Балканский рефлекс Кремля

Александр Смолянский, для "Хвилі"

chernogoriya

Политика России на Балканах настолько своеобразна, и имеет настолько длинную историю, что ее никак нельзя отнести к феномену лично Владимира Владимировича Путина.

Имеет смысл напомнить ее основные вехи, учитывая шокирующие новости о раскрытии заговора в Черногории, направленного на организацию убийства премьер-министра этой страны Мило Джукановича. Специальный прокурор Миливойе Катнич обвинил в организации покушения неких русских националистов, однако воздержался от заявлений о причастности российских официальных властей к организации покушения.

За «братушек»

Нет особого смысла расписывать царский период интереса России к Балканам. Интерес был очевиден – получить выход в Средиземное море хоть путем создания славянского моста через территории Османской империи, хоть путем прямого захвата проливов Босфор и Дарданеллы, от чего Россия официально отказалась только в 1917 году. Так же нет смысла и останавливаться и на советском периоде, который прошел под знаком хорвата Иосифа Тито, который первым «показал средний палец» еще Сталину в 1948 году. Реальная история, наполненная событиями, начинается с 1991 года.

Распад Югославии практически совпал с распадом СССР и возникновением независимой России во главе с Борисом Ельциным. Первой войной югославского распада была война в Хорватии, которая противостояла попыткам сербов сохранить Хорватию в составе Югославии. В то время Россия практически никак не влияла и не пыталась влиять на события на Балканах, стремительно скатываясь на дно социальной и экономической катастрофы. Однако по иронии судьбы, именно сербы убили еще советских журналистов Виктора Ногина и Геннадия Куринного в сентябре 1991, и усиленно пытали скрыть следы преступления.

Следующей балканской и наиболее кровавой войной стала война в Боснии и Герцеговине, где местные сербы при поддержке официального Белграда воевали с боснийскими мусульманами и хорватами. В официальной российской прессе (которая считалась одновременно и свободной и олигархической) уже явно прослеживалось четкое сочувствие к «братьям»-сербам, несмотря на то, что именно сербы совершили львиную долю военных преступлений в Боснии, за что потом были преданы Гаагскому трибуналу по бывшей Югославии. Самыми разыскиваемыми подозреваемыми были политический лидер боснийских сербов Радован Караджич и военный командир Ратко Младич.

Именно в Боснии впервые засветились «русские добровольцы», примерно в том же формате, что и в 2014 году на Донбассе. Те же казаки, тот же Игорь Гиркин и даже адвокат Фейгин. Вполне очевидным, что эти упомянутые персонажи в те времена как минимум были рабочими лошадками ГРУ, которое действует в своем любимом формате военного хаоса, или были непосредственно командированы от ГРУ.

Боснийским заделом России следует считать налаживание прямых контактов с сербскими радикалами-националистами, которые представляли собой как боевиков на войне, так и с преступным миром, который по дерзости совершаемых преступлений был и остается мощным гангстерским синдикатом на уровне даже не итальянской мафии, а латиноамериканских наркокартелей.

На Балканах с открытым забралом

Боснийская война закончилась полным поражением боснийских сербов, многие из которых попали на скамью подсудимых Гаагского трибунала. Непосредственной причиной военного разгрома сербов стало прямое вмешательство США и НАТО, от чего, кстати, тогдашний президент США демократ Билл Клинтон уклонялся годами, позволив состояться нескольким массовым бойням мирного населения. Демократическая ельцинская Россия, застрявшая в первой чеченской войне, только пощелкала зубами, не в силах играть никакой роли.

Однако, когда разразилась следующая война уже в Косово, Москва уже в открытую начала играть мышцами на дипломатическом поприще, несмотря на пережитый дефолт и крах экономики. Премьер-министр России Евгений Примаков, выходец из спецслужб и бывший руководитель Службы Внешней Разведки РФ, развернул в 1999 году свой самолет над Атлантикой, узнав, что тот же Билл Клинтон начал бомбить Сербию без «разрешения» России. Уже после окончания воздушной фазы Россия разыграла операцию с «вежливыми людьми», внезапно захватив батальоном ВДВ аэродром столицы Косово Приштины и навязав НАТО явочным порядком присутствие своих миротворцев.

Путинский период на Балканах

Настоящее проникновение на Балканы началось после прихода к власти Путина и четко коррелировало с ростом доходов от нефти. Основной формат проникновения – «мягкая сила», через инвестиции во все экономические структуры и проекты, которые казались интересными российской стороне. Причем в Сербии Россия вкладывалась в крупные проекты, в первую очередь топливо-энергетические. Общая сумма российских вложений с 2003 по 2013 год составила 3 млрд. дол.

В Черногории Россия разворачивалась в другом формате – в виде частных инвестиций в недвижимость и сектор услуг. На 2014 год объем российских вложений составил более 1 млрд. 232 млн. долл. Россиянам принадлежит более 32% предприятий Черногории.

Но на фоне таких астрономических цифр России не удалось конвертировать вложенный финансовый капитал в политическое доминирование в стране. Во-первых, у русских денег, образно говоря, веревка оказалась недостаточно длинной, чтоб полностью опутать тот же сектор недвижимости. Власти Черногории поначалу очень радостно раздавали россиянам ПМЖ в обмен на инвестиции, пока не обнаружили, что русские деньги на самом деле не создают рабочие места и не решают вопрос местной безработицы. Дело в том, что россияне в основном ударились в спекуляции землей. До строительства гостиниц дело не доходило, потому что российским инвесторам было лень влезать так глубоко, и они просто не имели опыта в развитии туризма.

Власти Черногории в ответ ввели административные ограничения на выдачу россиянам ПМЖ, сроки пребывания в стране и ввели дополнительные налоги на землю, после чего российское нашествие прекратилось.

Политические отношения начали открыто прокисать. Учитывая то, что власти Черногории вместо выражения лояльности за вложенные российские деньги продолжили курс на вступление в НАТО. Следует сказать, Черногория остается последним куском европейского берега в Средиземном море, не занятым НАТО. Определенно российское военное руководство имело на это обстоятельство виды и рассчитывало, что сможет использовать порт Бар для своих нужд.

Усы отклеиваются

Черногория присоединилась к санкциям против России за Крым, хотя Россия поначалу и отказалась включать Черногорию в список ответных санкций.

Но еще до этого россияне долго не выдержали и перешли к открытому хамству. В частности, российский посол в Сербии Александр Чепурин назвал черногорцев «обезьянами, которые гонятся за натовским бананом».

В декабре 2013 года Черногория отказала российским военным кораблям зайти в порт Бар для пополнения запасов топлива и продовольствия.

Спустя год черногорцы ответили картинками с бананом и фразой «лучше банан в руке, чем русский сапог на шее».

Полный список российских обид на Черногорию можно прочитать здесь.

И вот, в конце концов, дело дошло до обвинения российских граждан в организации покушения на премьер-министра Черногории Джукановича.

В прессе приводятся все новые и новые подробности и заявления черногорских правоохранителей о подготовке заговора.

Однако больше всего удивляет, почему пресса не вспоминает о громком прецеденте – убийстве премьер-министра Сербии Зорана Джинжича, которое было совершено по похожему сценарию, каким пытались убрать Джукановича?

Зорана Джинчича убили бывшие сербские военные-спецназовцы в качестве мести за передачу сербов в Гаагу за военные преступления и сближение с Западом.

Судебные процессы над организаторами убийства закончились 35-40-летними сроками для 12 непосредственных организаторов и исполнителей .

Осужденные по делу убийства Джинжича – как раз те же самые люди, которых активно окучивали и окучивают российские спецслужбы руками русских националистов, формально не представляющих российское государство.

Хотя, к примеру, тот же бывший доброволец Гиркин –офицер ФСБ РФ. Поэтому неслучайно Патрушев резко вылетел на место заминать конфликт и добиваться высылки российских граждан вместо ареста.

В самой Черногории и Сербии аналогии с покушениями на Джинжича и Джукановича видятся прямыми, отсюда и быстрые и массовые аресты как в Черногории, так и в Сербии. Другое дело, докопаются ли власти Сербии и Черногории до установления прямой связи и причастности российских спецслужб к организации и планировании покушения, или ниточка оборвется на местных националистах и уголовных отморозках и их формально маргинальных братьях по разуму из России?

Станут ли Балканы следующей игровой площадкой для российского президента Владимира Путина и для его политики дестабилизации? Недавно Ангела Меркель выдвинула такую возможность. И к этому следует отнестись серьезно.

Кремль пытается захватить инициативу, усилить давление на европейских руководителей и предпринимает попытку расколоть континент. Очевидно, что пространство для маневра у России в ее ближнем зарубежье весьма ограничено. И логика говорит о том, что если Россия хочет усилить давление на Европу, ей следует сделать это за пределами территории бывшего Советского Союза.

Балканы не только задний двор Европы, но и мягкое подбрюшье брюссельской дипломатии. Управляемый кризис на Балканах даст России козыри для торга и возможность отрицать свою причастность и вину. Он заставит многие европейские страны отвернуться от Украины. А ЕС практически лишится возможности поддерживать хотя бы видимость единства и безопасности.




Комментирование закрыто.