BRICS и Украина: масштаб, статус-кво, перспектива

Максим Михайленко, "Хвиля"

Итак, согласно итоговой декларации саммита в Дурбане, страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) риторически, по крайней мере, начали создание общего валютного резерва в объеме $ 100 млрд для использования в чрезвычайных ситуациях. Что это за ситуации – не конкретизируется, но скорее всего – угроза дефолта, «импорта кризиса». Сейчас для России таким «импортером» может выступить Кипр.

Интересно, что распределение финансовых обязательств будущего резерва отразил как настоящий экономический вес стран неформального объединения, так и политические интенции. Ведь, по информации главы Минфина РФ Антона Силуанова, около $ 41 млрд — это инвестиция

Китая, по $ 18 млрд могут вложить Индия, Россия и Бразилия, от ЮАР ждут $ 5 млрд. Но министр выразил сомнение, что этот банк появится в ближайшее время, ведь решен только вопрос индикаторов участия и выдвинута сама концепция.

Но заслуживает внимание другое.

По сути, КНР может играть в БРИКС почти такую же роль, какую Россия играет в ТС ЕврАзЭС, с той разве разницей, что для принятия решений в ТС ЕврАзЭС (не в ЕврАзЭС в целом, а именно в ТС!) Москве вообще никто не нужен, в то время как в БРИКС Китаю для принятия решений все-таки понадобится или Россия, или Бразилия, или Индия.

Показательно, что подобную квазигегемоническую роль Пекин играет и в ШОС. Интересно, что ресурсы, которые будут, вероятно, вложены в фонд — это не бюджетные деньги, а деньги центральных банков, и они станут резервироваться по аналогии с практикой Международного Валютного Фонда. Но, по мнению руководителя российского Минфина, в этом

вопросе «еще больше непонятного», чем при создании банка развития БРИКС. А ведь и банка пока нет. Тем не менее, все страны-участники признают это направление работы правильным.

Но почему БРИКС в качестве мирового экономического центра продолжает вызывать сомнения?

Во-первых, ни одна из национальных валют стран-членов, а это юань, рубль, реал, рупия или рэнд – не является резервной, или свободно конвертируемой. Процесс перехода в торговле между собой в собственных валютах проходит очень вяло, хотя такие решения вроде бы педалировались на прошлых встречах. И это на фоне молниеносного создания зоны свободной торговли между Китаем, Японией и Южной Кореей и подготовки к «сделке века», а именно подписанию зоны свободной торговли между ЕС и США.

Во-вторых, структура внешней торговли стран БРИКС никоим образом не выглядит, как процесс интеграции.

Немного утомим себя перечислением, но оно того стоит (жирным выделены страны за пределами БРИКС).

Итак, главные торговые партнеры России с точки зрения экспорта (по данным книги фактов ЦРУ, по рейтингу от самого крупного): Нидерланды, Китай, Италия, Германия, и Польша.

Между тем, главные торговые партнеры России с точки зрения импорта Китай, Германия, Украина, Италия.

Так же, главные торговые партнеры Китая с точки зрения экспорта: это США, Гонконг (автономия в составе Китая), Япония, Южная Корея, и Германия.

А главные торговые партнеры Китая с точки зрения импорта следующие: Япония, Южная Корея, США, Германия, и Австралия.

Главные торговые партнеры наиболее отдаленной страны БРИКС, Бразилии, с точки зрения экспорта, это Китай, США, и Аргентина.

Главные торговые импортеры из Бразилии: США, Китай, Аргентина, Германия, Южная Корея.

Геополитический конкурент КНР Индия имеет таких главных импортеров: Эмираты, США, Китай, Сингапур, Гонконг. Сама Индия импортирует прежде всего из: Китая, Эмиратов, Швейцарии, Саудовской Аравии и США.

Главные торговые партнеры самого младшего члена объединения, ЮАР, с точки зрения экспорта – Китай, США, Япония, Германия, Великобритания.

Наконец, главные торговые партнеры ЮАР с точки зрения импорта: Китай, Германия, США, Япония, Саудовская Аравия, Индия, Великобритания.

Как видим, даже у китайского соседа Россия не фигурирует среди лидеров внешнеторгового оборота. В то же время рынок России — Европа, даже не ТС. Из экс-братьев в лидерах только Украина, барахтающаяся в ловушке «гениального» газового договора.

Остальные члены находятся в зависимости от торговли с развитыми странами.

В-третьих, БРИКС политически неоднороден. Бразилия, Индия и ЮАР — несомненные демократии, пусть каждая имеет свою специфику. Россия — «фасадная демократия». Китай — партийное государство, хотя руководство страны ультимативно меняется раз в десять лет.

ШОС, и та демонстрирует большую политико-культурную определенность — за исключением Киргизии, демократических государств в этой организации нет. Разве что к ней присоединится Монголия, которую в последние годы можно отнести к «молодым демократиям». Но вряд ли это произойдет, потому что в Монголии в последние годы ощутимо растет западное влияние.

Если общий резерв в 100 млрд долларов (а это сопоставимо с годовым бюджетом ЕС, хотя назначение и статус этих фондов различны) превратится в реальность, для БРИКС это может быть шагом вперед.

Видимо, логичным выглядело бы в будущем присоединение к этому образованию Японии или Южной Кореи, или какой-либо из стран-«нефтеносов» из Залива.

Важен ли БРИКС для Украины? Да. Вернее, важны страны в него входящие.

Ведь по состоянию на 1 января 2013 Украина импортировала из стран БРИКС 43.08% товаров и услуг, из них три четверти – из России. В нашем экспорте страны БРИКС занимают 32.29%.

То есть, если БРИКС же оформится в определенный торговый союз, Киеву будет необходимо, так или иначе, получить статус наблюдателя. Чтобы, по крайней мере, не выпадать из процесса.

Видимо, сделать это будет не так легко, поскольку бюджет МИД «оптимизируется». Хотя украинское участие в той или иной форме могли бы поддержать Китай, Бразилия и Индия.

А для полноценного членства нам не хватает веса. И не только в БРИКС, увы.

Так, наименьший по объему экономики член БРИКС — ЮАР – все же занимает 25-е место в мире (расчет по паритету покупательной способности — МВФ) с $578.640 млрд, а Украина с $ 329.327 млрд – только 37-е.

К сожалению, задача президента Януковича — к 2020 году войти в Большую Двадцатку (а это означало бы фактически удвоить ВВП) – откровенно саботируется правительством, системно подавляющим бизнес, то ли в силу эгоистических интересов «пула инвесторов» ПР, то ли из-за устаревшего государственно-центричного мышления, то ли из-за банальной некомпетентности.

К несчастью, президент своими указами продолжил в 2013 курс преобразований, направленных на дальнейшее усиление налогового и фискального давления, на сокращение поддержки бюджетного сектора, на рост эксплуатации рабочей силы.

Содержание такого курса метко охарактеризовано разочарованным советником правительства Гайдара, нобелевским лауреатом Джеффри Саксом: «Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями… И, как мне кажется,

российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства – служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей»

А между тем, Всемирный Банк снова ухудшил прогноз роста украинской экономики в текущем году.

Поэтому отношения между Украиной и БРИКС продолжат в ближайший год оставаться пассивными со стороны Киева. Невзирая на поток китайских кредитов и инвестиции Китая в сборку, на «сообщающиеся сосуды» российского и украинского рынков, и инвестиции той же VS Energy в украинскую энергетику, на сохраняющуюся перспективу стратегического сотрудничества с Бразилией в отрасли ракетостроения.

[print-me]
Загрузка...


2 комментария

  1. О какой перспективе речь? У искуственного, высосанного из пальца проекта БРИКС нет будущего, по крайней мере в его нынешнем заполитизированном виде. БРИКС в нвстоящее время это надувание щек по претензиям на мировое лидерство, на создания нового полюса. Это как лебедь, рак и щука. Каждый тянет в свою сторону и надеется получить нужные преимущества за счет партнеров.

  2. Цитаты от Макса Михайленко:
    «Важен ли БРИКС для Украины? Да. Вернее, важны страны в него входящие.»

    «К сожалению, задача президента Януковича — к 2020 году войти в Большую Двадцатку (а это означало бы фактически удвоить ВВП) – откровенно саботируется правительством, системно подавляющим бизнес, то ли в силу эгоистических интересов «пула инвесторов» ПР, то ли из-за устаревшего государственно-центричного мышления, то ли из-за банальной некомпетентности.»
    Похоже, продался Макс с потрохами Администрации президента. Ну кто, в здравом уме и памяти, может поверить в дилемму: реформатор Янукович и ретроград Азаров? Ну разве не первый назначал второго?