Американская ПРО в Черном море и тень Турции

Виктор Логвинец

«Заход в Черное море для участия в украинско-американских учениях «Си Бриз – 2011» крейсера ВМФ США «Монтерей», оборудованного противоракетной системой «Иджис», вызывает у нас ряд вопросов», — отмечается в заявлении. В МИД России недоумевают, почему был выбран корабль с таким вооружением для участия в учениях, в ходе которых отрабатывалась «антипиратская операция». Такие действия не идут на пользу договоренностям по ПРО, подчеркивается в заявлении российского внешнеполитического ведомства.

«Монтерей» был направлен в европейские воды в рамках реализации «поэтапного адаптивного подхода» администрации США к формированию европейского сегмента глобальной ПРО. Первый этап этой программы предусматривает размещение в Адриатическом, Эгейском и Средиземном морях группы американских кораблей, призванных осуществлять защиту стран Южной Европы от гипотетических ракетных угроз. По официальной американской версии, они могут также выдвигаться в Черное море в случае необходимости, например, при обострении ситуации в регионе. «Оставляя в стороне неурегулированность вопроса об архитектуре возможной ЕвроПРО в соответствии с решениями лиссабонского саммита Россия-НАТО, хотелось бы понять, какое «обострение» имело в виду американское командование, перемещая из Средиземноморья на восток основную ударную единицу из состава формируемой территориальной противоракетной обороны североатлантического альянса», — вопрошают в Кремле.

В связи с заявлением российского внешнеполитического ведомства возникает ряд вопросов, как конкретно по ситуации с заходом крейсера ВМС США «Монтерей» в Черное море, так и по общей ситуации, складывающейся сегодня в регионе в контексте развития ПРО/ПВО, и реакции на эти процессы со стороны РФ.

Прежде всего, в Кремле, высказывая вполне понятную обеспокоенность, демонстрируют некоторую странность в подходах. Начнем с самой напугавшей россиян системы «Иджис» (Aegis), которой оснащен крейсер. По сути, ее появление было логичным завершением процесса передачи центральному компьютеру корабля функций боевого применения оружия, выполнявшихся ранее устройствами процессорами отдельных подсистем. Система Aegis, которой оснащены крейсера УРО типа «Тикондерога» (к этому проекту относится и «Монтерей» — Monterey), эскадренные миноносцы УРО типов «Орли Бёрк» и японские DDG173, пошла дальше некоего объединения различных компьютерных систем управления вооружением в одно целое. В ней объединены практически все важнейшие средства обнаружения, поражения, управления и тактической радиосвязи корабля. Суть в том, что с помощью этой системы можно распределять «компьютерные» ресурсы для выполнения задач по степени их важности, гибко используя вооружения с изменением тактической обстановки.

uss_monterey

Таким образом, в систему Aegis входит более двух десятков основных элементов, объединяющих средства разведки, поражения, управления и связи. Среди основных компонентов системы — вертолет с аппаратурой обнаружения целей, радиолокационные станции обнаружения воздушных и надводных целей, станция опознавания «свой – чужой» AN/UPX-29, подсистема радиоэлектронной борьбы (РЭБ) AN/SLQ-32; гидроанустичесние станции (AN/SQS-53 и SQR-19 или SQQ-89) для обнаружения подводных лодок противника, аппаратура цифровой радиосвязи, автоматизированная командно-управляющая подсистема, автоматизированная подсистема координированного управления корабельными комплексами оружия, пусковая установка подсистемы постановки пассивных помех, автоматизированная подсистема управления артиллерийским огнем, автоматизированная подсистема управления стрельбой зенитно-ракетным комплексом (ЗРК), пусковые установки для корабельных неуправляемых ракет, зенитных управляемых ракет и противолодочных управляемых ракет, автоматизированные подсистемы управления стрельбой крылатыми ракетами «Томагавк» и противокорабельными ракетами «Гарпун», и т.д.

Таким образом, если уж клеить ярлыки, то система «Иджис» является такой же противоракетной, как и противолодочной или противокорабельной. Т.е. уничтожение ракет противника не является ее «специализацией».

И, наконец, главный момент по поводу системы «Иджис». Не столь давно генеральный конструктор Московского института теплотехники разработчик «Булавы» Юрий Соломонов заявил, что считает истерикой рассуждения о том, что размещение элементов американской ПРО в Восточной Европе несет угрозу России. Соломонов уточнил, что не видит никакой опасности в развертывании многофункциональной системы «Иджис» на кораблях НАТО, так как она «в лучшем случае является оперативно-тактической».

Но суть не в этом. По большому счету, в данном случае МИД РФ абсолютно прав, указывая, что сейчас американский крейсер проводит рекогносцировку в Черном море в рамках программы ПРО, — американцы, сложив для себя образ будущей противоракетной системы, под прикрытием долгих переговоров по этой теме с Россией осуществляют задуманное. При этом в данном случае в Москве, как и во всем мире, прекрасно знали еще в марте 2011 года о том, что крейсер «Монтерей» отправляется к берегам Европы. В частности, в начале марта этот корабль вышел из американского порта Норфлок и взял курс на Средиземное море. В общем-то, американские боевые корабли, способные перехватывать баллистические ракеты, выполняют задачи в акватории Средиземного моря с 2009 года, но крейсер Monterey стал первым боевым кораблем, который появился в регионе именно в рамках реализации планов по системе ПРО в Европе.

Согласно заявления начальника управления по ракетной и ядерной обороне Пентагона Джона Плама, сделанного в начале марта 2011 года, основная задача Monterey— заложить основу для развертывания программы по противоракетной обороне. «Это первая конкретная демонстрация наших намерений по обороне от ракет наших вооруженных сил, сил союзников и партнеров в Европе. Мы сказали, что мы собираемся сделать это, и мы это делаем»,— заявил Плам. Это заявление было растиражировано в мировых, в том числе и российских СМИ.

Таким образом, в России прекрасно знали предназначение и миссию крейсера Monterey. Однако когда в начале июня этот корабль по согласованию с Турцией прошел черноморские проливы и вошел в Черное море, в Москве почему-то промолчали, — просто сделали вид, что ничего не произошло (хотя как раз Турция, наравне с США, и должна была стать первым адресатом для российских протестов). Затем Monterey направился в сторону Румынии, к берегам которой подошел 8 июня. Зная об озвученной американскими военными их планах размещения и функционирования ПРО, и дураку было ясно, что заход в Румынию – чистой воды отработка алгоритма действий в рамках программы ПРО. Но пока американский крейсер торчал в румынском порту, МИД России и тут промолчал.

И вот Monterey вошел в украинские территориальные воды для участия в украинско-американских учениях «Си Бриз – 2011». Расклад этот легко объяснить: США традиционно направляют для участия в этих учениях свои боевые корабли, и в данном случае неважно, крейсер это или какой иной боевой корабль – с таким же успехом можно вопрошать, почему это эсминец или что-то еще принимает участие в антипиратских учениях? Как мы отмечали по поводу системы «Иджис», она не является чисто «противоракетной». Как и не существует чисто «антипиратских» военных кораблей – таким образом, можно выдвигать претензии по поводу участия практически любого военного корабля в подобных учениях, мол, они применяются не по назначению.

С другой стороны, раз уж нынешняя украинская власть столь трепетно относится к мнению РФ, то не ясно, чем думали в Кабинете министров Украины, когда предоставили разрешение именно этому кораблю Военно-морских сил США войти в территориальные воды Украины и зайти в Одесский морской торговый порт 6-18 июня для участия в международных военно-морских учениях «Си Бриз-2011». Неужели в Кабмине не читают газет и не смотрят телевизор, чтобы не допускать поводов для раздражения своих северо-восточных друзей? В то же время, и в самом Кабмине, и в СНБОУ, и в Минобороны наконец (где составляли планы учений) полно людей в погонах, которые могли бы просветить, что делает крейсер Monterey в регионе, и какое отношение он имеет к столь раздражающей Москву ПРО.

Но, тем не менее, вопрос остается открытым: почему заход крейсера Monterey в Румынию, которая совершенно официально участвует в программе ПРО, не вызвал ровным счетом никакой реакции Кремля? При том, что его появление в территориальных водах Украины сразу повлекло за собой столь бурную реакцию со стороны Москвы? Ведь совершенно ясно, что в обозримом будущем Украина ну никак не разрешит США размещать на своей территории, в т.ч. в своих водах, элементы ПРО. Такие двойные стандарты очень выглядят очередной попыткой «боднуть» Киев.

И еще один вопрос – по поводу Турции. По иронии судьбы, 12 июня, т.е. в тот же день, когда МИД РФ возмутился заходом американского крейсера Monterey в Черное море, в Турции прошли парламентские выборы. Между тем, в конце мая этого года турецкие СМИ сообщили, что оборонное ведомство Турции запланировало вскоре после выборов принять решение о заключении контракта на закупку систем ПВО/ПРО дальнего действия по программе T-LORAMIDS. В частности, это решение упирается в состав нового правительства после его формирования по результатам выборов. Вместе с тем, еще до выборов был очевиден их результат – а именно, победа властной партии ПСР.

Те же масс-медиа сообщали, что претендентами на победу в тендере являются американский консорциум «Локхид Мартин»/«Рейтеон» с комплексом, созданным на базе ЗРК «Пэтриот» версий РАС-2 и РАС-3, китайская компания CPMIEC (China National Precision Machinery Import and Export Corporation) с комплексом HQ-9 (экспортное обозначение FD-2000), «Рособоронэкспорт» с системами С-300, а также французско-итальянский консорциум «Евросам» с ЗРК SAMP/T на базе ЗУР «Астер-30».

В то же время, турецкие военные аналитики прогнозируют отказ Анкары от закупок российских и китайских систем. По той простой причине, что это неминуемо вызовет проблемы при их запланированной интеграции в… правильно, в противоракетную систему – ПРО, которую сейчас разворачивают американцы.

По оценке турецких оборонных аналитиков, скорее всего, Турция объявит короткий список из двух претендентов в сентябре 2011 года, а окончательное решение о выборе победителя будет одобрено правительством уже в следующем году. Отдельно в рамках одобренной в ноябре 2010 года в ходе саммита Североатлантического Альянса в Лиссабоне программы создания системы противоракетной обороны НАТО в Турции планируется развернуть РЛС X-диапазона для раннего обнаружения пуска ракет. После обнаружения пуска ракета может быть уничтожена перехватчиками SM-3, размещенными на американских боевых кораблях с системой «Иджис», которые будут развернуты в восточном Средиземноморье.

На данный момент национальная система противовоздушной обороны Турции предназначена для прикрытия от различных воздушных угроз, включая и баллистические ракеты, и номинально независима от создающейся ПРО в Европе Однако Анкара декларирует, что обе системы должны взаимодействовать между собой, и быть способными выполнять общие задачи. На это указывают и в НАТО, и в Пентагоне.

Таким образом, пока Россия протестует против захода американского крейсера в Черное море, у нее под боком, на берегах того же Черного моря, создается еще один мощный элемент ПРО. Правда, не под прямым руководством американцев, но – «способный выполнять общие задачи». И здесь, похоже, Кремлю выдвигать претензии будет куда как сложнее.

Автор является экспертом Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.