Черногория, Косово и Македония: потенциальные болевые точки Европы

Артем Тихонов, для "Хвилі"

Протесты в Черногории

Кроме Украины, сирийских беженцев и санкций против России, у Европы может появиться новая проблема, на этот раз на Балканах. Акции протеста в Черногории и Косово, а также политический кризис в Македонии могут «поджечь» регион, превратив его в источник опасности для объединенной Европы.

Похоже, в Европе это понимают, и предпринимают такие действия, которые кажутся европейским бюрократам правильными, но на практике не всегда дают желанный результат. Как обычно, ЕС предлагает искать компромиссы между правящими партиями и оппозицией. При этом политика Евросоюза в Косово и Македонии влечет за собой новые политические кризисы, которых удалось бы избежать, если бы не «компромиссы».

Протесты в Косово против территорий с особым статусом

Косово столкнулось точно с такой же проблемой, как и Украина – республика не контролирует часть своей территории, которая претендует на особый статус. Эта территория называется Северное Косово с условным центром в северной части города Косовска-Митровица. Силовые структуры Косова не имеют доступа в этот анклав. В 2011-2013 годах правительство в Приштине предприняло несколько неудачных попыток взять под контроль границу между Северным Косово и Сербией, но безуспешно: операция не получилась молниеносной, как было запланировано, полиция и пограничники увязли на баррикадах и в окружении где-то в тылу сербских сепаратистов, и под внешним давлением Косово было вынуждено отвести свои силы.

25 августа 2015 Косово и Сербия по инициативе Евросоюза подписали договор, в соответствии с которым косовские власти обязались легализовать сепаратистскую (сепаратисты от сепаратистов) Ассоциацию сербских муниципалитетов. До сих пор Косово не ратифицировало это соглашение, хотя премьер республики Иса Мустафа пытается протолкнуть это голосование через парламент уже в который раз. Или, скорее всего, притворяется, что пытается, потому что решение непопулярно, а меры против демонстрантов условные – лишь бы город не сожгли.

Радикальная оппозиция Мустафе расценивает договор с Сербией как предательство национальных интересов, а Ассоциацию сербских муниципалитетов рассматривает как троянского коня – марионетку Сербии, необходимую для того, чтобы оказывать влияние на внутреннюю и внешнюю политику Косово. Оппозиция считает, что легализовать Ассоциацию ни в коем случае нельзя, иначе для республики это обернется зависимостью от Сербии. В качестве примера противники договора приводят Боснию и Герцеговину и утверждают, что Ассоциация сербских муниципалитетов послужит основой для создания конфедерации, и у Косова появится своя Республика Сербская.

В Косово с начала осени оппозиция трижды распыляла слезоточивый газ в парламенте, срывая заседания, посвященные проблеме Ассоциации сербских муниципалитетов. В последний раз это сопровождалось беспорядками на улице перед парламентом, в том числе протестующие использовали против полиции коктейли Молотова и пытались поджечь парламент. Здесь так и напрашиваются аналогии с Украиной, когда протесты в Приштине и Киеве против одной и той же угрозы совпали даже по времени.

Протесты в Черногории против Вуяновича и Джукановича

В Черногории не прекращаются акции протеста против бесконечного правления Филипа Вуяновича и Мило Джукановича, которые с 1991 года меняются друг с другом на постах премьера и президента, как Путин с Медведевым. Вуянович управляет страной в качестве президента с 2006 года, когда республика вышла из конфедерации с Сербией. Джуканович – это бессменный премьер, который в 2012 году сформировал пятый по счету кабинет после 1991 года. Вуянович тоже был премьером между двумя кабинетами Джукановича, а Джуканович был президентом перед Вуяновичем.

Пикантности ситуации придает тот факт, что оба успешных менеджера формально принадлежат к про-западному лагерю, и на словах выступают за присоединение Черногории к НАТО и дружбу со Штатами и ЕС. Соответственно, оппозиция, которая выступает против Вуяновича и Джукановича, не поддерживает ни НАТО, ни Штаты, а хочет православных духовных скреп. Впрочем, в рядах оппозиции есть не только про-сербские и про-российские, но и про-западные партии.

Власть обвиняет оппозицию в том, что та продалась Сербии и России. Вице-премьер Черногории Душко Маркович заявил, что за протестами стоит лично премьер Сербии Александр Вучич. По словам Марковича, Сербия заинтересована в сохранении нейтрального статуса Черногории. Оппозиция утверждает, что Маркович лжет. Что касается России, то министр иностранных дел РФ говорит о том, что Россия заинтересована в стабильной Черногории, а сближение с НАТО как раз является фактором дестабилизации.

24 октября в Подгорице произошли массовые беспорядки, полиция была вынуждена использовать слезоточивый газ, светошумовые гранаты и бронетехнику для того, чтобы разогнать толпу. Протесты продолжаются.

Кризис в Македонии и подготовка к досрочным парламентским выборам

В Македонии, как и в Черногории, оппозиция выступает против затянувшегося на 9 лет правления премьера Николы Груевского и оставшегося на второй срок президента Георге Иванова, оба от ВМРО-ДПМНЕ – консервативной про-западной партии, которая провозглашает своей идеологией национализм. Однако, в отличие от Черногории, в Македонии раскол идет сразу в нескольких плоскостях, а вместо коктейлей Молотова уже были использованы автоматы. Именно в Македонии впервые после завершения югославских войн произошло крупнейшее вооруженное столкновение в городе Куманово между боевиками NLA и силовыми структурами республики. 9 мая 2015 боевики, спустившись с гор со стороны Косово, попытались занять город, но встретили организованное сопротивление. Вооруженные столкновения в Македонии происходят ежегодно, но настолько масштабных боев, как в Куманово, республика не знала с 2001 года.

Удивительным образом атака на Куманово совпала с протестами против премьера Николы Груевского, которые начались за 4 дня до нападения на город. Любопытно, что протестующие выступали заодно против бывших албанских боевиков в правительстве при том, что несколько боевиков от партии, которая входит в правительство, в те же дни сражались на стороне сепаратистов в Куманово. Позже мы к этому вернемся.

Поводом к майским протестам послужили заявления лидера Социал-демократического союза Македонии (СДСМ) Зорана Заева о том, что правительство установило слежку над 20 тысячами граждан, включая журналистов, политиков, религиозных деятелей. В ответ правительство еще до начала протестов обвинило Заева в подготовке путча.

Протесты закончились вмешательством Европейского союза. Как всегда, Европа выбрала самый, как кажется европейцам, «легкий» путь, то есть предложила сторонам «компромисс»: из правительства Груевского были убраны некоторые министры, их место заняли члены СДСМ, а сам Груевский пообещал уйти в отставку в январе 2016 года. Также до апреля 2016 в республике должны состояться досрочные выборы в парламент.

Казалось бы, что проблема решена и все должны быть довольны, однако, как обычно, европейский план умиротворения начал рушиться почти сразу после достижения «компромисса». Оппозиция и правительство никак не могут договориться по поводу имплементации соглашений, достигнутых при посредничестве ЕС, и теперь в Македонии новый политический кризис, наслоившийся на предыдущий. Маневры премьера и оппозиции, их радикализм и неуступчивость связаны с подготовкой к парламентским выборам.

В конце лета и начале осени в Македонии началось дробление электорального поля двух ведущих албанских партий, которые конкурируют друг с другом за голоса албанцев – это четверть населения республики. Обе партии поочередно выступают опорой двух ведущих общенациональных партий, обе вступали с ними в коалиции и формировали правительство, обе нельзя игнорировать – после 2002 в Македонии не было еще ни одних парламентских выборов, после которых получилось бы сформировать парламентское большинство без участия албанцев.

Одна из двух партий называется «Демократическая Партия Албанцев» (ДПА), она была основана за несколько лет до конфликта в 2001 году, ее обычным ситуативным союзником в течение долгого времени была ВМРО-ДПМНЕ, которая позиционирует себя как консервативная партия македонских националистов.

Вторая ведущая албанская партия и третья по масштабу в республике – это «Демократическая Уния за Интеграцию» (ДУИ), созданная после конфликта в 2001 году и вобравшая в себя множество бывших боевиков, которые оказались в местных органах власти, парламенте, правительстве, а один из них даже возглавил министерство обороны в 2013 году, что обернулось массовыми беспорядками. В период с 2002 по 2006 годы ДУИ находилась в союзе с левацким СДСМ, который включает в себя бывшую югославскую партноменклатуру и позиционирует себя как наследника Коммунистической партии Македонии, основанной в годы Второй мировой.

В конце прошлого века накануне конфликта в 2001 в Македонии ВМРО-ДПМНЕ в 1998 году получила большинство в парламенте и назначила премьером Любчо Георгиевского, а в 1999 году кандидат от партии Борис Трайковский избран президентом. Таким образом, план югославских партийных функционеров по плавной передаче власти в руки наследника престарелого Киро Глиголова провалился. В 2000 году страну потряс политический кризис, были назначены досрочные парламентские выборы. В 2001 началась война с албанскими сепаратистами, и выборы были отложены. По итогам войны при посредничестве НАТО были подписаны Охридские соглашения, ВМРО-ДПМНЕ оказалась дискредитирована, из боевиков был сформирован ДУИ, который помог СДСМ взять реванш на выборах 2002 года. Ну а социалисты в обмен помогли боевикам легализоваться, хотя позже и были ими преданы.

С 2002 по 2006 СДСМ находилась у власти, в союзе с ДУИ получив большинство в парламенте, назначив своего премьера и выиграв выборы президента. Но в 2006 ВМРО-ДПМНЕ получает большинство в парламенте, назначает правительство Николы Груевского, на каждых следующих парламентских выборах получает все больше голосов, а в 2009 ее кандидат Георге Иванов побеждает на президентских выборах и в 2014 году повторно переизбирается.

После ухода СДСМ в оппозицию ДУИ в 2008 году была вынуждена создать ситуативный союз с ВМРО-ДПМНЕ. После выборов 2014 года союз сохранился. При этом ДУИ и ДПА никогда между собой не создавали альянсов. Это две конкурирующие партии, которые «окучивают» одно и то же поле. ДПА – умеренная, а ДУИ – радикальная. Тем не менее, это не помешало националистам из ДУИ войти в союз с правыми консерваторами из ВМРО-ДПМНЕ, вытеснив ДПА на периферию, хотя та и смогла на выборах 2014 года пройти в парламент в качестве оппозиции. В Македонии возможны самые интересные расклады.

Обе крупнейшие албанские партии в 2015 году начали дробиться. Например, стало известно о том, что несколько ключевых фигур ДУИ хотят сформировать новую албанскую партию под названием «Единство». В партию планируется набрать всех членов ДУИ, не замеченных в скандалах, но текущих лидеров ДУИ это не касается – их в «Единстве» видеть не хотят. Поводом к образованию новой партии стали вооруженные столкновения с участием членов ДУИ в Сарае осенью 2014 и Струге весной 2015, также несколько партийцев погибли в мае в Куманово.

Летом, после майских протестов, от ДПА отделилось Движение за Реформы – это произошло в результате раскола между лидерами партии. Движение за Реформы не скрывает надежду забрать голоса у ДПА и ДУИ, тем самым ослабив их позиции, даже если сама в парламент и не пройдет. Таким образом, после объявления о необходимости проведения досрочных парламентских выборов началась жесткая игра за 25% голосов этнических албанцев, потенциальные участники избирательной кампании выбить друг друга с поля еще до того, как она начнется.

СДСМ важно разрушить союз ВМРО-ДПМНЕ с ДУИ, которая стала третьей крупнейшей партией в стране. Возможно, Движение за Реформы и «Единство» – это ее проекты. К каким еще технологиям прибегнут социалисты, чтобы получить большинство в парламенте, стало понятно после весеннего «слива» компромата, майских протестов в Скопье и атаки на Куманово. Похоже, как и в 2000-2002 годах, для реванша вновь выбрана ксенофобия.

Это подтверждается тем, что майские протесты против кабинета Груевского сопровождались требованиями убрать боевиков ДУИ из правительства, как было в 2013 году после назначения члена ДУИ министром обороны. Направленность риторики Зорана Заева на «зраду» и углубление конфликта очевидна, он так будет продолжать в течение оставшегося до выборов времени, пытаясь дискредитировать Груевского с его партией. А так, что параллельно расширяется раскол между албанцами и славянами, происходит вскрытие ран 2001 года – это всего лишь побочный эффект, на котором, впрочем, тоже можно выгодно сыграть, если произойдет что-то шокирующее, как в мае.

Стоит отметить небольшое сходство того, что сейчас происходит в Македонии, с тем, что происходит в Молдове: в обеих странах левые планируют выйти во власть на досрочных парламентских выборах, а не путем силового переворота, как утверждали в руководстве обеих республик. В Македонии перевыборы были назначены после протестов в мае и публикации Зораном Заевым компромата на представителей правящей партии; в Молдове протесты на площади Великого Национального Собрания тоже проводятся с целью обеспечить досрочные парламентские выборы, и тоже есть масса компромата на лидеров правящих партий и президента, но в роли молдавского Зорана Заева выступает восходящая звезда Ренато Усатый, которому уже удалось развалить Альянс за европейскую интеграцию-3, и он, похоже, имеет планы действий до середины 2016 года.

Заключение

В целом, на Западных Балканах в первой половине 2016 года возможен реванш левых про-российских сил, который будет сопровождаться дестабилизацией региона, поскольку Россия других целей там и не преследует. Особенно большие риски связаны с Македонией – в этой республике кризис может затянуться и обостриться, потому что в ходе очередной избирательной кампании стороны вновь прибегают к «запретным» методам противостояния, пытаясь стравливать общины, нагнетать истерию, использовать вооруженные провокации, как было в 2000-2002 годах.

Что касается Косово, в этой стране при поддержке ЕС и Сербии может появиться новый субъект, который не располагает ресурсами внутри республики и опирается исключительно на внешнюю поддержку, подтачивая государство изнутри. Причем справиться с новым субъектом косовары самостоятельно не смогут: по результатам договоренностей с Сербией, фактически, Косово превратится в конфедерацию, как Босния и Герцеговина.

Евробюрократы не отдают себе отчет в том, что политика «компромиссов» на практике загоняет кризис во всех трех республиках еще глубже. Попытки уговорить Косово ратифицировать соглашение с Сербией и создать Ассоциацию сербских муниципалитетов провоцируют массовые беспорядки в парламенте и на улицах Приштины, попытки примирить ВМРО-ДПМНЕ и СДСМ в Македонии оборачиваются новыми проблемами, связанными с нежеланием обеих сторон идти на мировую, а также нагнетанием напряженности из-за досрочных выборов в парламент, когда каждая партия стремится поскорее укрепить собственные позиции, не считаясь с выбором инструментов.




Комментирование закрыто.