Удивительные вещи происходят на Ближнем Востоке. Османы подошли из-за угла


 

Удивительные вещи происходят на Ближнем Востоке. Трещат правительства, рушатся устоявшиеся союзы, в тартарары летит баланс сдержек и противовесов. В арабском мире настал плохой сезон для лидеров. Мубарак в Египте и бен Али в Тунисе власть потеряли. Каддафи в Ливии и Салех в Йемене вот-вот потеряют. У Асада в Сирии и Абдаллы II в Иордании свои проблемы. Да и у кого их нет?

Бунты и мятежи, погромы меньшинств и расстрелы демонстраций, гражданские войны и межгосударственные конфликты, интервенция и пересмотр границ — настоящее и будущее “демократического” Ближнего Востока. Перед лицом надвигающегося хаоса все равны, хотя некоторые и здесь, в точности по Оруэллу, “равнее”.

Анализируя происходящее, “пикейные жилеты” от политологии не перестают искать, кто все организовал. Кому это выгодно, кто стоит в тени, за углом. Кто верховодит и тянет за ниточки, режиссирует и дирижирует. Но ситуация все менее похожа на “управляемый хаос” — скорее, на неуправляемый. Кукловод не находится, вернее, их слишком много, и интересы у всех разные. Эр-Рияду нужно одно, Дохе другое, Тегерану — третье. Вашингтон не доверяет Лондону и соперничает с Парижем. “Аль-Каида” вооружается, талибы наступают, а “Братья-мусульмане” терпеливо ждут своего часа. Пекин и Дели, Сеул и Токио, Берлин и Москва наблюдают, как разыгрывается очередной раунд “Большой игры”. Иерусалим готовится к войне. Все заняты делом — каждый своим. Но особенно любопытно наблюдать за Анкарой.

Похоже, в настоящий момент больше всего пользы из проблем противников, союзников и соседей, ближних и дальних, извлекает именно Турция. Единственная мусульманская и единственная ближневосточная страна, являющаяся членом НАТО. Вечный кандидат в ЕС и посредник в региональных конфликтах. В военной и экономической сфере — региональная сверхдержава. В политической — один из активных участников выстраивания мироустройства, в котором бывшим великим державам уготованы скромные роли. В современном мире, где соотношение сил все более напоминает XVII столетие, “Новая Османская Порта” успешно балансирует между Западом и Востоком. Причем чем быстрее она укрепляет свои позиции, тем реже министр иностранных дел Давутоглу, автор этого удачного определения, называет так свою страну публично.

Правящая в Турции Партия справедливости и развития премьера Эрдогана и президента Гюля восстанавливает опору на традиционные исламские ценности. Нейтрализует генералитет, проведя референдум по изменению конституции, по итогам которого армия потеряла возможность отстранять от власти руководство страны. Делает ставку на превращение европейской и североамериканской турецкой диаспоры в инструмент влияния Анкары. Пытается с использованием российских специалистов и за российский счет построить турецкую ядерную энергетику. Трансформирует страну в перекресток трубопроводов мирового уровня, влияющего в равной мере на поставщиков (включая Ирак, Иран, Россию и Азербайджан) и европейских потребителей углеводородов. Использует водные ресурсы истоков Тигра и Евфрата для контроля Двуречья. Пропагандирует “мягкий ислам” в России и на Украине. Поддерживает пантюркизм в Закавказье и Центральной Азии. Усиливает экономическую экспансию в Африке и на Балканах. Развивая диалог с Европой, продолжает оккупировать Северный Кипр.

Ограниченно участвуя в военных операциях в Ливии и Афганистане, Анкара действует и как член НАТО, и как защитник мусульман от “чрезмерного военного давления Запада”. Сохраняя на своей территории американские ядерное оружие и военные базы, блокирует их использование для оккупации Ирака. Не разрывая отношений с Израилем, выступает на стороне ХАМАС и “Хезболлах”. Развивая союз с Сирией, выступает против подавления Асадом сирийских исламистов. Используя конфликт Ирана с мировым сообществом из-за его ядерной программы, участвует в “тройственной инициативе”, призванной сорвать введение против ИРИ санкций ООН. Налаживая отношения между руководством Ирана и Египта, балансирует между Ираном и Саудовской Аравией. Демонстрируя готовность быть мостом в большую политику для исламской периферии, включая Нигерию и Индонезию, завязывает на себя новых игроков и ослабляет старых.

Необходимая всем и поддерживающая отношения со всеми. Участвующая в любых инициативах — исключительно в собственных интересах. Без колебаний пересматривающая соглашения и договоры, когда считает это для себя выгодным и безопасным. Принципиально нарушающая правила, турецкая политика не делает ничего того, чего не делали бы на пути наверх Соединенные Штаты и Советский Союз, Франция и Великобритания, — и именно поэтому обречена на успех. Израиль и Иран, арабский мир и Африка, Россия и Запад для Анкары — всего лишь карты в политическом пасьянсе, который она раскладывает до бесхитростности откровенно и эгоистично.

Пока что Турция тихо и незаметно набирает очки там, где их с шумом теряют другие. Вопрос лишь в том — надолго ли? Мешать Анкаре еще не стали. Но не заметить ее амбиции нельзя, а в этом мире все имеет свою цену.

Евгений Сатановский

Источник — Известия




Комментирование закрыто.