«Битва за геноцид»: причины конфликта между Турцией и Францией

А.Г.Гаджиев
«Битва за геноцид»: причины конфликта между Турцией и Францией

 

Ожидается, что в ближайшее время двусторонние связи будут минимизированы. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган уже заявил, что пока Николя Саркози у власти он во Францию не поедет, и дал поручение ввести дополнительные и более жесткие антифранцузские санкции, которые затронут почти все сферы двусторонних отношений. О каких именно мерах идет речь пока не сообщается. В турецкой прессе в настоящее время широко обсуждаются возможные карательные варианты, реализация которых предусмотрена в рамках введения «второй стадии антифранцузских санкций». Однако то, что Турция будет использовать все возможные международно-правовые методы с тем, чтобы создать Франции трудности на международной арене, сомнений не вызывает.

[include id=»9″ title=»advert 5″]

Турецкое руководство уже заявило, что новые санкции, в отличие от прежних, будут не «временными», а «постоянными». Принято решение об отзыве турецкого посла из Франции на более длительный срок и минимизации дипломатических отношений, точно так же, как это было сделано с Израилем. В целях минимизации торгово-экономического сотрудничества турецкими властями принято решение о недопущении французских фирм к участию в тендерах, проводимых на территории Турции. Что касается военного аспекта двусторонних отношений, то в ближайшее время Турция намерена отозвать своего военного атташе из Франции, а также отменить аккредитацию французского военного атташе в Анкаре. Кроме того, воздушное и водное пространство Турции будет закрыто для французских военных самолетов и кораблей.

Ответная реакция турецких властей на принятие вышеупомянутого закона оказалась предсказуемой. О важности этого вопроса не раз высказывались турецкие лидеры. Однако французское руководство игнорировало заявления и опасения Турции ради внутриполитической выгоды. По мнению большинства турецких политологов, с помощью вынесения на повестку дня «армянского вопроса» возможно расширение числа голосов как за счет армян, проживающих во Франции, так и ультраправых сил. Чтобы не оставить социалистам голоса граждан армянского происхождения Н. Саркози и выдвинул эту инициативу. При поддержке социалистов такие законы принимались и ранее, однако Н. Саркози воздерживался от подобных инициатив. Сегодня, по мнению турецких экспертов, Н. Саркози попал в безвыходное положение.

С другой стороны, на такое развитие событий повлияло и политическое соперничество двух стран в Средиземноморском регионе: где пересеклись внешнеполитические амбиции двух региональных держав. Это соперничество особенно проявилось в процессе урегулирования ситуации, как в Ливии, так и в Сирии. Турецкие политологи убеждены в том, что вопрос о геноциде необходимо рассматривать, в том числе, в качестве инструмента давления на Турцию.

Очевидно, что от практической реакции Турции будет зависеть дальнейшее распространение «армянского вопроса» в Европе. Заявления турецких политиков оказались весьма жесткими. Безусловно, в результате таких заявлений турецко-французские отношения серьезно пострадают. Ущерб будет нанесен не только Франции, но и самой Турции. Именно поэтому МИД Турции запустил процесс, направленный на смягчение сделанных ранее турецких заявлений. И, тем не менее, в краткосрочной перспективе турецко-французские отношения будут только ухудшаться.

Французская инициатива (несмотря на такие предложения Турции как проведение международного расследования по событиям 1915-1917 гг., создание исторической комиссии) рассматривается Турцией также как и желание Н. Саркози удерживать Турцию за пределами ЕС. То есть, здесь речь не только о намерении Н. Саркози увеличить свой электорат за счет армян, проживающих во Франции, и связано не только с приближающимися президентскими выборами. Принятие закона связано и с желанием Н. Саркози полностью отстранить Турцию от процесса вступления в Евросоюз и подтолкнуть Анкару к отказу от вступления в ЕС. Разумеется, в руках Турции тоже имеются некоторые рычаги давления. Турция и Франция связаны между собой тесными экономическими отношениями. Франция имеет крупные инвестиции в Турции. В турецкой прессе отмечается, что если Париж и далее будет проводить свою нынешнюю политику, то это самым негативным образом отразится на турецко-французских торговых взаимоотношениях. С политической точки зрения, Турция может вынести на повестку дня вопросы, связанные с историей самой Франции. Например, события в Алжире в 50-60-х годах прошлого века. Некоторые заявления Турции относительно событий в Алжире уже получили определенную поддержку со стороны французов алжирского происхождения.

По мнению турецких экспертов, активность Н. Саркози связана также и с тем, что в рамках экономического кризиса в Европейском союзе в адрес французского президента было направлено много критики. Его критиковали за то, что он безоговорочно следует за канцлером ФРГ А. Меркель. В турецкой прессе утверждается, что Н. Саркози использует претензии армян и запустил процесс принятия закона о криминализации отрицания геноцида в целях смены своего имиджа и повестки дня внутренней политики.

Предполагается, что напряженные отношения могут возникнуть и на международных площадках, с участием обеих стран. Особенно Франция утратила в глазах Турции и Азербайджана свое значение как сопредседателя Минской группы ОБСЕ. Поэтому Турция и Азербайджан против того, чтобы за Парижем сохранялась эта роль. Если давление увеличаися, то с дипломатической точки зрения для Франции это станет большой утратой. Вместо Франции в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ, по всей вероятности, будет выступать Европейский союз. Такое предложение уже выдвигалось.

Многие турецкие политологи опасаются эффекта цепной реакции, в результате чего событие, произошедшее в одной стране, может оказать влияние на развитие событий в других странах. Разумеется, нельзя рассматривать все страны в рамках одинаковых категорий, для каждой страны необходимо применять отдельный подход. Каждая страна имеет по вопросу признания геноцида армян свое мнение, свою позицию. Позиция Турции по этому вопросу тоже предельно конкретная. Турецкие власти не раз объявляли о том, что их архивы открыты, приглашали провести международное расследование, заявляли, что нельзя ограничиваться только «односторонним информированием».

Турецкие политические обозреватели считают, что усилия армянской диаспоры в вопросе признания геноцида оказывают негативное воздействие и на процесс нормализации турецко-армянских отношений. В турецкой прессе отмечается, что если армянская диаспора не будет вмешиваться в межгосударственные турецко-армянские отношения, то процесс нормализации отношений между Турцией и Арменией будет протекать гораздо легче. Однако если вмешательство будет продолжаться, то даже говорить о возможном возобновлении двусторонних переговоров на базе турецко-армянских протоколов, подписанных в Цюрихе в 2009 г., не стоит. Тем более, что тупиковая ситуация с «карабахской проблемой» все еще сохраняется. Турция предельно ясно заявила, что до тех пор, пока Армения и Азербайджан не достигнут договоренности по «карабахской проблеме», сухопутная граница между Турцией и Арменией не откроется.

Итак, кто-то связывает французскую инициативу исключительно с внутриполитической ситуацией во Франции, кто-то с кризисом в Европе и имиджем самого Н. Саркози, кто-то с попытками Франции не допустить вступления Турции в Евросоюз, создавая на этом пути перед Анкарой дополнительные трудности, а кто-то с политическим соперничеством Турции и Франции в регионе, так называемого, Большого Ближнего Востока. Так или иначе, закон о криминализации отрицания геноцида армян принят французским сенатом и это надолго оставит негативный опечаток в двусторонних отношениях между Турцией и Францией.

Источник: Институт Ближнего Востока

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.