Афганистан 2012: С имперского кладбища нельзя убежать

Брахма Челлани

 

С момента своего прихода к власти Обама проводил политику в Афганистане, которую можно выразить тремя словами: нахлынуть, подкупить и убежать. Военная миссия сейчас вступила в фазу «убежать», или в то, что сегодня эвфемистически называют «переходной стадией к 2014 году».

[include id=»9″ title=»advert 5″]

Главная цель заключается в заключении такой сделки с Талибаном, чтобы США и их партнеры по НАТО смогли вывести войска из «кладбища империй», сохранив лицо. Этот подход – больше направленный на скорейший вывод войск, чем на обеспечение прочного мира и региональной стабильности – сегодня преподносится как «примирение», а Катар, Германия и Великобритания получают ведущую роль в содействии этому урегулированию.

Однако бросается в глаза то, как мало США извлекли уроков из прошлого. В критических ситуациях они начинают повторять свои собственные ошибки, создавая или финансируя новые местные отряды милиции в Афганистане или стремясь прийти к соглашению с Талибаном. Как во время скрытой войны, которую США вели в 1980-х годах в Афганистане против советской военной интервенции, в сегодняшней открытой войне политикой США руководят краткосрочные интересы.

Безусловно, каждый лидер должен работать над тем, чтобы вывести свою страну из затяжной войны, таким образом, Обама прав в том, что ищет способ остановить эту войну. Однако он не был прав, раскрывая свои карты публично и придавая сил врагу.

Через несколько недель после вступления в должность Обама публично заявил о своем намерении вывести американские войска из Афганистана, даже раньше того, как он попросил свою команду разработать стратегию. Наращивание военного контингента, которое продолжалось до 2010 года, было направлено не на разгром Талибана в военном отношении, а на заключение политической сделки с врагом с позиции силы. Тем не менее, даже до начала этого наращивания сил, его цель была подорвана планом вывода войск, за которым последовало публичное объявление о сокращении их численности с 2011 по 2014 годы.

Покидающая страну держава, которая сначала заявляет о поэтапном выводе войск, а затем пытается заключить сделку с врагом, подрывает свои региональные рычаги воздействия. Показательно то, что резкое ухудшение отношений США с пакистанскими военными произошло именно тогда, когда был открыт план вывода войск. Поэтапный вывод придал смелости пакистанским генералам начать жесткую игру. Хуже то, что у США до сих пор нет четкой стратегии, как обеспечить, чтобы эндшпиль не подорвал интересы Запада или еще больше не дестабилизировал регион.

Посол США в регионе Марк Гроссман уже провел ряд секретных встреч с представителями Талибана. Катар был выбран для проведения новых переговоров между США и Талибаном, чтобы держать все еще скептически настроенное правительство Афганистана на почтительном расстоянии (несмотря на предлог переговоров «под руководством Афганистана»), а также для изоляции переговорщиков Талибана от давления со стороны Пакистана и Саудовской Аравии. Между тем, несмотря на то что военно-гражданское противостояние со стороны Пакистана усложняет региональные проблемы Вашингтона, новое американское давление в сторону сдерживания Ирана угрожает создать еще большую турбулентность в соседнем Афганистане.

По правде говоря, политика США в отношении Талибана, при рождении которого ЦРУ было акушеркой, проходит полный круг во второй раз за период немногим более 15 лет. Администрация Клинтона согласилась с приходом Талибана к власти в 1996 году и закрыла глаза на то, как эта бандитская милиция в союзе с межведомственной разведкой Пакистана способствовала незаконному обороту наркотиков, а также пополняла ряды выпускников афганской войны, занимающихся транснациональным терроризмом. Тем не менее, после терактов 11 сентября 2001 года куры вернулись домой на насест. Объявив войну Талибану, политика США прошла полный круг.

Теперь политика США с их неистовым поиском сделки с Талибаном подходит к тому, чтобы завершить еще один виток на орбите. В действительности, переговоры в Катаре подчеркивают, почему политическое руководство США сознательно воздерживалось от обезглавливания Талибана. У американских военных было достаточно возможностей (и до сих пор есть), чтобы устранить Рахбари Шуру, руководящий совет Талибана, который часто называют Кветта Шура, поскольку он переехал в этот пакистанский город.

Тем не менее, США не провели ни одного беспилотного, авиа или наземного удара по Кветте или его окрестностям. Все удары США пришлись дальше на север, на район проживания пакистанских племен ‑ Вазиристан, несмотря на то что руководство афганских талибов и их союзных групп, таких как сеть Хаккани и группировка Хекматиара, там не скрываются.

Как и оккупация Соединенными Штатами Ирака, война НАТО в Афганистане оставит позади себя этнически разрозненную страну. Как и в Ираке сегодня, когда все намерения и цели этнически разрозненны, будет трудно создать правительство в Кабуле после 2014 года, которое сможет управлять всем Афганистаном. Также как договоренности между США и Северным Вьетнамом 1973 года были достигнуты после того, как режим Южного Вьетнама отстранили от переговоров, сегодня США отстраняют правительство Афганистана, даже несмотря на то, что они принуждают президента Хамида Карзая оказывать поддержку и показывают готовность удовлетворить требование Талибана передать пять заключенных лидеров Талибана из Гуантанамо.

Эти переговоры, в которых США пытаются создать зоны прекращения огня, чтобы облегчить вывод своих войск, могут только подорвать легитимность правительства Карзая и снова вывести на центральную сцену Кветта Шуру. Но Афганистан – это не Вьетнам. Завершение боевых операций НАТО не будет означать завершения войны, поскольку враг будет ставить своей целью интересы Запада, где бы они ни были. Любимая надежда Америки регионально сдержать терроризм, вместо этого, угрожает тому, что Афганистан и Пакистан останутся угрозой, терзающей региональную и глобальную безопасность.

Автор– профессор стратегических исследований в Центре политических исследований в Нью-Дели и автор книги «Азиатская неодолимая сила».

Источник: No Escape from Empire’s Graveyard

Перевод с английского – Татьяна Грибова

 

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.