Африка. «Белые господа» возвращаются

tiomkin

В отличие от Зимбабве, в Замбии принимается во внимание не цвет кожи или былые боевые заслуги, а то, насколько человек компетентен в данном вопросе.

 

{advert=1}

«Это назначение можно считать по-настоящему стратегическим, поскольку оно показывает нам, насколько плотно Сата принимает тот факт, что замбийское общество разнообразно – и не только принимает, но и готов этим воспользоваться. Сата подает пример целому региону, состоящему из разных этнических групп (благодаря которым и возникла когда-то Южная Африка) и этому примеру стоит подражать», — считает политолог Киситор Нгонг.
Гай Скотт родился в 1944 году в городе Ливингстон. Учился в Замбии и Южной Родезии (ныне Зимбабве), продолжил обучение в одном из элитных ВУЗов Англии – Кембридже. 
Назначение Гая Скотта на должность и спокойная смена власти в Замбии выставляют на посмешище соседнюю Зимбабве: там Роберт Мугабе после поражения на президентских выборах 2008 года отказался передать власть своему оппоненту Моргану Цвангираи и заблокировал назначение на одну из министерских должностей белого зимбабвийского политика Роя Беннета из партии MDC-T – исключительно по расовым соображениям. 
Кроме вопросов расовой терпимости Замбия подает и еще один пример – мирной и спокойной передачи власти, без конфликтов и кровопролития, чего в Зимбабве не случалось со времен обретения независимости в 1980 году. Майкл Сата стал пятым в череде президентов сменявших друг друга на высшем государственном посту с того момента, как страна стала независимой (Кеннет Каунда, Фредрик Чилуба, Леви Мванаваса, Рупиа Банда) – в отличие от Мугабе, который вот уже 31 год остается бессменным лидером страны, которую он же и привел к серьезному экономическому и политическому коллапсу.


Партия Саты, «Патриотический Фронт» (PF) по иронии судьбы похожа на партию Мугабе – ЗАНУ-ПФ, но похожесть заключается только в названии. Партия нынешнего президента Замбии существует всего лишь 10 лет – но она учла ошибки партии Мугабе, которая в том или ином виде существует уже почти полвека. 
Отличительная черта Зимбабве – политическая жестокость и насилие по отношению к политическим оппонентам Мугабе, как к белым так и к черным. Хотя и те и другие достаточно настрадались за время правления Мугабе, первым пришлось даже тяжелее, поскольку в последние годы Мугабе инициировал кампанию по насильственному отъему ферм у белых. 
Бывший президент Замбии Кеннет Каунда, выступая с речью по поводу увековечения памяти героев освободительного движения (Майкл Сата переименовал три аэропорта в Замбии, присвоив им имена лидеров национально-освободительной борьбы – в частности аэропорт Лусаки теперь будет носить имя Кеннета Каунды) охарактеризовал Сату как настоящего лидера: «Я обращаюсь к нему и ко всем жителям Замбии – спасибо за оказанную честь. Это решение ясно показывает, что новый президент – настоящий президент своего народа, он помнит откуда он родом, он знает, какую борьбу пришлось вести нашей стране и ценит тех, кто участвовал в борьбе за независимость Замбии. Не мне судить достоин ли я таких почестей – мы просто должны помнить, что Майкл Сата это президент Республики Замбия. До него были и другие президенты, которые не учитывали эти факторы. Он – национальный лидер, он знает, что мы делали, добиваясь независимости и знает, над чем мы работали после ее получения. И он ценит наш вклад в дело борьбы и в развитие Замбии». По словам доктора Каунды, такое решение Саты явилось для него сюрпризом и он очень тронут столь высокой честью.

{advert=2}
Представитель зимбабвийской диаспоры в Лондоне прокомментировал назначение Скотта: «Данное назначение [Гая Скотта на должность вице-президента] является положительным шагом не только в плане государственного управления в Замбии, но оно может служить эталоном для Африки в целом. Нынешний экономический кризис и политическая нетерпимость в Зимбабве – это именно то, чего больше всего боялся покойный Ян Смит, говоря о недопустимости «правления большинства». Правление большинства без обеспечения прав человека – это хуже, чем правление меньшинства, при котором гарантировано право на жизнь и базовые нужды».

Еще одна милая картинка в тему

Новость, конечно, интересная – хотя бы тем, что Гай Скотт – это ПЕРВЫЙ белый, занявший столь высокий пост в постколониальной Африке. И, как говорится, «+1» замбийцам – бывшая Северная Родезия оказалась поумнее южного соседа. Замбия после обретения независимости, естественно переболела всеми детскими болезнями – и анти-белые настроения там были куда как сильны в свое время (хотя, конечно, с Конго не сравнить): белых избивали, арестовывали, выгоняли из страны и т.д. Но – прошло каких-то полвека и до страны дошло, что белые африканцы это не деталь пейзажа, а необходимость. После того, как экономика Замбии в 1960-х и 1970-х оказалась в сильном минусе (специалисты-то поуезжали), после долгой тихой (а порой и откровенной) свары с Родезией (и обретения «плюшек» в виде перманентных рейдов РСАС) пришло понимание, что специалисты нужны. Кто у нас специалисты? Правильно, те самые «проклятые колонизаторы». Утрирую, конечно, но данный шаг товарища Майкла Саты не могу не приветствовать – реальное межнациональное мирное сосуществование.
Там, конечно, куда как интересно другое – сколько и какой реальной власти получит Скотт? И как будет исполнительная власть строить отношения с Пекином? Потому что для Замбии Китай – это натуральная головная боль. Бизнес Поднебесной настолько целеустремленно впёрся в Замбию, что местные замбийские элиты ощутили очень неприятные ощущения в районе всего чего только можно. Что есть такое китайцы в Замбии можно почитать вот тут и посмотреть вот здесь.
Сата – бывший лидер оппозиции, известный своим жестким антикитайским курсом. Он, собственно, свою кампанию и строил на отрицании и проклинании «желтой угрозы». Даже обещал повыгонять из Замбии всех желтых дьяволов, которые наживаются, эксплуатируя местное население (что, будем справедливы, правда чистая – китайцы не столько инвестируют, сколько адово эксплуатируют). Такая антикитайская позиция Сате голосов только прибавляла – тем более, что китайев, несмотря на все заявления и политические разговоры, становилось (и становится) в Замбии все больше и больше.

{advert=3}
И ведут они себя при этом уже как хозяева – в первую очередь Китай вкладывается в горнодобывающую промышленность, точнее в добычу меди. Замбия – это медная кладовая Африки. После Независимости эта отрасль промышленности пришла было в упадок, но со временем оправилась и постепенно начала подниматься с колен, а далее и вовсе вышла на хороший уровень. И сейчас Замбия – это номер один по добыче меди на всем континенте. А вот потребитель меди номер один… понятно, какая страна, да? И эта страна, не считаясь ни с чем, вкладывается в добычу замбийской меди. Причем настолько интенсивно, что ладно бы в Лусаке или Кабви – в Мбале наличными юанями особо никого не удивишь. 
А на медных рудниках китайцы устанавливают свои порядки – местным шахтерам платят очень скромную зарплату, да и ту частенько задерживают. Из-за чего замбийские шахтеры как-то китайский персонал очень не любят. Настолько не любят, что дело заканчивается драками, свалками и порой человеческими жертвами (как с той, так и с другой стороны). Но это еще полбеды: китайцы активно проникают практически во все сферы – в строительство, в торговлю, в сельское хозяйство, и не в качестве исключительно менеджеров, а и просто, как рабочая сила. Из-за чего конфликты встают уже в полный рост – местные элементарно лишаются работы.
И правительство Саты попадает в вилку: начнешь выполнять предвыборные обещания и прислушиваться к голосу народа – придется занимать на деле жесткую позицию в отношении Китая, вводить и применять протекционистские меры, в общем крепко ссориться с Китаем. Но если действительно упереться рогом и указать Пекину на его место, то враз можно лишиться китайских инвестиций – а они значительны, в меднодобывающую промышленность Замбии только в прошлом году китайцы вложили более двух миллиардов долларов. Это уже серьезные деньги. Пекин может и обидеться – а обиженные китайцы это сила, которой мало что или кто способен противостоять. 
Есть любопытный момент – менталитет. В Африке, как известно, существует некоторое количество неписаных универсальных законов, которые работают всегда и везде. TIA, AWA, K-factor, Law№2 и еще несколько. 

TIA – This Is Africa, «Это – Африка», т.е. не надо ничему удивляться, поражаться, негодовать, это бессмысленно. Это Африка, и иные мерки тут не работают. Нечто вроде присловья «кысмет» — «судьба».
AWA – Africa Wins Again, «Африка побеждает всегда», т.е. что бы ты ни делал, что бы ни предпринимал, Африка все равно поступит по-своему.
K-factor – Kaffir-factor, она же «поправка на кафров»/»поправка на негров», гласящая, что «в подавляющем большинстве случаев кафр никогда ничего не сделает хорошо с первого раза и поэтому необходимо проверять им сделанное».
Law№2 – «Если случается что-то, что требует немедленной помощи – скорее ищи ближайшее белое лицо»

Белые, за долгие годы жизни в Африке вывели эти законы экспериментально. И приспособили свою жизнь в соответствии с ними, понимая, что черных можно немного переделать, но полностью переделать невозможно – TIA и AWA. А посему надо идти на компромисс – что, в общем и происходило. Белые брали поправку на черные менталитет и особенности, черные понимали, что белые это делают и страрались извлечь для себя дополнительную пользу и в общем до поры до времени это работало. Не то китайцы – им плевать на эти «культурные особенности», по части бизнеса они дадут фору кому угодно, точнее не столько по части бизнеса, сколько по части извлечения прибыли и эксплуатации. Для белого владельца шахты важно что? Чтобы черные работали, чтобы шахта приносила прибыль, чтобы было поменьше несчастных случаев и не было особой смуты. Поэтому белый менеджер был готов мириться с некоторыми моментами, типа не совсем стахановского труда кафров, он также закладывал определенный процент раздолбайства и лени и т.д. Китайскому менеджеру на это плевать, для него главное, чтобы черные работали много, быстр и качественно, чтобы шахта постоянно приносила бесперебойную прибыль, а что до несчастных случаев, то на это плевать, а смуты быть недолжно как явления. Отсюда проблемы.
В общем, крайне любопытно, что будут делать Сата и Скотт в отношении китайцев и местного населения. Лавировать надо полагать – и денег лишаться не хочется, но и с гражданами надо как-то считаться.

Источник:tiomkin




Комментирование закрыто.