Афганская авантюра Януковича

Дмитрий Тымчук

В частности, как сообщила пресс-служба Януковича, во время встречи в рамках саммита НАТО с президентом Афганистана Хамидом Карзаем, украинский президент договорился о создании Совместной межправительственной комиссии по вопросам торгово-экономического сотрудничества. «Мы обсудили широкий спектр сотрудничества, которое мы начнем в ближайшее время. Это и строительство различных объектов инфраструктуры в Афганистане: транспортной, энергетической. Это ремонт военной техники времен СССР», — сказал Виктор Янукович, подчеркнув, что «Афганистан является интересным экономическим партнером для Украины в регионе».

Казалось бы, перспективы действительно радужные. Отбывая на саммит в Чикаго, представители украинской делегации сообщили СМИ, что рассчитывают на серьезные договоренности по Афганистану. В частности, Киев интересуется участием в таких проектах, как прокладка магистрального трубопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) и строительство малых ГЭС, где мог бы поучаствовать украинский «Турбоатом».

При этом не забудем, что в Афганистан, который НАТО никак не может взять под контроль с помощью военной силы, вливаются колоссальные финансовые средства, и эти вливания, учитывая перспективные проекты, на которые нацелился и Янукович, будут только увеличиваться. То есть, казалось бы, впереди — непаханное поле. Тем более, что, в отличие от многих стран, пристроившихся к дерибану выделяемых на Афганистан средств, Украина пусть и символически, но участвует в операции НАТО в этой стране, выделяя воинский контингент для ISAF. В то время, как до сего дня ни к каким афганским проектам ее близко не подпускали.

Но стоит все же внимательнее изучить столь бодро обрисованные Януковичем перспективы.

Так называемое «восстановление экономики Афганистана» сводится в основном к двум направлениям — создание транзитной инфраструктуры и добывающей промышленности (страна набита месторождениями нефти, меди, полудрагоценных камней и пр.). Географическое положение Афганистана просто создано для транзитных проектов трубопроводов (к ним и относится ТАПИ, о котором упоминалось выше), железнодорожных и автомобильных магистралей (здесь стоит вспомнить проекты магистралей Синьцзян-Карачи, Колхозабад-Мешхед и Ташкент — Ашхабад — Бендер-Аббас). Перспективным считается и проект CASA-1000 (призван соединить национальные электрические сети Таджикистана, Кыргызстана, Пакистана и Афганистана, дабы излишки таджикской и кыргызстанской электроэнергии экспортировать на рынки Пакистана и Афганистана, где ощущается ее нехватка электроэнергии), а также проект по прокладыванию линий связи (Евразийская оптоволоконная магистраль).

Однако на самом деле с этими широко распиаренными проектами не все ясно. Например, взять проект ТАПИ, о котором вещали в украинской делегации. В своем исследовании эксперты российского Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) отмечают по этому поводу: все соглашения о строительстве ТАПИ до недавнего времени держались на афганских гарантиях безопасности строительства и самого газопровода.  Когда эти соглашения подписывались, то предполагалось, что американцы пробудут в Афганистане достаточно долго, чтобы афганская армия окрепла и смогла взять контроль над безопасностью. Но если американцы покинут южный Афганистан, что Пентагон спланировал еще в прошлом году, то афганские силы не смогут гарантировать безопасность строительства газопровода, который пройдет через южные провинции. Даже если начать его строить в этом, 2012 году, то его достройка будет под вопросом, поскольку около тысячи километров газопровода пройдет по территории, на которой возможны боевые действия. Затягивание же строительства представляет угрозу провала всего проекта. Таким образом, американские планы разрушают все то, что страны-участники соглашения по ТАПИ создали с большим трудом.

Эксперты также отмечают, что Китай, очень внимательно изучающий перспективы энергетических и энерготранзитных проектов в регионе, уже предлагает свой вариант «замены» ТАПИ. В частности, еще в августе 2011 года China National Petroleum Corp. — китайская нефтегазовая компания, заявила о том, что до 2015 года есть планы удвоить мощности газопровода Туркменистан — Китай, и довести объем импорта газа до 55-60 млрд. куб. метров в год (на август 2011 года этот объем составил 13,6 млрд. куб. метров, а в 2012 году объем составляет порядка 30 млрд. куб. метров). Увеличение плана к 2015 году до 60 млрд. куб. метров — это как раз и есть поворот того объема газа, который должен был пойти в ТАПИ, в газопровод Туркменистан — Китай.

Но суть все же не в этом. По большому счету, ТАПИ не похоронен, да и без него в Афганистане хватает проектов, на которые выделяются огромные средства, — размах работ по реконструкции Афганистана весьма впечатляет. Уже начало этой работы — а проводилась она в соответствии с такими документами, как Боннское Соглашение (декабрь 2001), Токийские договорённости (январь 2002), Берлинская декларация (апрель 2004), двусторонние соглашения Афганистана со странами-донорами и т.д. — было сопряжено с использованием колоссальных сумм стран-доноров. Например, сразу после подписания Боннского соглашения Всемирный Банк, Азиатский Банк Развития и Программа по Развитию ООН оценили размер необходимой помощи, включая гуманитарную, на десять лет, т.е. до 2012 года, в 14,5 млрд. долларов. Но уже к началу 2010 года все предварительные оценки необходимой помощи Афганистану восьмилетней давности оказались сущей мелочью по сравнению с реальными затратами. Всего объемы предоставленной Афганистану финансовой помощи 56 странами-донорами за период 2002-2009 гг составили 35,5 млрд. долл. США, а на сегодня резво перешагнули отметку в 40 млрд долл.

Деньги большие, но стоит обратить внимание на сущий пустячок — а именно, на схему распределения этих средств. А их распределение осуществляется на данный момент по такой схеме: 75% всего объема помощи — на проекты и программы, разработанные и запущенные самими странами-донорами, под их контролем и с минимальным или вовсе без участия правительства Афганистана, остальная часть — через казначейство правительства Афганистана на цели исполнения национального бюджета и лишь 2% — в распоряжение и на усмотрение правительства Афганистана.

Этот подход понятен: афганское правительство успело продемонстрировать такой уровень коррупции и такую бешеную тягу к дерибану, что деньги ему просто не доверяют. Здесь стоит вспомнить, как осенью 2010 года вспыхнул скандал вокруг банка Kabul Bank, который выдал фиктивных ссуд на 900 млн долларов. Тогда США и другие страны, а также МВФ заморозили выделение средств, которые изначально предназначались Афганистану (кстати, в итоге из украденных 900 млн удалось вернуть только 75 млн долларов). Разморозили помощь только в конце 2011 года: в ноябре МВФ заявил, что рискнет выделить транш, а в декабре и США заявили, что попробуют понемногу снова доверять афганскому правительству некоторые суммы.

Вывод из всего этого прост: для участия в серьезных проектах в Афганистане надо разговаривать не с Карзаем и прочей афганской братией, а с представителями ведущих стран-доноров афганских программ из НАТО и международных организаций и фондов. В то время, как лидеры этих стран как-то не продемонстрировали горячего желания общаться с украинским президентом в Чикаго.

Если говорить о международных проектах вне НАТО, та же картина. Для участия, например, в проекте CASA-1000 надо было переться не в США для встречи с Карзаем, а в ОАЭ, где 18-21 мая проходило заседание Межправительственного совета участников проекта.

И подобная картина — во всем. Например, что касается железнодорожных магистралей, то, как отмечают специалисты, у Афганистана есть все шансы крупным межрегиональным центром по перевозке грузов. Дело в том, что Афганистан граничит со странами, использующими три различных вида железнодорожной колеи: европейскую — 1435 мм (Иран), советскую — 1520 мм (Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан), и индо-пакистанскую — 1676 мм (Пакистан). По мнению экспертов, в этой ситуации железные дороги Афганистана должны развиваться по принципу «стыка трех колеей», что предполагает развитие системы перегрузки товаров и грузов с одного типа железнодорожного маршрута на другой. Такой «транзитный узел» трех железнодорожных систем гарантирует Афганистану большой транзитный поток грузов, который уже на начальной стадии оценивается в 500-1000 млн. тонн в год. Но занимаются этим вопросом заинтересованные страны-соседи.

Уровнем ниже — та же картина. Финансирование небольших проектов прежде всего в сфере создания транспортной инфраструктуры, осуществляется непосредственными соседями Афганистана. Например, в 2010 году началось строительство железной дороги Хайратон — Мазари-Шариф, которая проходит от узбекской границы до административного центра провинции Балх на севере Афганистана. Основным подрядчиком выступила узбекская компания «Узбекистон темир йуллари». Финансирование — от Азиатского банка развития (АБР), проектная стоимость — 129 млн долларов. В дальнейшем при финансировании того же АБР планируется прокладка железной дороги до города Герат на западе Афганистана.

Таким образом, единственная «победа», с которой Янукович вернулся из Чикаго, весьма и весьма сомнительна.

И уж вовсе как издевательство выглядит тот факт, что Кабинет Министров Украины 21 мая этого года одобрил проект Указа Президента Украины «О предоставлении гуманитарной помощи для нужд правительства Исламской Республики Афганистан». Как отмечается в сообщении, проект указа разработан «с целью оказания поддержки Украиной многонациональным международным усилиям в деле восстановления и обеспечения продолжительного мира и стабильности в охваченной вооруженным конфликтом Исламской Республике Афганистан». Этим постановлением  предусматривается, что в 2015-2017 гг. из госбюджета Украины будут выделять ежегодно на помощь Афганистана сумму, эквивалентную 500 тысячам долларов США.

То есть вместо зарабатывания денег в Афганистане, где который год несут службу наши военные, Украина будет еще ежегодно отстегивать этой стране по полмиллиона долларов. А неплохой «бизнес по-украински», не так ли?




Комментирование закрыто.