Трущебность Бразилии — наследие МФВ

Я живу в панельной девятиэтажке в спальном районе Киева. Квартиры тут стоят недорого. Рядом шумное Харьковское шоссе, недалеко – криминальный «чермет» и построенная Черновецким столовая для бомжей. Богатые люди подобное жилье не выбирают. 

Но недавно в нашем доме появился новый сосед: интеллигентный старичок весьма импозантной наружности, с аристократическими манерами, в дорогих очках. Вскоре мы узнали – это известный в прошлом артист. Теперь – пенсионер. Всю жизнь он прожил в большой квартире на престижных Печерских Липках. Не смогли его выгнать оттуда ни богатые соседи, ни мрачные бандиты. Переселиться в наше «убожество» заставили – тарифы. 

Одинокий пенсионер понял, что не сможет платить за большую квартиру. Да и прокормиться после смерти жены на пенсию в 1000 грн. (больше артист «не заслужил») для него оказалось нереальным. Он продал квартиру в центре, купил – на массиве, а на разницу собирается доживать век и оплатить свои похороны. 

«Почему же вы не оформили субсидию?», — удивился наш двор. Ведь, если верить заверениям чиновников разных уровней, это делается почти автоматически. «Мне сказали, что не положено. За мной числятся дача и машина. Чтобы получать субсидию, я должен перейти в более низкий класс», — констатировал старичок. 

Это, казалось бы, житейская история, на самом деле очень показательно. Уже сейчас, при нынешней социальной политике и политике в сфере коммунальных платежей, продиктованной МВФ, небогатые люди не могут жить в центре, иметь большие, квартиры. Им банально не хватает денег на обслуживание такого жилья. 

Самый уважаемый пенсионер, ученый, врач, учитель вынуждены переселяться на окраины, в более скромное жилье, чтобы меньше платить за коммунальные услуги. В советские времена ныне запредельно дорогая Конча Заспа была открыта для всех. Там давали наделы инвалидам, ветеранам, простым труженикам. Кто не хотел дачу, отдыхал в многочисленных санаториях и на базах отдыха – медиков, строителей, заводов. 

Сейчас Конча Заспа – анклав для богатых и очень богатых. Закрытые шлагбаумами коттеджные поселки строятся на месте прежних дачных кооперативов и сельских домов. Местным жителям ничего не остается, как продавать свою землю под чужие дома. Не хочешь озолотиться, обретешь на свою голову неприятности (мягко выражаясь), понимают они. 

Но не только видимые заборы разделяют Украину на касты. В стране не выполняются нормы Конституции о бесплатном образовании и медицинском обслуживании. Право на это у нас есть, но ни образования, ни лечения – нет. Даже в формально бесплатной районной школе нужно платить за учебники, а в больнице – за лекарства и внимание персонала. Нет денег – оставайся необразованным или умирай от болезни. 

МВФ все это знает, но старается игнорировать. Вопрос бедности их не колышет. В документах Фонда это слово относительно Украины упоминается гораздо реже, чем фразы «жесткая монетарная политика» или «режим бюджетной экономии». 

Стоит признать, что стратегически программа МВФ, ставшая уже программой развития Украины на ближайшие годы, стремиться закрепить класс богатых. Проповедуемая ими жесткая экономия и монетарная политика нужны, чтобы сберечь крупные финансовые накопления. При инфляции происходит перераспределение стоимости, и классу богатых развиваться труднее. Кто больше поднакопил денег, тот больше и теряет. 

Не удивительно, что именно со стороны МВФ мы видим сопротивление, скажем, налогообложению крупных депозитов и продвижение идеи выселения граждан из жилья за коммунальные долги. 

Как уже сообщали СМИ, с 1 августа выселять граждан стало легче. Например, в статье 96 ГПК появилось несколько новых пунктов, позволяющих суду выдать так называемый судебный приказ, если, например, заявлено требование о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг, телекоммуникационных услуг, даже услуг телевидения и радиовещания. 

Механизм получения судебного приказа очень прост: обращение в местный суд по местонахождению (проживанию) должника. На рассмотрение вопроса дается три дня, без судебного заседания и вызова сторон. Затем копия судебного приказа направляется должнику заказным письмом. Даже если его не было по этому адресу, днем получения копии приказа является дата на отметке почты об отсутствии должника по этому адресу, или дата, указанная в почтовом уведомлении о вручении или отказе на получение.

У должника есть 10 дней на то, чтобы подать в суд заявление об отмене указанного приказа. Если же гражданин не обратился в суд в течение 13 суток, то документ вступает в законную силу и с ним можно идти в Государственную исполнительную службу со всеми негативными для должника последствиями. Обжаловать же указанный документ уже вряд ли получится.

Специалисты говорят, что ценой таких изменений станут судьбы сотен людей, у которых отберут и квартиры, и средства к существованию. Смогут ли эти люди нормально существовать, давать образование своим детям, платить за лекарства? Где они будут жить? 

Ответы на эти вопросы можно найти в опыте Бразилии. Много лет эта огромная латиноамериканская страна жила по принципам МВФ. Потом, затянув пояса, все же выплатила Фонду одолженные деньги и постаралась больше, не иметь с ним дела. Но нанесенные ее экономике потери оказались неисправимыми. 

Целые поколения бразильцев выросли в трущобах, налепленных на склонах гор в мегаполисах. Когда-то давно их родителей выселили из нормального жилья или уволили с работы. И они переселились в фавелы. Большинство молодых обитателей фавел не умеют читать и писать. Более того, они не умеют и работать, потому, что никогда не видели вблизи ни станка, ни компьютера. 

Зато они хорошо умеют грабить. А в стране, где средняя температура зимой +30, очень легко затеряться в благополучной толпе, имея одни приличные джинсы из «гуманитарки». 

Не удивительно, что бразильскому бюджету приходится тратить колоссальные суммы на обеспечение безопасности добропорядочных граждан. Но ни специальные освещаемые «дорожки безопасности», ни полицейские будки каждые 50-100 м. в туристических кварталах, ни автоматчики на входе в офисы и супермаркеты – не спасают. 

Быть богатым в Бразилии – очень страшно. Моих знакомых, их деловой партнер – бразильский бизнесмен – возил исключительно на бронемашине. Другого личного транспорта у него нет. Здания, в которых находятся его квартиры и офисы, согласно принятым тут правилам, ограждены трехметровыми заборами, к ним сделаны специальные подземные заезды, чтобы не выходить из машины на улице. Даже в церковь, на воскресную службу, бизнесмен и его семья попадают через подземный гараж для избранных. 

Часы и «лапатники» моим друзьям было приказано запирать в охраняемом сейфе гостиницы. Купаться в океане они ходили через дорогу – в одних трусах. Ибо на престижном пляже Ипанема нельзя оставлять одежду – унесут. Поэтому на многокилометровой ленте белого песка нет ни кабинок для переодевания, ни лежаков. 

И это не удивительно: там, где заканчивается пляж для богатых, начинаются фавелы для бедных. Коробки квази-домов, с пустыми глазницами (зачем в жаркой стране окна?!), часто без водопроводов и канализаций, но кое-где с кондиционерами. Электричество в фавелы подается бесплатно. За счет города. Это крайняя форма субсидий, которую ввели левые, находясь у власти, чтобы хоть как-то смягчить социальные условия существования трущоб. Покончить раз и навсегда с проблемой фавел им не удалось. И не только по экономическим причинам. 

Фавелизация настолько сильно пронзила бразильское общество, что, несмотря на причиняемые ею неудобства (эпидемии и преступность), оно научилось извлекать из него выгоду. Точнее, не все общество, а отдельные политики. Ведь бедных граждан никто не лишал права голоса на выборах. Но, учитывая их нищету, голоса свои они продают за пачку сигарет, глоток кашасы, упаковку памперсов. Это дешево и удобно. Если договориться с криминальной верхушкой фавел, можно не трудиться, обещая разумную экономическую политику. Оптовая партия голосов гарантировано будет в кармане «договорившегося». 

«Хочешь льгот – идти в фавелы», — такой лозунг может ждать в недалеком будущем и простых граждан Украины. То, что нам угрожает вовсе не призрачная перспектива тотальной фавелизации, признают и отечественные ученые. Достаточно лишь почитать недавний доклад Национальной Академии наук: «Новый курс: реформы в Украине 2010-2015», который они подготовила для Премьер-министра Николая Азарова. 

Главной идеей документа стало предостережение: если страна не изменит свою кредитно-денежную политику, то уже в 2013 году ее ждет дефолт. Уже сейчас госдолг превысил 38 млрд. долларов. В 2010 году Киев должен выплатить 55,9 млрд. грн. «Долговое давление на госбюджет из года в год будет усиливаться, достигнув максимума в 2013 году, на который приходятся основные выплаты по кредитам МВФ», — говорится в докладе.

Несмотря на это, правительство продолжает наращивать внешние долги. 
Дефицит госбюджета-2010, как известно, тоже планируют покрыть за счет займа МВФ.

Тем временем, в конце 2009 года западные экономисты составили рейтинг стран с повышенным риском дефолта. Так вот, вероятность суверенного банкротства Греции оценена ими в 19%, Украины — в 53%. В «хит-параде» рисковых экономик Украина находится на «почетном» втором месте — между латиноамериканскими странами Венесуэлой и Аргентиной.

В целом, в Украине, по мнению ученых, построено кланово-олигархическое общество, структуры которого подчинили себе государство, производство и распределение национального богатства. Развитие фавелизации сдерживается пока только одним фактором: резким падением количества населения. Умирают старики, освобождаются квартиры. По данным Госкомстата, на 1 июля 2010 года численность населения Украины составила 45,8 млн. человек. 7 млн. умерло за относительно небольшой промежуток времени. И это без войны, «голодоморов» и эпидемий…

Галина Акимова, «Голос.уа»




Комментирование закрыто.