступает всего лишь маскировкой средств, вложенных спонсорами, желающими остаться неизвестными.

Капитуляция Молдовы в торговой войне с Россией

На фоне роста популизма и радикализма правительство Павла Филипа пытается сводить концы с концами. Этот кабинет имеет очень низкую поддержку населения, у него нет кредита доверия, и есть крайне ограниченные возможности. Перед правительством Филипа стоят две сложные задачи: первая заключается в том, чтобы без эксцессов сохранить республику до президентских выборов, а вторая – спасти бюджет.

23 марта истекли полномочия главы государства Молдовы Николае Тимофти. После этого дня он стал временно исполняющим обязанности президента, и останется на этой должности до избрания преемника. Впервые за 20 лет выборы будут прямыми: 4 марта Конституционный суд отменил поправку к Конституции, согласно которой президента избирает парламент. Решение суда продлит «жизнь» нынешнего парламента Молдовы, иначе после провала президентских выборов, согласно законодательству, были бы назначены досрочные парламентские выборы. А как показывает практика 2009-2012 годов, такой вариант до вмешательства Конституционного суда был неизбежен.

В парламенте создана рабочая комиссия, которая подготовит новый Кодекс о выборах. Это займет несколько месяцев. Подготовка к выборам со дня назначения даты голосования займет еще 3 месяца. Таким образом, прямые выборы президента могут состояться осенью. Это будет историческое событие: последние и единственные прямые конкурентные выборы президента проводились в 1997 году, когда Мирча Снегур проиграл Петру Лучинскому. Сам Снегур был избран на безальтернативных выборах. Воронина после Лучинского назначал уже парламент.

Кроме Кодекса о выборах, депутаты работают над главным финансовым документом. Бюджет на 2016 год не был принят парламентом, так что временно исполняющий обязанности министра финансов в начале года подписал распоряжение о временном бюджете. Сейчас, когда парламент после назначения премьера смог преодолеть раскол, бюджет корректируют.

Есть очень большие сложности с доходами и оптимизацией расходов. По официальному прогнозу Министерства финансов, в 2016 году дефицит бюджета Молдовы составит 3,2% ВВП, однако это очень оптимистичная оценка. Самый пессимистичный взгляд – у тех же специалистов, что в частном порядке подготовили «план объединения». Эксперты FUMN полагают, что на самом деле дефицит бюджета Молдовы в 2016 году достигнет 10% ВВП. Следовательно, уже через несколько месяцев Молдова не сможет выплачивать пенсии и зарплаты.

Это объясняет, почему непопулярное в народе правительство Филипа принимало присягу, несмотря на погром парламента и угрозу физической расправы. Промедление с «премьериадой» могло привести к потере кредиторов. И новый кабинет немедленно приступил к поиску тех, кто мог бы дать денег.

Прежде всего, правительство попыталось получить от Румынии первый транш по договору, заключенному 7 октября 2015. Инициатором кредитования Молдовы стал румынский премьер Виктор Понта. Правда, вскоре после подписания договора он ушел в отставку, а президент Румынии Клаус Иоаннис еще осенью блокировал предоставление первого транша. Общий размер кредита составляет 150 миллионов евро, размер первого транша – 60 миллионов евро.

Когда правительство Филипа в начале 2016 года попросило деньги, Румыния выдвинула серию дополнительных условий: пересмотреть законодательство в финансово-банковской сфере, реформировать судебную систему, наладить диалог с гражданским обществом, внедрить все требования Соглашения об ассоциации с ЕС.

Проблема заключается в том, что у нового кабинета министров Молдовы нет ни ресурсов, ни желания для проведения этих реформ. Поэтому принято решение обращаться за помощью к России. В середине марта министр финансов Молдовы Октавиан Калмык побывал в Москве на экономическом форуме «25 лет вместе: новые форматы взаимодействия», где заявил, что договор о торговле с Европейским союзом не помешает республике одновременно развивать сотрудничество со странами СНГ. Новое правительство намерено завершить период торговых войн с Россией, и надеется, что ограничения в отношении молдавских товаров будут сняты.

На следующий день после завершения форума министр иностранных дел Андрей Галбур сделал заявление уже для жителей Молдовы: «надо провести переучет всего досье двусторонних молдо-российских отношений». По словам Галбура, Молдова собирается наладить сотрудничество с Россией не только в дипломатической сфере, но и в других секторах.

На сегодняшний день Россия является вторым по важности торговым партнером Молдовы после Румынии. По итогам 2015 года на Россию приходилось 12,23% экспорта и 13,44% импорта, а на Румынию – 22,69% экспорта и 13,92% импорта. При этом еще в 2013 году Россия с большим отрывом находилась на первом месте, а Румыния – на втором: на долю России приходилось 26,02% экспорта и 14,35% импорта, а на Румынию – 16,93% экспорта и 13,15% импорта.

Конечно, в уменьшении значения России есть объективная тенденция. Однако во многом снижение торгового оборота с Россией вызвано санкциями и торговыми войнами, которые начались после 2014 года. Причем нельзя отрицать, что санкции России в отношении Молдовы работают. Ведь правительство Филипа фактически просит о капитуляции.

Кто стоит за всплеском унионизма

Румыния заинтересована в реформировании Молдовы. Предполагается, что после внедрения западных норм и правил нестабильная республика на востоке перестанет быть источником напряженности в регионе. 15 марта политическая ситуация в Молдове стала одной из тем на заседании Высшего совета обороны. Во время заседания премьер и президент Румынии пообещали предоставить республике первый транш кредита в обмен на реформы, прибавив к ранее упомянутым требованиям еще и реформу энергетического сектора.

Часть жителей Молдовы верят в миф о «румынской помощи». Это миф о «варягах» с местным колоритом: якобы стоит только пригласить румынских политиков и чиновников, как жизнь в республике моментально наладится.

Недавно экс-президент Румынии Траян Бэсеску вместе с женой подал документы на получение молдавского гражданства. 23 марта он пообещал возглавить марш унионистов в Кишиневе в день Унии. Похоже, события последних дней вокруг «плана объединения» связаны именно с попыткой Бэсеску войти в молдавскую политику. Экс-президент достигает своих целей с помощью FUMN, Unirea TV, маршей унионистов и других инструментов. Он создает иллюзию, будто за его спиной – Румыния, Европа и США.

Если Бэсеску и правда хочет принимать участие в политической жизни Молдовы, он помимо своей воли быстро развенчает миф о «румынской помощи». Стоит экс-президенту оказаться во власти, как быстро выяснится, что никакого «плана объединения» и консолидированной международной поддержки нет, а Бэсеску действует от своего имени либо является частью очередного конъюнктурного проекта.

Несмотря на то, что в румынском парламенте существует группа депутатов «Друзья Объединения», официально власти не поддерживают унионизм. Инициатива Бэсеску – частная. У Румынии нет стратегии объединения с Молдовой. Unirea TV, планы FUMN и «секретный заговор» Unirea-2018 не имеют к румынскому государству ни малейшего отношения и не отражают официальную позицию властей страны.

В самой Молдове партии и политики оказывают помощь движению за объединение только тогда, когда это выгодно. Местные группы в сиюминутных интересах примеряют разные маски и ищут поддержку внешних игроков, в том числе апеллируют к Румынии. Иногда местные «элиты» пытаются заигрывать с такими силами, с которыми могут не совладать – это, например, разжигание истерии вокруг «плана объединения» либо другие способы использования национальной проблемы. В 1990-1992 годах такие силы уже были разбужены, и власть потеряла контроль над ситуацией, восстановив его только при поддержке России.

Если Бэсеску вступит в игру, он, скорее всего, вместе с про-российской оппозицией уничтожит слабенькое правительство Павла Филипа. И если у него появится своя политическая сила, он вместе с Додоном и Усатым подведет Молдову к досрочным парламентским выборам. Это не значит, что экс-президент Румынии – «агент Кремля», просто в настоящее время его интересы совпадают с интересами про-российских партий. Очень большая вероятность, что история Бэсеску закончится так же, как история Саакашвили: экс-президент не оценил ситуацию реально, разочаровался сам и разочаровал всех.

Можно представить комичную ситуацию, когда «румынский варяг» станет президентом или премьером Молдовы, однако будет обращаться за поддержкой в Москву. Ведь у него не будет возможностей отказаться от российского газа или приднестровского электричества по причине отсутствия альтернативной инфраструктуры. И он не сможет моментально прервать торговые связи с СНГ. Кроме того, кажущийся монолитным лагерь унионистов может развалиться, и одни сторонники объединения начнут топить других.




Комментирование закрыто.