Итоги саммита НАТО для Украины

Елена КОТЕЛЯНЕЦ, Центр исследования проблем гражданского общества

Украина_НАТО

19-20 ноября т.г. в Лиссабоне состоялся саммит Североатлантического альянса при участии президентов США и России. Это было первое после вооруженного конфликта в Грузии (август 2008 г.) участие высшего российского руководства в работе НАТО. Главным итогом саммита стало принятие новой стратегии Североатлантического альянса до 2020 года — документа, определяющего приоритеты работы НАТО и угрозы ХХІ века, которым он противостоит. Также не менее важным стало заседание Совета Россия-НАТО.

Новая доктрина Североатлантического альянса зафиксировала стратегическую роль сотрудничества с РФ, а также затронула темы, по которым у сторон остаются разногласия. Впервые НАТО отразило в своем базовом документе, что «не является угрозой для России». Стратегия провозгласила окончание эпохи противостояния. «НАТО не представляет угрозы для России. Напротив, мы хотим видеть реальное стратегическое партнерство между НАТО и Россией, и мы будем действовать соответственно, ожидая взаимности от России», – отмечается в документе

В стратегии фактически нет намека на «энергетическое НАТО», хотя есть упоминание, что Североатлантический альянс может заниматься защитой энергетического потока; в документе не поднимается вопрос о расширении сферы влияния НАТО в арктическом регионе; с первоочередных задач снят вопрос расширения Альянса за счет новых членов (в частности, Украины и Грузии).

Некое недовольство российской стороны вызвали призывы членов НАТО возобновить переговоры по сокращению тактических ядерных вооружений в Европе. С упором на то, что Россия, которая имеет в этой сфере численный перевес, должна бы перевести эти вооружения подальше от стран Альянса. Можно предположить, что речь идет об их передвижение ближе к «дружественному» Китаю.

По словам президента РФ Д.Медведева, очень сложная полоса в двусторонних отношениях наконец-то благополучно преодолена. Доказательством тому – одно из наиболее смелых и даже неожиданных решений, а именно: согласие России на участие в создании совместной системы ПРО в Европе. Американский Президент Барак Обама, приветствуя решение Дмитрия Медведева, заявил о том, что подобно российско-американским отношениям, в отношениях Россия – НАТО необходима перезагрузка. И, по-видимому, она уже началась.

Имеется информация о том, что контуры европейской системы ПРО будут определены уже к марту 2011 года, а на июнь следующего года намечена встреча министров обороны членов Альянса и России, которые должны будут завершить совместный обзор ракетных угроз.

Однако политико-дипломатические успехи российской делегации пока не вызывают такого же энтузиазма у экспертов. Во-первых, в случае тесного сотрудничества РФ с НАТО последнее получает право контроля за перемещениями российских войск на своей территории. В столь желанной для западных партнеров транспарентности (прозрачность для контроля) российские эксперты видят ущемлением суверенитета российского государства. По их мнению, в качестве ответной уступки Запад мог бы повременить со вступлением в Альянс Украины и Грузии, однако вопрос расширения НАТО в новой стратегии хоть и не является первоочередным, но его с повестки дня никто не снимал. В-третьих, НАТО настаивает на соблюдении договоренностей с Грузией, возникших после конфликта в Южной Осетии и известных как план «Медведев – Саркози».

Собственно в НАТО также пока публично не демонстрировали радости от конструктивного диалога с российской стороной. Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил по итогам саммитов Североатлантического альянса и Совета Россия-НАТО, что только практическое сотрудничество может обеспечить реальную перезагрузку отношений России и НАТО.

Что касается возможности присоединения Украины к созданию единой системы противоракетной обороны в Европе, про что заявила секретарь СНБО Р. Богатирьова 23 ноября в Варшаве, то, как заметил заместитель генерального секретаря НАТО по политическим вопросам и политике безопасности Д. Бренгельманн, подобного рода участие будет зависеть исключительно от позиции России в этом вопросе.

«Перезагрузка» отношений между Альянсом и РФ, что была зафиксирована на Лиссабонском саммите, уже повлияла на характер отношений Украина-НАТО – украинская сторона теряет статус важного партнера и независимой стороны диалога. Наше участие в таких важных проектах в сфере безопасности (проект ПРО в Европе) Альянс готов рассматривать через призму своих отношений с Россией и после российского согласия.

«Снижение котировок» Киева в НАТО произошло не в связи с отказом Януковича от членства в Альянсе (курс на внеблоковость), а в связи с неготовностью украинской стороны к предметному диалогу с руководством НАТО. Президент Виктор Янукович отказался от участия в саммите, вместо него Украины представлял глава МИД Константин Грищенко. На наш взгляд, это было ошибочным решением. Именно президенту следовало бы расставить все точки над «і» в отечественной внеблоковости в диалоге с высшим руководством НАТО.

Напомним, что 10-11 ноября состоялся визит в Украину делегации Альянса во главе с генерал-майором Карлосом Бранко. Натовцев интересовало состояние выполнения Имплементационной программы Военного комитета Украина — НАТО на 2010—2011 годы, участие подразделений ВСУ в Процессе планирования и оценки сил и Концепции оперативных возможностей, в миротворческих операциях и многонациональных силах под руководством ООН, ЕС и НАТО.

Примечательно, что все вышеозначенные документы военного и военно-технического сотрудничества предполагают будущее членство Украины в НАТО. Изменения в политическую часть никто не вносил.

Украинская внеблоковость требует контентного наполнения и признания внешними игроками. Только тога можно будет говорить об «эффективной внешней политике» и «равноудаленности от точек конфликтов». Иначе Киев рискует оказаться в ситуации, когда наши проблемы будут решать без нашего же участия.

 




Комментирование закрыто.