Африканский Вазиристан: Франсуа Олланд похоронит Францию в песках Сахары

Аурагх Рамдан

Чтобы лучше понять истинные причины нынешней военной агрессии Франции против Мали необходимо, прежде всего, углубиться в предысторию конфликта. Во-вторых, события в Мали являются логическим продолжением Арабской Весны, пронесшейся с 2011 года через Тунис, Египет и Ливию. В-третьих, особую роль в малийских событиях играет фактор Алжира.

 Франсуа Олланд приезжает в Алжир проверить пульс «исторической памяти»

Однако, за точку отсчета возьмем тяжелый глобальный экономический кризис, начавшийся с 2008 года и который стал детонатором всех последующих событий. Наиболее уязвимыми перед толпами взбунтовавшихся народных масс оказались именно диктаторские режимы Ближнего Востока, Магриба и Северной Африки. В предыдущие годы им еще удавалось кое-как удерживать хрупкую политическую стабильность при помощи репрессивных мер. Но в период кризиса фактор «полицейской дубинки» уже больше не помогал диктаторским режимам.

Впрочем, следует также отметить еще один фактор: на тот момент Ближний Восток и Северная Африка оставались едва ли не единственными регионами, которые еще не были затронуты сценариями силовой или ненасильственной демократизации. Например, наиболее сильно волна «цветных революций» прошлась по бывшему социалистическому лагерю (Сербия, Грузия, Украина, Киргизстан). Кроме того, довольно успешно были проведены политические рокировки в верхах в странах Южной Азии. А страны Южной Америки вообще уверенно встали на реформаторский путь и обрели сравнительную стабильность.

На первый взгляд, события Арабской Весны, вспыхнувшие с 2011 года, для многих наблюдателей оказались неожиданностью. Но с другой стороны, этому есть и логическое пояснение. При чем проблема не только в общем ухудшении социально-экономического положения в каждой из стран региона. Речь, прежде всего, об отсутствии в странах «социальных лифтов».

Кстати, страны Персидского залива, испытывающие сходные проблемы, революционные веяния обошли стороной. По той простой причине, что тамошние власти сумели обеспечить своим гражданам хотя бы минимум базовых потребностей. Алжир тоже выбился из общей цепи Арабской Весны, но по другой причине. Дело в том, что на тот момент алжирцы едва вышли из изнурительной гражданской войны. Так что, «пар» недовольства населения в Алжире был спущен несколько иначе. После того, как Арабская Весна набрала свой ход, бывшие метрополии региона вместе транснациональными компаниями сразу же увидели угрозу своим интересам вплоть до перспективы утраты влияния. Что особенно затрагивает их жизненные интересы. С учетом того, что сложившийся постколониальный строй фактически обеспечивал Запад сырьем и дешевой рабочей силой его бывших африканских колоний.

Парадокс: естественная демократическая трансформация политической системы в арабском мире де-факто становилась прямой угрозой цивилизации Запада, который всегда любит быть в авангарде демократических процессов.
Так что, в этой связи совсем не удивительно, почему Франция особенно сильно забила в набат и активизировала собственные разведывательные и военные усилия в регионе.

Кстати, из этих же соображений НАТО грубо вторглось в Ливию, где происходил процесс «акселерации» исхода вооруженного противостояния в сторону «управляемой» революции. И в Египте тоже были внедрены «контрреволюционные технологии», последствия которых мы наблюдаем до сих пор. По тем же причинам в Тунисе недавно был убит Бельид Шукри, один их лидеров тамошней революции. Французские стратеги, словно «спинным мозгом», почувствовали угрозу неминуемости повторения синдрома Арабской Весны в более жизненно важном для них регионе – Западной Африке, на территории своих бывших колоний. Тем более, что и там подавляющее большинство населения составляет мусульманский этнос.

Таким образом, именно Мали стало логическим продолжением «революции» в Ливии и основным объектом пристального внимания Франции вместе с ее союзниками по НАТО. Для справки: еще в период могущества исламского халифата полоса Сахель и все страны, расположенные вдоль Западно-Африканского залива были известны как Западный Судан, который территориально входил в состав некогда великого исламского государства. 

Франции ничего иного не оставалось, кроме как действовать на упреждение.

Во-первых, 80% энергобаланса Франции приходится на АЭС, топливо для которых добывается в основном в Нигере, находящемуся по соседству с Мали.

Во-вторых, французам хорошо известно об огромных нефтегазовых запасах на севере Мали, где сейчас разворачивается основной театр военных действий. И сейчас под «благовидным» предлогом ликвидации очагов воинствующих исламистов французские войска де-факто стремятся установить прямой силовой контроль над ресурсами Мали и сопредельных стран.

В-третьих, после свержения в Ливии власти Муаммара Каддафи (20 октября 2011 года), которому лучше всех удавалось находить общий язык с туарегами, кочевые племена, вооруженные до зубов, сгруппировались на севере Мали и объявили о создании Национального движения за освобождение Азавада (НДОА). Ведь зверски убитый лидер Великой Ливийской Джамахирии виртуозно использовал «туарегский вопрос» с целью шантажа стран Магриба для последующего создания единого государства, в которое вошли б все ломовые территории Сахары и Сахеля. Т.е. по сути, сейчас Париж просто доводит эту доктрину до ее логического завершения. И в обозримом будущем следует ожидать дезинтеграционный процесс по разделению «Западного» Судана. Этот процесс уже запущен.

В-четвертых, формальными поводами для принятия резолюции Совбеза ООН, разрешившей военную интервенцию в Мали, стали следующие факты: а)марионеточный режим Мали обратился за помощью к «международному сообществу» для сохранения территориальной целостности от атак воинствующих исламистов; б) боевики «Аль-Каиды» приступили к реставрации исламского эмирата, разрушая религиозные святыни и устанавливая шариата «диким методами». Понятно, что истинные мусульмане и патриоты своей страны никогда не будут осквернять исторические раритеты своей культуры. К слову, нечто подобное мы наблюдали в талибском Афганистане.

В целом, можно уверенно утверждать, что спустя десятилетие (т.е. с 2003 года) Франция, оккупировав Сахаль при поддержке таких марионеточных режимов как Алжир, Мавритания и ЭКОВАС, сейчас повторяет «афганский поход» Джорджа Буша-младшего против терроризма.

Хотя, по большому счету, «план реколонизации» Африки на повестке дня всегда был актуален. Особенно, после энергетического кризиса 1974 года. Напомним, в те времена Советский Союз и Движение неприсоединения были реальной преградой для империалистических колонизаторов. Но как только распался социалистический лагерь мы все стали очевидцами «захватнической» атаки натовской машины во главе с США на все ключевые бастионы глобальной экономики. Это только сейчас, в отличие от «лихих 90-х» Россия и Китай вступили в формирование новой архитектуры миропорядка и начали понемногу давать отпор натиску бывших метрополий в третьем мире.

Как ни крути, а современным миром управляют бизнес-интересы и только бизнес-интересы. И тут задаемся вопросом, почему власть алжирского президента Бутефлики дает неограниченную свободу французским ВВС использовать воздушное пространство формально «суверенного» Алжира для ведения боевых действий на севере Мали. При том, что для этого не было получено необходимое согласование парламента страны.

13 января 2013 года в авторитетной французской газете «LeFigaro» вышла статья под названием «Мали: Фабиус благодарит Алжир за коллаборационизм» («Mali: Fabius remercie l’Algérie de sa Collaboration »). Обращает на себя резкость формулировок. Гораздо дипломатичнее было подобрать в данном случае вместо «коллаборационизма» слова «сотрудничество» или «содействие». Или, в крайнем случае, «координация действий». Потому что французский дипломат хорошо себе дает отчет в истинном значении этой словесной комбинации (славяне, хорошо помнящие историю Великой Отечественной войны, кстати, тоже хорошо знают, кто такие коллаборационисты). Франция в приказном порядке потребовала от Алжира закрыть свои границы с республикой Мали. И буквально уже на следующий день после начала военной агрессии пресс-секретарь алжирского МИДа в официальной форме отрапортовал о выполнении данного требования. Кстати, если уж на то пошло, в этой связи стоит упомянуть еще об одном очень интересном инциденте. 12 декабря 2006 года в СМИ промелькнула маленькая новость о том, что на территории между алжирскими городами Константина и Ум-Буаки упал французский военный самолет «Mirage». По имевшейся информации, самолет направлялся в Чад для осуществления боевых задач. Так что, как видим, алжирское небо уже давно стал «родным» для натовских «ястребов» в силу «секретных» договоренностей, заключенных между алжирскими властями и Западом. Тем более, что без таких договоренностей фактически операции по «ликвидации» исламистов в Магрибе не представляются возможными.

Так что, не удивительно, почему официальный Алжир согласился предоставить французам в качестве тыла свои южные территории (хотя бы с воздуха). Более того, Алжир также направил на границу с Мали более 35 тысяч призывников и контрактников своей Национальной Народной Армии. Кроме того, к операции были подключены и отряды жандармерии и спецназовцы. Т.е. фактически правительство Алжира бросило своих граждан «в топку» чужой войны. А Франция на этом фоне просто руководит процессом этнической чистки на всем нефтеносном бассейне региона.

На практике вся операция не занимает много времени. Тем не менее, иностранные войска в зыбучих песках Сахары увязли на долго. Почему?

Основная причина – в Алжире вероятен сценарий ненасильственного свержения ныне правящего режима. Рано или поздно, в стране появится свой «Моисей во дворе Фараона». Сначала произойдет технический переворот, затем – народу предоставят возможность выбрать легитимную власть и реанимировать институты народной власти.

Впрочем, французские стратеги готовы и к такому ходу событий. Так, если в Алжире, действительно, произойдет военный переворот, французские войска сразу же молниеносно оккупируют алжирскую Сахару и создадут там марионеточный режим под условным названием «Туарегстан». Такой вариант развития событий особенно возможен вследствие существующего недовольства в рядах алжирского офицерства политикой своих властей. Кстати, нечто подобное может также произойти и в соседней Мавритании.

Есть и пессимистический сценарий – масштабный «акт мести». Присутствие иностранного военного контингента в Африканском регионе приведет к радикализации оппозиционных политических настроений не только в Мали, но и во всех сопредельных странах, вплоть до всего Исламского мира. Как следствие, театр боевых действий перенесется на города стран Запада, чьи войска сейчас оккупируют регион. Такие атаки могут носить не только классический характер, но и выступать в виде киберударов. Ведь давно известно, что самые сильные хакеры в мире – это алжирцы и марокканцы.

Россия за происходящим будет наблюдать со стороны. И может даже частично предложить помощь Олланду, лишь бы только он отвлек внимание от Сирии и увяз в песках Сахары.

…История однажды уже показала, с каким сокрушительным треском Наполеон Бонапарт проиграл свой последний бой под Ватерлоо. Пора, наконец, и Олланду подумать о своем Ватерлоо, опомниться, прекратить нынешние военные авантюры. Ведь туареги и амазиги никогда не забудут тот геноцид, который совершили французские генералы во второй половине XIX и первой половине XX веков.

Источник: The Dipcomment




Комментирование закрыто.