Украинская «газовая надежда»: забуксует ли «Южный поток»?

Виктор Логвинец

В частности, в середине марта Еврокомиссия обязала газопроводы NEL и OPAL, соединяющие российский газопровод «Северный поток», который проходит в обход Украины, с газовой инфраструктурой ЕС, резервировать до 50% их мощности для доступа других поставщиков газа. По оценкам экспертов, это означает, что через «Северный поток» Россия сможет прокачивать 27,5 млрд куб. м газа — половину мощности этого газопровода (полная мощность — 55 млрд кубометров газа в год). Перед этим компания Gascade (управляет транспортными активами Wingas — СП «Газпрома» и немецкой Wintershall) заявила, что газопровод NEL, который является продолжением трубы «Северный поток» на территории Германии, не сумел добиться от Еврокомиссии разрешения на исключение от доступа третьих лиц, при этом повторная заявка подаваться не будет.

Таким образом, «Газпром», который обещает перенаправить большую часть транзита газа по украинскому направлению в газопровод «Северный поток», не сможет реализовать это намерение. Напомним: одним из главных рычагов давления на Киев в трудных и сложных газовых переговорах у Москвы был тот аргумент, что запуск проектов «Южный поток» и «Северный поток» позволят доставлять российский газ в Европу в обход украинской ГТС. В прошлом году для этого «Газпромом» были предприняты стратегические шаги: заполнение в начале сентября 2011 г технологическим газом первой ветки «Северного потока» стало очень тревожным сигналом для Украины. А под самый конец 2011 года Владимир Путин сообщил, что российский проект по прокладке газопровода «Южный поток», призванный также транспортировать российский газ в Европу в обход Украины, получил «путевку в жизнь» — Турция выдала окончательное разрешение на строительство газопровода «Южный поток» в турецкой исключительной экономической зоне в Черном море. Также в Москве сообщили, что реализация газопровода «Южный поток» начнется уже в конце 2012 года.

Стратегическая задача России ясна: создать условия для отказа от газотранспортных услуг Украины. Стоит помнить, что, согласно официальным данным НАК «Нафтогаз Украины», в 2010 году через украинскую ГТС транзит российского газа в страны ЕС составил 95,4 млрд куб м, в 2011 году — 101,1 млрд куб м. Согласно прогнозу компании (эти данные могут в дальнейшем корректироваться, поскольку на сегодня не завершено согласование НАК «Нафтогаз» финансовых планов предприятий на начавшийся год), в 2012 году в ЕС поступит через Украину 93,5 млрд куб м газа. При этом, как мы указывали выше, полная мощность «Северного потока» составляет 55 млрд кубометров газа в год, проектная мощность «Южного потока» — 63 млрд кубометров, что в сумме полностью перекрывает «европейский транзит» через Украину.

Решение Еврокомиссии о резервировании половины мощностей газопроводов NEL и OPAL, соединяющих «Северный поток» с ГТС ЕС, для доступа других поставщиков газа срывает эти стратегические планы «Газпрома». Что, вероятно, может повлиять на намерения России и относительно реализации «Южного потока» — тем более, если после реформирования нефтегазовой отрасли Украины ЕС примет более активное участие в определении дальнейшей судьбы украинской ГТС. В то же время, до последнего момента Россия довольно активно продвигается в решении политических проблем, связанных с «Южным потоком».

Напомним вкратце: согласно официальной информации российской стороны, по территории России новая газопроводная система, предназначенная для снабжения «Южного потока» природным газом, пройдет от компрессорной станции «Починки» до берега Черного моря. Ее протяженность достигнет примерно 2,5 тыс. км. Предполагается строительство 10 КС. Прокладка газопроводов будет вестись в восьми регионах России: Воронежской, Волгоградской, Ростовской, Нижегородской, Пензенской и Саратовской областях, Мордовии и Краснодарском крае. В 2010 году, после получения всех необходимых разрешений и согласований, были начаты соответствующие проектно-изыскательские работы.

Морской участок «Южного потока» пройдет по дну Черного моря от компрессорной станции «Русская» на российском побережье до побережья Болгарии. Общая протяженность черноморского участка составит около 900 километров, максимальная глубина — более двух километров. Основным рассматривается маршрут, проходящий через исключительные экономические зоны России, Турции и Болгарии. «Газпром» своими силами уже завершил разработку ТЭО морского участка «Южного потока», на данный момент проводя инженерные и рекогносцировочные изыскания в Черном море. Партнером «Газпрома» по реализации морской части проекта выступает итальянский концерн Eni S.p.A. В скором времени к компаниям должна присоединиться французская EDF.

В данный момент рассматриваются два возможных маршрута прокладки газопровода в Европе. Северо-западный — в направлении Словении и Австрии через Болгарию, Сербию и Венгрию, а также юго-западный — в Грецию и Италию. От основной трассы европейского сухопутного участка «Южного потока» будут сделаны отводы в Хорватию и Македонию. Россия уже подписала межправительственные соглашения с Болгарией, Сербией, Венгрией, Грецией, Словенией, Австрией и Хорватией. Эти соглашения предусматривают подготовку технико-экономических обоснований строительства «Южного потока» на территории каждой из стран — участниц проекта, а также создание совместных предприятий «Газпрома» и местных энергетических компаний, уполномоченных для реализации газопровода.

В настоящее время уже получены результаты национальных ТЭО Сербии и Словении. Первые поставки газа запланированы на конец 2015 года.

После получение разрешения от Турции, на данный момент у России основной проблемой, мешающей началу реализации «Южного потока», является выведение проекта из-под действия норм Третьего энергетического пакета ЕС (был принят в 2009 году в рамках демонополизации европейского энергетического рынка), который с целью усиления конкуренции и либерализации рынка энергоносителей обязывает компании разделять деятельность по добыче и транспортировке газа, а также предоставлять доступ в магистралям третьих компаний. Невооруженным взглядом видно, что «Южный поток» как проект «Газпрома» никак не вписывается в эти требования.

В то же время, до последнего времени создавалось впечатление, что Россия найдет выход из этой ситуации — требуя для «Южного потока» от ЕС исключительного статуса, она добилась некоторых успехов. Например, ключевая европейская страна в проекте — Болгария — объявила этот газопровод объектом национального значения. Относительно иных стран ЕС «Газпром», дабы обойти требования Третьего энергетического пакета, требует от европейцев предоставить проекту статус ТEN (Trans European Network). Проект, имеющий такой статус, признается стратегически важным для Европы и к нему могут не применяться положения Третьего энергопакета. На сегодня такой статус имеют газопроводы «Северный поток», NABUCCO и Ямал-Европа.

В России явно рассчитывали, что с ЕС можно будет быстро и эффективно решить все вопросы, связанные с «Южным потоком», как это удалось сделать с «Северным потоком». Однако в данном случае Европа отнюдь не спешит удовлетворить чаяния «Газпрома». В частности, в конце прошлого года Еврокомиссия перенесла на нынешний, 2012 год решение вопроса о газопроводе «Южный поток». После того, как Европа взяла паузу для подготовки своих позиций, в России заговорили о том, что за «Южный поток» Москве придется пойти на уступки — согласиться на участие европейских концернов в управлении газотранспортной системой Украины или скоординировать работу трубопровода с NABUCCO.

Не помогло и прямое давление Москвы. В частности, видя «нерешительность» Еврокомиссии, глава российского Минэнерго Сергей Шматко дошел вплоть до запугивания европейцев судом. «У нас ранее было заключено соглашение о сотрудничестве с Европой, которое предусматривает неухудшение экономических условий работы для наших компаний. А Третий энергопакет был принят позже. Мы сейчас ведем работу с точки зрения юридических возможностей использования этого соглашения. И если такую возможность мы найдем, то будем оспаривать», — указал он.

Общее экспертное мнение сводится к тому, что Европу не пугают перспективы судебных разбирательств. В то же время, из той европейской позиции, которая вырисовывается сейчас, ясно, что ЕС для окончательного решения по «Южному потоку» нужна определенность по нескольким моментам.

Во-первых, это проблема создания газотранспортного консорциума по управлению украинской ГТС. Допуск сюда европейских компаний способен серьезно повлиять на позицию Евросоюза в газовых переговорах с Россией и всю его тактику в отношении развития собственной энергетической безопасности.

Во-вторых, это проблема диверсификации поставок энергоносителей в Европу. События в Северной Африке, нынешняя напряженность на Ближнем Востоке, экспорт американской «сланцевой революции» в европейские страны кардинально меняет энергетическую картину, заставляя пересматривать существующие схемы обеспечения европейцев энергоносителями. К этому добавляется и неопределенность относительно европейских диверсификационных проектов — в частности, NABUCCO, на фоне решения вопроса заполнения его каспийским газом. Хотя изначально ясно, что позитивное решение ЕС по «Южному потоку» не вписывается в концепцию энергетической безопасность Европы — в частности, в плане диверсификации поставок газа.

В-третьих, непонятность перспектив реализации российских проектов. На фоне сложных отношений с Туркменистаном и Азербайджаном, «Газпром» разрабатывает амбициозные газотранспортные планы за пределами европейского направления, и параллельно планирует осваивать новые месторождения в таких регионах, как, например, полуостров Ямал и акватории арктических морей. На данный момент эти амбиции подкреплены достаточно высокими ценами на углеводороды на мировом рынке. Но абсолютно непонятно, откуда Россия возьмет средства как на «Южный поток», так и на эти проекты, в случае падения цен.

Нынешнее решение Еврокомиссии о резервировании половины мощностей газопроводов NEL и OPAL, соединяющих «Северный поток» с газотранспортной системой ЕС, можно считать попыткой начать наконец вырабатывать позицию и по «Южному потоку», поскольку демонстрирует стремление европейцев соблюдать принципы Третьего энергопакета даже там, где они ранее делали исключения. И эта позиция пока идет явно на пользу Украине, поскольку позволяет ей рассчитывать на дальнейший транзит российского газа в ЕС даже при реализации обоих российских проектов.

В то же время, такая позиция позволяет надеяться, что при грамотном развитии диалога по линии Украина-ЕС и Украина-Россия, а также по вопросу создания трехстороннего консорциума, Москва вообще пересмотрит свои планы относительно «Южного потока». Чего, собственно, и добивается Киев.

Автор — эксперт Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.