Михаил Делягин: Началась эпоха сырьевых войн

 

Ливийская война показывает очень неприятную особенность: мы вступили в новую эпоху качественно новых войн – войны за ресурсы. В самих войнах за ресурсы ничего нового нет, но, похоже, они становятся основным содержанием развития человечества – и это скверно.

Ливийская война отличается от остальных двумя важными факторами: во-первых, впервые в массовом объеме применяется организационное оружие. Обратите внимание: конфликт был в значительной степени выдуман. В отличие от Туниса, где огромный разрыв между богатыми и бедными (почти такой же, как в России, где правящая партия забрала 98 % голосов в Парламенте). В отличие от Египта, где огромное количество людей живет на 1 доллар – а то и меньше – в день, и подорожание зерна для которых поставило их на грань катастрофы. В отличие даже от Бахрейна, где есть очень жесткие противоречия между суннитами, которые имеют значительную часть власти, и шиитами, которые составляют основную часть общества, в Ливии таких глобальных разломов не было.

Каддафи оказался совершенно не готов к этой войне, потому что там не было глубоких реальных противоречий. Да, в Ливии были межплеменные противоречия, которые и «выстрелили». Была вечная фронда на востоке, но это была фронда и не более того. Действительно, там есть то, что называют территорией оппозиции, это район с наибольшей плотностью исламских фундаменталистов в мире. Потому что из всех исламских террористов, которые известны американцам, около 20% происходит из этого района – более того, на 1500 населения приходится 1 исламский боевик, известный американцам (т.е. не просто 15-летний мальчик, бегающий с автоматом, а уже «заслуживший» и уже в каких-то сводках отметившийся).

Тем не менее, реальных противоречий не было. Мы видим, что вдруг появились сообщения о массовых беспорядках, которые, как потом выяснилось, были не очень массовыми. Потом сообщения о чудовищных зверствах кровавого режима Каддафи, о самолетах, бомбящих мирные жилые кварталы. Потом выяснилось, что ничего этого не было. Даже министр обороны США должен был признать, что американцы не располагают такими данными с их спутниковой разведкой и т.д.

Мы видим искусственно сконструированный конфликт, который оказался более, чем успешным, потому что войска Каддафи не смогли взять Бенгази до начала удара по ним, и сейчас уже вряд ли смогут что-то делать.

Это качественно новая ситуация, в которой официальные заявления не значат ничего. В которой заявления самых уважаемых официальных лиц не соответствуют действительности в момент их произнесения. Например, господин Обама заявил, что Америка не хочет сухопутной операции в Ливии. Следующей же новостью в новостной ленте была информация о том, что американские войска находятся в Ливии уже минимум 10 дней… Теперь это нормально.

Мы погружаемся в шизофреническую реальность, в ситуацию, когда заговор является нормальным элементом государственной политики. Приходится констатировать, что послевоенное время – до 1995-1999 годов – это был золотой век, когда существовали некие правила игры.

Вторая особенность этих войн за сырье. Был очень интересный момент, когда субъект действия волшебным образом раздвоился. Сейчас уже ни для кого не секрет, что волнения в Тунисе было полной неожиданностью для американского государства. В Тунисе ожидали неприятностей в последнюю очередь: относительно богатая страна, сытое население (конечно, не такое сытое, как в Ливии, но все равно), туризм, недвижимость Туниса даже успела выйти на российский рынок и начать его покорять (можно только посочувствовать приобретателям этой недвижимости).

При этом реакция Запада на вал восстания в арабском мире была очень быстрая и очень системная. Вот это противоречие между полной неожиданностью для государственных систем управления и очень быстрой, рациональной и эффективной реакцией я могу объяснить только одним – раздвоением субъекта действия. У меня ощущение, что у нас впервые на арену глобальной политики в явном виде вышел некий глобальный управляющий класс. Это, упаси боже, никакое не мировое правительство – все эти конспирологические бредни мы отбросим.

Мы должны признать, что упрощение коммуникаций, связанное с глобализацией, привело к тому, что резко выросла доля людей, которые живут жизнью граждан мира, которые живут не в странах – а в пятизвездочных отелях и в резиденциях на охраняемой территории, за предельно высоким для нас уровнем комфорта, которое обеспечивается им в любом случае. Которые не бомбят так же, как не бомбят нефтепроводы и газопроводы – по тем же причинам, по которым не бомбят Швейцарию. Это территории, которые всегда будут охраняться. Не важно, кто будет у власти.

Этот слой объединяет руководителей крупного бизнеса, в том числе и теневых финансовых структур. Это руководители политических групп, представители спецслужб. Это обслуживающие их деятели науки и культуры, СМИ и т.д. Т.е. люди, которые ведут космополитичный образ жизни, обладают огромными деньгами и ресурсами, на основе единого образа жизни они сложились в единый класс, который носит глобальный характер. Он очень мощный, поэтому его можно назвать управляющим. Он действительно теснейшим образом связан с глобальными монополиями.

Поскольку у него нет ни налогоплательщиков, ни избирателей, ни даже акционеров (в большинстве случаев), он полностью безответственен. Он не несет ответственности ни перед кем. При этом в силу своего глобального характера этот слой естественным образом враждебен любой обособленной группе людей и особенно – конкурирующих за власть, т.е. государство. Это люди, которые враждебно противостоят любой или почти любой государственности просто потому, что они действуют и существуют глобально.

В ситуации в Тунисе мы на минуту увидели, что субъект действия американской государственности раздвоился. Мы увидели, что в одной и той же оболочке существует два совершенно разных субъекта действия. С одной стороны – глобальный управляющий класс, который реагирует быстро, внятно и очень четко, а с другой – нормальная государственная бюрократия, которая медленна, лопоуха, неспособна обрабатывать информацию и т.д. Эти две особенности очень важны.

Вернемся к Ливии. Очень много очень забавных особенностей. Все начиналось как элемент общей дестабилизации: Тунис, Египет, далее везде. Но есть некоторые особенности. Первая – совершенно фантастическая – почему Каддафи сопротивляется? Понятно, что он экзотический деятель, что у него много тараканов в голове – но он сопротивляется! И в целом сопротивляется довольно успешно. Если сравнить то, что ливийская армия до сих пор существует; что ливийские самолеты и средства ПВО продолжали уничтожать после объявленного уничтожения системы ПВО (включая и самолеты тоже, которые являются частью этой системы), можно сказать, что относительно имеющихся ресурсов он сопротивляется очень успешно. Да, конечно, ресурсы хиленькие – ему нужно предъявить большой счет за то, что военный, руководящий страной 40 лет, умудрился не создать собственную военную промышленность.

Тем не менее, первое – это существенно более низкий, чем принято думать, уровень коррупции. Это причина того, что он успешно сопротивляется. Да, Ливия – это 8 больших племен и очень много малых, да, некоторые племена восстали, но Каддафи делился с ливийцами – по крайней мере, значительно больше, чем делится с нами руководство Российской Федерации… Представляете, когда я в разных аудиториях начинал озвучивать зарплату медсестры в тысячу долларов – при том, что хлеб не стоит почти ничего, лечение в основном бесплатное, электричество бесплатное, бензин стоит жалкие центы – знаете, это называется возбуждение классовой ненависти. Потому что озвучивание того, что в Ливии, в африканской стране, которой управляет «неизвестно кто», мы видим, что там действительно заботятся о своем народе. Не развивают его, может быть, но по крайней мере заботятся. И вместо уничтожения системы образования, которую мы видим в России, мы видим, что господин Каддафи обеспечил практически бесплатное образование практически всем желающим.

Вторая причина его сопротивления – это, безусловно, клановый характер войны. Это африканский трайбализм, причем Восток – очень забавная территория, он поддерживал его императора, и большая претензия жителей восточной Ливии к Каддафи заключается в том, что он перетянул финансовые потоки в Триполи, в итоге Триполи стало реальной столицей, потому что до этого император очень много давал Востоку – естественно, клановой верхушке, а не населению.

Исламский фундаментализм – я уже сказал, что это большой очаг сопротивления исламскому фундаментализму. Дает дополнительные ресурсы сопротивления, потому что одно дело вы сопротивляетесь каким-то гражданским повстанцам, которые в случае чего вас будут судить, а другое дело – вы сопротивляетесь исламистам, законы которых вам в общем известны, да и мы в России можем купить на половине рынков РФ кассету и посмотреть, что делают исламские фундаменталисты с представителями вооруженных сил.

Есть другой вопрос, очень интересный: почему Запад уперся? Казалось бы, есть спецоперация, вдруг она пошла как-то не так, Каддафи не побежал в панике, как Мубарак, население его, вроде бы, поддержало. Почему? При этом обратите внимание: никто не вспоминает Каддафи единственное преступление, которое он совершил кроме расстрела императора, это, скорее всего, действительно так – катастрофу над Локерби, когда были убиты абсолютно невинные люди. Да, в отместку за что-то, но убиты абсолютно невинные люди, очень жестоко, это стало шоком для всего Запада. И Запад это не вспоминает. Хотя, казалось бы, сейчас нужно вспоминать все, вешать всех собак – но нет, это очень забавная рыночная, корпоративная этика. Товарищ Каддафи расплатился, он допустил в страну западный капитал, он действительно, насколько можно судить, снизил свои высокие социальные гарантии (что ослабило его поддержку) – все, за Локерби заплачено, претензий нет.

Почему же Запад уперся? Во-первых, из принципа, чтобы доказать: если мы начали кого-то душить, то он будет приговорен, он кончит жизнь.

Во-вторых, это нефть. Причем тут очень интересно: если установить контроль за нефтью и газом, но если даже в Ливии этого не удастся – пример Ирака очень ярок: контроль установили, но кому от этого легче? Пример показывает, что простая хаотизация данной территории позволяет за счет повышения цен на нефть получить вполне весомый и внятный гешефт. Во-первых, выигрывают нефтяные компании – те самые, которые играют большую роль в глобальном управляющем классе. С другой стороны, подрываются оба извечных стратегических конкурента США: Евросоюз и Китай. Напомню, что в феврале в Китае случился маленький казус: ожидалось, что профицит будет около 5 млрд.долларов США (для Китая это немного), а оказался дефицит 7,3 млрд. долларов США – по-моему, максимальный дефицит за 7 лет. Это первый дефицит после того, как Китай изжил последствия кризиса 1998–1999 годов. Т.е. уже сейчас дорогая нефть бьет по Китаю очень болезненно.

Что же может произойти завтра? При этом нужно понимать, что это игры не безобидные, потому что Китай сегодня является тем самым Атлантом, который держит на плечах своего спроса всю мировую экономику. Если в Китае начнутся серьезные экономические проблемы, мир скорее всего свалится в депрессию – может быть, не Великую, но большую и долгую, настоящую экономическую депрессию, как на рубеже 20-30 годов.

Общий мотив Запада – нефть и то, что я сказал про глобальный управляющий класс – ему враждебна государственность. Доминирование глобального управляющего класса ведет к перерождению национальной бюрократии, потому что как мы видим это в России, руководители государства перестают осознавать себя частью своего государства и частью своего народа, а начинают осознавать себя частью глобального управляющего класса. Грубо говоря, мне безразлично, как живут дети в моей стране, если мне можно потусоваться на заседании большой восьмерки. Или если кто-нибудь важный подарит мне новенький «Айфончик». В результате переродившаяся верхушка управляющего класса начинает использовать свою страну как колонию, начинает использовать свою страну в интересах глобального управляющего класса. На примере некоторых действий США мы видим, что эта мотивация уже прослеживается и в США. По крайней мере, когда страна охвачена массовыми беспорядками во второй половине февраля, у нас новости как-то волшебным образом прекратились, когда брали штурмом здания Конгресса разных штатов. На улицы выходили сотни тысяч людей, мы видим, что это происходит даже в США. Такое перерождение управляющего класса.

Какие будут последствия? Первое, что мы видим, это удар по Европе. Уже на итальянском острове Ланпедузу, куда группируют основную часть беженцев, произошли массовые волнения – я думаю, процесс будет продолжаться, ливийцы будут разбегаться по Европе. Но самое главное, что высокие цены на нефть крайне серьезно, крайне болезненно подорвут экономику Европы и Китая, а значит, и всю мировую экономику. Это очень важно.

Второе: мы сделали еще один большой шаг к хаотизации мира. Если когда-то у американцев была стратегия управляемого хаоса, то сейчас, похоже, она уступила стратегии неуправляемого: мы завариваем кашу и пусть она варится – ничего страшного. Чем хуже, тем лучше. Это очень глупо с точки зрения логики национального государства. В котором много мусульман, но это очень логично с точки зрения людей, живущих не в странах, а в пятизвездочных отелях и которые отождествляют себя с той или иной страной.

Дороговизна сырья – понятно, это очень приятно для российской бюрократии. Не могу сказать, что это приятно России, потому что РФ от высоких цен на экспортное сырье достаются крохи, но даже эти крохи, которые просыпаются с господского стола, довольно весомые. В России улучшилась социальная структура общества за последние 2 года. Т.е. высокие цены на нефть – это хорошо и для людей тоже. Но эти высокие цены на нефть не останавливают деградацию общества, его разрушение, посему это выигрыш тактический и кратковременный.

И последнее, это не экономическая тема, однако не могу не сказать, что агрессия против Ливии показала с предельной ясностью окончательную отмену международного права. Если в 1999 году в Югославии, в 2001 году в Афганистане, в 2003 году в Ираке можно было говорить о попрании международного права – но было по крайней мере что попирать. То сейчас качественно иная ситуация. Посмотрите: мы выдумываем конфликт, мы забиваем все глобальные СМИ заведомой ложью и они транслируют только ее – когда вы смотрите СНН, такое ощущение, что это наш Первый канал или другое официозное телевидение.

Мы создаем искусственную реальность, в которую начинают верить сами ливийцы. После чего мы обвиняем диктатора – безусловно, диктатора – во всех смертных грехах, которых на самом деле не было. После этого добиваемся принятие резолюции Совета безопасности ООН – причем феерическим образом, в нарушение устава ООН представитель Ливии не получил права голоса, он не был заслушан на Совете безопасности ООН, более того – ему вообще не дали американскую визу, он не мог там быть физически. После этого диктатор благим матом кричит о прекращении огня, который к этому моменту, если и был, то был не очень сильный, и после этого он заявляет о готовности принять международных наблюдателей, чтобы они от имени ООН приехали и разобрались, что к чему.

Чтобы международные наблюдатели не приехали и не обнажили ложь всего западного мира, этого диктатора начинают бомбить. В прямое нарушение резолюции СБ ООН. Потому что, во-первых, резко превышен мандат, во-вторых, по уставу ООН такого рода операции могут осуществляться только под командованием ООН, а здесь они осуществлялись под американским и французским командованием. И чтобы передать командование НАТО – хотя бы НАТО! – понадобилось аж 2 недели.

Т.е. международное право практически отменено. Да, и когда после этого проходит официальные заявления американских деятелей о том, что задачей операции является свержение режима Каддафи, и полуофициальные заявления англичан, что задача вообще-то в том, чтобы его убить… – вот вам торжество международного права.

В этой ситуации все четко понимают, что единственный способ, упаси боже, не сохранение национального суверенитета – забудьте эти слова… Единственный способ сделать так, чтобы вас не начали бомбить завтра, это иметь собственное ядерное оружие – раз, средства их доставки в любую точку земного шара – два, демонстрировать решимость его применить – три.

После этого обвинять какой-то Иран в том, что он собирается создавать собственное ядерное оружие – смешно и нелепо, потому что для него на сегодня это единственный способ спасти свое население от бомбардировок. То же самое для всех остальных стран мира: ЮАР, Бразилии, Саудовской Аравии и т.д.

Посмотрите, почему не бомбят Северную Корею? В свое время Кондолиза Райз назвала страны, которые входят в «Ось зла». Там был Иран, Северная Корея, Ирак, Сирия. Сейчас все говорят, что на очереди Сирия и ее ждет смена режима с конкретными разборками (извините за русский «официальный» язык). С Ираком все понятно. Но почему не бомбят Северную Корею? Потому что у нее есть ядерное оружие. Почему не бомбят Иран? Потому что у него есть радиоактивные материалы и он может сделать «грязную бомбу» в случае чего, и у него хватит решимости применить ее.

Почему бомбят Ливию? Потому что Каддафи в свое время в рамках дружбы с Западом отказался от создания своего ядерного оружия. Он захотел быть хорошим и сейчас он бегает под бомбами, как затравленный заяц. Его будут травить. Его будут уничтожать.

Во что превращаются международные отношения в ситуации, когда другой безопасности, кроме собственной ядерной бомбы, нет физически? Об этом не хочется и думать. И последнее, применительно к тому, как выглядит во всем этом российский управляющий класс. Судя по тому, как истерически с началом бомбардировок наши официозные СМИ сменили свою позицию на строго противоположную (так бывало во времена Сталина, после этого смена происходила все-таки более плавно – здесь же буквально за одну ночь), я думаю, что произошел обман какой-то части нашего руководства.

Я вполне допускаю гипотезу, что действительно Байден сказал Медведеву: «Ну, давай, вы не накладывайте вето на резолюцию Совета безопасности, а военную операцию без консультации с вами мы не начнем. Приедет Гейтс, он военный человек, с вашими военными все обсудит». Естественно, что как только началась военная операция – «Извините, я тут немного задержусь, у меня война тут, не до вас». Понятно, что это выглядело, как наглый циничный обман, но в нашем государстве очень глупых людей не держат – точно так же, как не держат не очень богатых. И если наших руководителей нагло и цинично обманули, единственная причина, по которой это случилось – с моей точки зрения – заключалась в том, что им очень хотелось обмануться.

Здесь второе событие, связанное с визитом к господину Байдену – его публичное заявление. Его процитировал Каспаров, но раз ни Госдепартамент, ни МИД, его не опровергли, не сказали, что его не было – значит, это было. Каспаров со слов Байдена сказал, что Байден сказал Путину, что ему не нужно идти на выборы 2012 года. Вообще говоря, это грубейшее вмешательство в дела пока еще формально независимого государства. Если бы Байден сказал это какому-нибудь чешскому премьеру Клаусу, то даже при том, что Чехия сидит во внутреннем кармане США, член НАТО, ЕС, находится в тяжелом экономическом состоянии и дальше по тексту – у Байдена были все шансы слететь по лестнице после этого, и как минимум был бы грандиозный скандал. Просто грандиозный. Человек же, который – якобы – отстаивает суверенитет России; поднимет Россию с колен (если верить официальной пропаганде), правда, в неизвестную позу, но тем не менее, вроде бы, поднимает; использует термин «суверенная демократия», — все это стерпел и глазом не повел. Таким образом, он признает, что Байден может ему в лицо говорить ему, что он должен делать и чего он делать не должен. Даже не президент – всего лишь вице-президент.

Второе – Байден публично унизил Путина, рассказав это ни кому-нибудь, а оппозиционерам, четко зная, что кто-то из них да расскажет это обществу и миру. Это не просто унижение, а публичное унижение с особым цинизмом. Но помимо этого, есть еще и содержательная часть: Байден четко зафиксировал, что Америка против того, чтобы Путин шел на выборы в 2012 году – значит, в сегодняшней конфигурации Америка за Медведева. А нужно понимать, что правящая Россией тусовка – не могу назвать ее другим словом, потому что даже «бюрократия» для этих людей слишком прилично звучит – все свои активы, в том числе и семьи, в значительной степени держит на Западе и ссориться с Байденом они не то чтобы не хотят – они не могут. Потому что иначе им зададут простейший вопрос: откуда дровишки? И на этот вопрос в рамках мирового международного права, которое в этой части может начать действовать в эту минуту как гильотина, ответить им будет, строго говоря, нечего.

Поэтому, к моему глубокому сожалению, Байден как символ американской бюрократии, глобального управляющего класса, является на выборах РФ 2012 года главным избирателем. И главный избиратель проголосовал, причем сделал это публично. Это не значит, что он не может сделать это еще раз, как-то по-другому – это не значит, что Президентом России неизбежно станет Дмитрий Медведев, но это значит, что в значительной степени исход этих выборов, к сожалению, предрешен, и нас ждет победа либерального клана, окунание нас обратно в 90-е годы – законы о чем принимаются уже довольно быстро и эффективно. И все вытекающие из этого последствия.




Комментирование закрыто.