Утро после украинской революции: финансы

Андрей Маклаков, В. Балабанович, для "Хвилі"

гривна_доллар

Украина – на грани революции. Социальной, политической, экономической. Это уже не предчувствие, это – осязание. Не надо предаваться ложным надеждам – всякая революция начинается с хаоса. Хаос, это ведь не только разрушение. Хаос, это и начало.

С чем мы проснемся на следующее утро после революции, в какой стране? Каков образ будущего, к которому мы все, пусть и неосознанно, стремимся? Увы, но никакой «Шустер Лайв», никакой брейн-ринг ответить не может. Политическая элита и экспертное сообщество изо дня в день вращается в круге одних и тех же понятий.

Между тем, в картине будущего вполне можно выделить, по крайней мере, три сферы, имеющие решающее значение для нашей жизни – финансы, госуправление, энергетика. Существенные перемены в любой из них влекут за собой изменения и в других сферах. Все они крайне централизованы, коррумпированы и монополизированы. В наибольшей степени это касается сфера финансов. После создания ФРС США, заключения Бреттон-Вудских соглашений 1944 года, поражения СССР в Холодной войне и долларизации постсоветских республик, монопольная власть глобального финансового центра только усиливалась.

«Все сводится к одному», говорил Энди в «Побеге из Шоушенка», «занимайся жизнью или занимайся смертью». Мы стоим на опасной развилке – либо мы сохраняем существующую финансово-экономическую модель за счет населения, либо – спасаем население ценой отказа от нынешней финансово-экономической модели.

Наши любимые финансовые мифы.

Простодушие и невежеству моих соотечественников в финансовой сфере можно только удивляться. Ладно простой народ, но ведь даже политическая тусовка искренне верит, что правительство действительно «печатает» деньги, что народ «контролирует» национальную валюту и Нацбанк, а банки – это такие невинные финучреждения, которые очень хорошо влияют на экономику, а мировая финансовая система – устроена разумно. Эти и другие расхожие финансовые мифы мы слышим ежедневно. Последней каплей для меня стала статья «Как спасти национальную валюту» в «ЗН», в которой указывалось на «ошибки» в работе НБУ, как будто забыл о том, что НБУ в этой стране никому ничего не должен. Квартал на проспекте Науки, это карликовое государство, финансовый Ватикан Украины, не хватает только своей армии в полосатых мундирах…

Апофеозом невежества стал «финансовый Майдан». Протестующие с упорством, достойным лучшего применения, изо дня в день требуют отставки очередного председателя НБУ и удовлетворения своих требований, главное из которых – чтобы долларовые кредиты, которые они взяли, можно было возвращать по тому курсу, который был на момент заключения договора. Конечно, очень жаль этих людей, которые попали под каток банковского беспредела, говорят, что жилья лишилось уже более 5 тысяч семей. Однако бедолагам и невдомек, что:

а) Нацбанк Украины это вовсе не национальное, а транснациональное финучреждение, по сути своей, филиал ФРС США (то есть учреждения частного). Просто гляньте в статью 4 «Закона Украины об НБУ» («Национальный банк не отвечает по обязательствам органов государственной власти, а органы государственной власти не отвечают за обязательства Национального банка»). Потому-то главу НБУ никто не может снять с должности, ни Рада, ни президент, ни толпа демонстрантов, хоть бы даже они объявили сухую голодовку!

Если ни законодательная, ни исполнительная, ни судебная власти Украины не могут отстранить главу НБУ, то – что? Раскройте очи, господа: глава НБУ – это «смотрящий» мировой финансовой власти. То, что его выбирают и назначают из числа граждан Украины, ровно ничего не значит! Это всего лишь небольшая косметическая уступка. НБУ – это контора Ротшильдов и Рокфеллеров, финансовый насос, выкачивающий из Украины деньги. А поскольку он никому в этой стране не подотчетен, то и стоять под его стенами бессмысленно.

б) Украинская «национальная» валюта вовсе не является таковой – наше правительство не обладает правом эмитировать гривню. Это право принадлежит исключительно Нацбанку, да и то в пределах т.н. золотовалютных резервов (само название содержит в себе подвох – ни одна валюта больше не обеспечена золотом). А поскольку Нацбанк ни государству, ни народу Украины не подчиняется (!), то фактически держава гривну не контролирует. По сути своей, украинская гривна, это некая производная от американских долларов. Курс гривны к доллару и вовсе находится в руках рыночных сил – олигархов, спекулянтов, и прочих. Да, НБУ и правительство могут, при определенных условиях, вмешиваться и на время менять курс гривны, но их возможности ограниченны.

Печальное следствие: хотя гривна, как и доллар США, является фиатной валютой, то есть не имеет ни золотого, ни серебряного, ни какого-то иного материального обеспечения, при этом ее все равно не хватает, особенно на социальные нужды. Да, государство может выпускать ценные бумаги, проводить внутренние займы, но в общем и целом правительство испытывает системную нехватку средств. (А поскольку денег не хватает даже для центральной власти, то ее еще более не будет хватать у местных властей). Сомневающийся да обратит внимание на динамику внешнего долга США… Кстати, американское правительство тоже не можеть печатать доллары – оно берет их в долг у ФРС. Последний президент США, который хотел национализировать печатный станок, был убит в Далласе.

в) Украинская национальная «валюта» плохо выполняет даже свою главную функцию – обмена (поскольку ее постоянно не хватает), и совершенно не выполняет одну из основных функций денег – функцию накопления, а потому называть ее «валютой» — неправильно. Сохранить сбережения в гривне невозможно – они обесцениваются. Я напомню горячим советофобам, что в Советском Союзе такой проблемы не было. Но в отличие от «деревянного» советского рубля, эмиссия которого ФРС США не контролировалась (что, собственно, и стало причиной Холодной войны), и который являл собой пример редкой стабильности на протяжении десятилетий, украинская «национальная» валюта всего за год обесценилась в 4 раза. (Можно сказать, что гривневые сбережения народа Украины оказались конфискованы, поскольку на падении гривны прекрасно нажились валютные спекулянты). Да, советские рубли трудно было обменять на доллары, но вплоть до конца 80-х они хорошо играли роль средства накопления. На практике они были неконвертируемой резервной валютой. Гривна же – это свободно конвертируемое, дефицитное средство обмена, но никак не «резервная» валюта.

Глобальный разрез: почему у нас нет независимости.

А теперь сделаем выводы. Только приготовьтесь к тому, что они звучат немного режуще для нашего слуха, изнеженного сладкими голосами обитателей зазеркалья — политоидов, экспертоидов и прочих зазывал мира смерти.

  1. На самом деле Украина не имеет национальной валюты.
  2. Украина не имеет никакого «национального банка».
  3. Украина не обладает суверенитетом, это финансово порабощенная страна.

В 1991 году мы приобрели только формальную политическую независимость, но утратили финансовую? Да, так и есть. Фактически – из-за инфляции и выведения средств за рубеж население Украины вот уже 23 года постоянно платит дань глобальной «Золотой Орде». И немалую – порядка миллиарда долларов в месяц! Потому День независимости просто глупо воспринимать серьезно. Слава Украине? Ну, если хотите…

Как же мы дошли до такой ручки? Золотого запаса Украина не имеет, потому что он принадлежит НБУ, валюты своей у нас тоже нет, отложить ничего нельзя, и даже те жалкие гроши, которые мы иногда получаем, у нас норовят отнять… «Знатоки» вопроса объясняют это негативным внешнеторговым балансом, отсутствием «реформ» и прочими вещами. Да, это все есть. Но это еще как посмотреть – никто ведь не контролирует вытекающий из страны долларовый поток, идущий в офшоры… Господа, гораздо проще и точнее назвать это кабалой, причем кабалой глобальной – потому что в ней находятся почти все страны мира. Тех, которые все же отстояли свой финансовый суверенитет, называют странами-изгоями, и систематически долбят. Украина – рядовая закабаленная страна, пятно на карте…

Да как же так, возразите вы, вон «весь цивилизованный мир так живет, а мы чем хуже»? Вон, и Россия так живет, и Китай, а значит, все нормально?

Нет, ребята, ненормально. Причем давно, и с каждым годом все хуже. Глобальная Золотая Орда уже более столетия планомерно концентрирует власть и богатства. Этапы большого пути – 1913 – создание ФРС, две мировые войны, 1944 – создание Бреттон-Вудской системы (зафиксировавшей поражение Британии, Франции и их валют, и господство американского доллара). Затем последовало разрушение колониальной системы и выворачивание наизнанку десятков стран Третьего мира – наивные негритосы думали, что получили «свободу», «суверенитет», но на самом деле они всего лишь сменили старомодных британо-голландо-французских имперских упырей на холеных заокеанских вампиров.

В 70-е годы произошло главное, хотя и растянутое по времени, событие 20-го века: неолиберальная революция. Сначала – бунт 1968 года (месть Де Голлю за вывезенное из Штатов золото), потом – приход к власти Пиночета, отказ от золотого обеспечения доллара, создание в СССР «пятой колонны» из прикормленных аппаратчиков, сидящих на торговле энергоносителями, победа Рейгана и Тэтчер, разгром профсоюзов, замораживание зарплат, «Вашингтонский консенсус», фактически действующий и поныне. На рубеже веков — революция электронных денег и деривативов, победа финансовых хищников, и, наконец, кризис – финал глобального ограбления: программа «количественного смягчения» ФРС. По сути своей, глобальный налог на куромозглых землян, уж простите за грубость…

Дикая централизация власти и глубинная абсурдность мировой финансовой системы отразились и на других сферах: науке (чтобы пресечь внедрение энерготехнологий, о чем я писал в цикле статей «Технологии освобождения»), медицине (чтобы болели как можно чаще и дольше), искусстве (чтобы отбить вкус к гармонии и красоте), и даже в философии (чтобы выдать бессмысленность современной жизни за нечто нормальное). К этому я обращусь в других статьях.

Вредоносность и системная неустойчивость глобальной финансовой системы очевидна хотя бы из цифр, приводимых Б.Лиэтаром (Bernard Lietaer, вероятно, самый авторитетный специалист в этой сфере). В период с 1970 по 2010 годы в мире произошло 145 банковских кризисов, 204 монетарных коллапсов, 76 суверенных дефолтов. То есть – 425 крахов, более чем по 10 финансовых катастроф за год. Грядущий суверенный дефолт Украины, это событие закономерное, и для нынешней мировой системы, в общем-то, типичное.

Наша страна рушится не сама по себе, она терпит бедствие из-за порочной финансовой системы, навязанной нам после уничтожения СССР Ротшильдами и Рокфеллерами. Они получили господство над всем миром. Мы – жизнь в иллюзиях. Действующая финансовая система не просто бесчеловечна, она античеловечна, поскольку приводит к деградации самой психологии человека, стимулируя только одно желание – достать денег.

Я сказал немало. Здесь уже пора бросить какой-то клич. Господа активисты, зрите в корень, не просите подачек, требуйте УПРАЗДЕНИЯ НБУ! Боитесь? Тогда идите на хаус, работайте над собой, скупайте соль, крупу, спички…

Новая финансовая экосистема.

Хоть одно западное издание писало о результатах проверки ФРС в 2011 году? Нет. (Читаете по-английски – см. здесь), узнайте, как за пару лет из ничего было создано (в виде электронных денег, даже не напечатано, потому что для этого потребовалось сотни эшелонов, забитых долларами) 16 триллионов долларов, и влито в банки того же финансового картеля. Заодно узнаете много интересного о том, кому и сколько было влито миллиардов денежных знаков, оцените стиль и образ мысли авторов документа и членов Конгресса США.

Так где же выход из этого лабиринта, этой «матрицы»? Выход – в новой финансовой парадигме – идее финансового разнообразия, создания многоуровневой и многоцелевой, глобально-локальной финансовой системы.

Утро после революции это, прежде всего, разнообразие эмиссионных и контролирующих центров. Возможно и радикальное решение – Money 2.0, когда деньги эмитируются в момент сделки самими участниками (отсылаю интересующихся к одноименному сайту, где эта концепция подробно рассмотрена). Ну ведь и в самом деле: почему национальные деньги должны выпускаться только под контролем Fed? Разве это не привело к систематическому ограблению населения, глобальному финансовому, экономическому, экологическому кризису? Привело. Так быть может, стоит немного демократизировать процесс эмиссии денег?

Проблема в том, что воевать со всесильным ФРС – дело опасное. Господа банкиры уже показали, что они не остановятся ни перед чем, чтобы сохранить свою власть. Жуткая смерть Муаммара Каддафи, пытавшегося ввести в обращение золотой динар, это лишнее тому доказательство. Лучший выход это не лобовое столкновение с мировой властью, а партизанские действия: создание семейства финансовых средств, выполняющих разные функции и взаимодополняющие друг друга (средство обмена, средство накопления, средство оживления экономики, укрепления местных общин и другие). Обычно их для простоты называют комплементарными валютами, хотя часто они вообще мало похожи на деньги.

Итак, выход есть. Но как проложить путь к нему, собрать людей, привлечь бизнес? Нужны просветители и организаторы.

С этим сложнее. Правда, у наших северных соседей есть такие люди как профессор Катасонов и публицист Стариков, в Европе – Б.Лиэтар, а в США – Томас Греко и неугомонный Рон Пол, которые пытаются раскрыть мировому охлосу правду о финансовом мироустройстве. Так что при желании кое-кого все же собрать можно. В конце концов, есть местные власти, есть люди, занимающиеся местным самоуправлением.

Бернар Лиэтар называет это финансовой экосистемой (на Тьюбе есть его лекция «Why we Need a Monetary Ecosystem»).

В конце концов, сегодня в мире работают сотни, если не тысячи альтернативных финансовых систем. Да, они малы. Да, им сейчас приходится непросто. Но они есть. И главное – они занимаются жизнью, а не смертью, как сказал бы незабвенный Энди Дюпрей.

Стоит только заглянуть www.complementarycurrency.org, и вы откроете для себя другой мир. Это и коммерческие системы обмена, и системы взаимного кредитования, локальные, общественные, потребительские системы обмена, банки времени, криптовалюты, что угодно и на любой вкус.

Наибольшее распространение они получили в Европе. В Европе насчитывается около 120 таких систем, из них 25 – в Германии. Есть они и в Украине. Кто-нибудь что-то слышал о Добробанке (http://dobrobank.com)? Если не слышал, то не удивляйтесь – центральные власти не жалуют альтернативщиков. Хорошо, если не преследуют напрямую, обвиняя в «финансовом терроризме», как обвинили создателя золотых и серебряных «свободных долларов», частных денег, выпускавшихся в США Бернардом фон Нотхаусом с 1998 по 2009 год – его упекли на 15 лет. Как писала «Гардиан», Нотхаус выпускал настоящие деньги – и он «террорист», а ФРС выпускает ничем не обеспеченные бумажки – и ничего, все сходит с рук…

Несмотря на недовольство банкиров, альтернативные финансовые системы множатся – и прежде всего, в странах хорошо развитых, с населением образованным и инициативным – в Италии, Бельгии, Австралии… Финансовый Майдан – штука понятная, но не созидательная. Так быть может, активистам стоит подыскать другие методы, взглянуть на проблему шире?

Новая финансовая архитектура: как это может выглядеть «у людей».

Если вы бедны фантазией, не владеете языками, ничего не понимаете в финансах, но хочется узнать, как это может выглядеть «у людей», то могу дать пару примеров. Первый – система WIR, возникшая в Швейцарии в годы Великой Депрессии из-за недоверия к швейцарскому франку, и работающая уже более 80 лет. Это система безналичного взаимного кредитования и клиринга, в которой участвует более 60 тысяч предприятий. Один «вир» сейчас равен 1 швейцарскому франку, а поскольку в них номинируется около половины объема сделок участников системы, то это решает проблему нехватки оборотных средств. «ВИР», это классический пример антикризисной системы учета и обмена, привлекающей все больше внимания.

Раньше об этой системе было очень мало информации, но с выходом в 2006 году книги Берда и Стадера «WIR and the Swiss National Economy» ситуация изменилась. Четырнадцатистраничное резюме книги можно найти здесь

Выгода, приносимая подобной системой «бартерного круга» своим участникам, прямо зависит от его величины. «ВИР» достигла этой критической массы много десятилетий назад. Конечно, оценить ее вклад в экономику Швейцарии трудно, но если подушный ВВП страны составляет 85 тысяч долларов, и стабильно растет, то это уже говорит о многом…

В 2009 году примеру Швейцарии решили последовать в Уругвае. С помощью голландской фирмы STRO, занимающейся разработкой и внедрением комплементарных валют и других альтернативных финансовых систем, там была внедрена система «чарруа» (charrua ). В основном она имеет антикризисный характер и направлена на развитие сферы малого бизнеса.

По некоторым сообщениям, аналогичную систему планируют ввести и в Бразилии. Есть и множество примеров локальных финансовых инноваций. Бернард Лиэтар на своем сайте рассказывает впечатляющую историю городка Куритиба (с населением в 2,3 миллиона человек), который ввел свою местную «валюту» — пластиковые жетоны, которые выдавали за сдачу мусора. За десять лет циркулирования этих жетонов, которыми можно было расплатиться за проезд в автобусе или обменять на продукты питания местного производства, город не только стал гораздо чище, но и добился роста заметного роста местной экономики, а в 1990 году был отмечен наградой ООН за успехи по защите экологии.

Что мы можем сделать: ЭГО, системы взаимного кредитования и коммунальные деньги.

Однако мы вовсе не обязаны идти по пути, проложенному швейцарцами, голландцами или бразильцами. Проблема Украины – стареющее население, огромная армия пенсионеров, едва сводящих концы с концами на нищенские пенсии, малый бизнес, лишенный оборотных средств, разваливающиеся коммунальные службы…

Один из вариантов – создание «Эго» (Эквивалент Государственных Обязательств – название придумано В.Б.Балабановичем, известным профсоюзным лидером), валюты, основанной на потребительской корзине из ряда товаров, производимых на данной территории (к примеру, в набор обеспечения может войти: зерно, нефть, соль, сахар, цемент, киловатт-час электроэнергии). Это аналог разработанной Б. Лиэтаром валюты под названием Терра. (Например, 1 Терра равняется 1 баррелю нефти плюс 10 бушелей пшеницы, плюс 20 кг меди и др. Набор может быть разным, поскольку деньги, как считает Лиэтар, это прежде всего, некое соглашение ). Главная функция новой финансовой единицы – учета и накопления.

Принципиальный момент – эмитентом Эго является наше, родное государство, а не заокеанский банковский картель. Второй момент – эта антиинфляционная система должна выполнять функцию накопления, что особенно ценно для тех, кто думает о будущей пенсии или просто решил отложить деньжат. Как конкретно она будет выглядеть – в виде ценных бумаг, монет или жетонов, порядок функционирования и администрирование – все это предмет дискуссионный, идеального решения нет. Убежден, что она не должна быть средством обмена и находиться в обороте (потому что моментально начнется спекуляция, игра на курсах и прочие негативные вещи). Важнее сам факт создания национальной накопительной системы, доступной для всех и каждого, которая должна стать альтернативой столь привычному нам (и абсолютно мошенническому по своей сути), банкингу.

Однако даже эта синтетическая, обеспеченная товарами, громоздкая (она и не должна быть удобной для обмена) «валюта» не должна быть только одним из элементов национальной финансовой архитектуры. Необходимы и другие ее уровни – банки времени (позволяющие обмениваться не только товарами, но и услугами – это низовой уровень), системы взаимного кредитования, муниципальные деньги, криптовалюты, и другие.

Бизнес может и должен получить систему взаимного кредитования, типа швейцарской ВИР. Это не решит полностью, но смягчит нехватку оборотных средств. Не сразу, но со временем ее преимущества станут все более ощутимы – польза от системы пропорциональна числу участников. Местные власти в городах, поскрипев мозгами, могут ввести муниципальные деньги, типа тех же жетонов в городке Куритиба, а если есть возможности – то и типа бристольских фунтов (на фото) или немецких чимгауэров. Главное здесь – создание замкнутого круга предприятий, организаций и людей, готовых обмениваться товарами и услугами. Введение местных денег – не самоцель. Это – средство решения проблем в условиях хронического дефицита средств.

Возможности создания и администрирования новых денежных систем достаточно велики. Специалистами из голландской фирмы STRO разработано и программное обеспечение для этого – «Cyclos 4», есть и масса литературы (к сожалению, переводов пока мало). Главное, это понять, что деньги – это не дар небес, и не особая материя, а особого рода материализованное соглашение, и его можно – и нужно, менять, уточнять, а иногда – заключать новое.

Вечер накануне.

Вечер накануне революции, это праздник абсурда: в Вене проходит международный форум «Украина – завтра». Фирташ собрал международную общественность, чтобы объяснить, как он будет выводить государство Украина из экономического кризиса. Где-то в кулуарах бродят господа Ахметова и Пинчук, Жеваго и Коломойский… На что это похоже? Пожалуй, на сборище вампиров, собравшихся вокруг тела полумертвой жертвы, рассуждая, как вернуть ее к жизни – не для жизни, конечно, а просто чтобы утолить свою гнусную потребу…

Вечер накануне, это толпы безработной молодежи, не знающей, куда себя деть, поскольку банковская система не финансирует экономику, а паразитирует на ней, сидя на рефинансировании, на «ночных» деньгах, а главное, обмене валют, Форексе — ведь он приносит банкам в 50 раз больше дохода, чем все остальное…

Каким будет утро после революции? Это будет утро надежд. Да, десять тысяч бывших сотрудников ликвидированного НБУ будут обивать пороги Минфина, пытаясь пристроиться в новосозданный департамент. Зато часть из них могут поработать в офисах региональных расчетных систем, а остальные пойдут поднимать села черниговщины – там от них будет больше пользы. Сотрудники ликвидированных коммерческих банков? Да пусть идут с миром, жечь каленым железом на лбу слово «паразит» им никто не будет, хотя наказать исправительными работами, быть может, и стоило. Да, нашим бизнесменам и рядовым гражданам придется вступать в какие-то новые финансовые сети, чему-то учиться, во что-то вникать. Но они получать в обмен большую уверенность в завтрашнем дне. Получит импульс местная экономика. Со временем изменятся даже отношения между людьми, и я уверен, что нынешние годы мы будем вспоминать так же, как сейчас вспоминаем «лихие 90-е».

Здесь мы возвращаемся с того, с чего и начинали – с выбора между делом жизни или делом смерти. Либо мы сохраняем существующую финансово-экономическую модель ценой нищеты, страданий и гибели населения, либо – спасаем людей и будущее своих детей, вступив в партизанскую борьбу против разрушительной и преступной глобальной финансовой системы, сталкивающий не только нас, но и все человечество в бездну…




Комментирование закрыто.