Удастся ли Януковичу заявленный «военно-технический прорыв»?

Дмитрий Тымчук

Согласно официальной формулировке, данная структура создана «с целью обеспечения дальнейшего реформирования вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса, определения приоритетных направлений их развития». Главой нового комитета назначен президент Украины, исполнительным секретарем — секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Клюев. В состав комитета вошли руководители МО и других силовых ведомств, члены правительства, а также генеральный директор концерна «Укроборонпром» Дмитрий Перегудов и председатель Государственного космического агентства Юрий Алексеев.

 

В профильном парламентском подкомитете по вопросам ОПК и военно-технического сотрудничества данную инициативу приветствуют. В частности, комментируя президентский указ, глава подкомитета Верховной Рады Анатолий Кинах заметил, что Комитет по реформированию и развитию ВС Украины и ОПК создан в первую очередь с целью восстановления эффективного управления процессами, программами и стратегиями развития в секторе обороноспособности страны с учетом реформирования оборонно-промышленного комплекса.

В Минобороны Украины создание данного Комитета также оценили целиком позитивно. В частности, вскоре после подписания Президентом указа, министр обороны Украины Дмитрий Саламатин заявил, что Украина имеет необходимый потенциал, чтобы радикально изменить «лицо» Вооруженных Сил. «Благодаря реформе в сфере военного строительства, инициированной Президентом Украины Виктором Януковичем, мощный импульс развития получили как Вооруженные Силы Украины, так и отечественный оборонно-промышленный комплекс. Наша задача — создать мощные, компактные, оснащенные по последнему слову техники Вооруженные Силы », — отметил глава оборонного ведомства. Он подчеркнул, что для достижения этой цели в Украине есть необходимый потенциал мощная научно-производственная база, высококвалифицированный персонал и т.д.

Насчет высокого потенциала украинского ОПК, даже после долгих лет его прозябания без господдержки, сомнений ни у кого нет. Вопрос в ином: все годы независимости, как известно, украинская «оборонка» выживала и худо-бедно развивалась за счет продажи оружия за рубеж, получая от родного Минобороны чисто символические заказы. В частности, в плане продажи оружия Украиной существуют четыре основных финансовых потока в украинском оборонно-промышленном комплексе общим объемом порядка 1 млрд долларов (цифра, понятно, сильно усредненная, поскольку годовые продажи в зависимости от контрактов порой весьма сильно отличаются).

Первый (600-700 млн дол) — проходит через Госкомпанию по экспорту и импорту продукции и услуг военного и специального назначения «Укрспецэкспорт» (сейчас «высшее управление» этим потоком взял на себя госконцерн «Укроборонпром»), и создается в основном за счет экспорта вооружений.

Второй поток (100 млн дол) идет через Национальное космическое агентство Украины (НКАУ), — это поставка ракетоносителей и другие контракты.

Третий поток (также около 100 млн дол) принадлежит компании «Антонов», и создается за счет оплаты воздушных перевозок в интересах иностранных заказчиков (в основном из Европы).

Четвертый поток (до 200 млн дол) — чисто внутренний, и формируется за счет заказов Минобороны Украины и иных вооруженных формирований державы. Собственно заказы Вооруженных сил при этом, как правило, составляют 100-150 млн долл в год.

Кроме этого, есть еще потоки по линии отдельных предприятий ОПК, имеющих право на экспорт своей продукции (например, поставка за рубеж авиадвигателей предприятием «Мотор Сич»), но здесь речь идет о сравнительно небольших суммах, и все они на сегодня также контролируются концерном «Укроборонпром».

Как видим, собственно украинская армия закупает у ОПК страны каких-то жалких 10-15% от всего продаваемого вооружения. Соответственно, Янукович и военное руководство предлагают не только резко увеличить государственный заказ, но и сделать производство вооружения и военной техники (ВВТ) для собственной армии и флота существенной частью деятельности ОПК, выработав целую стратегию «совместного развития» Вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса. Как, собственно, и развивается ОПК в ведущих странах мира, где она ориентируется в первую очередь на нужды своих военных и заказы от них.

В Украине же даже существующие весьма скромные планы перевооружения армии постоянно срываются. Хотя, например, в официальном издании Минобороны Украины «Белая книга-2011» по итогам выполнения указанной выше Госпрограммы развития Вооруженных сил на 2006-2011 гг декларируется: за время действия программы принято на вооружение 112 образцов ВВТ. На протяжении только прошлого года было принято на вооружение 15 образцов. Вроде бы как для хронически недофинансируемой армии хоть что-то. Однако на самом деле в этой отчетности есть два нюанса. Во-первых, основная часть принятых образцов не имеют ключевого влияния на боевой потенциал армии. То есть в условиях, когда, например, лишь 7% кораблей и катеров ВМС Украины небоеспособны, едва ли стоит особо радоваться принятию на вооружение охотничьих ружей Сайга-12К Tactical (было и такое!) или даже шлюпок Willard SF-540, — на мощь Военно-морских сил они особо не повлияют.

Во-вторых, и это главное, принятие на вооружение вовсе не означает, что эти образцы появятся в войсках даже в обозримом будущем. К сожалению, это касается в первую очередь как раз действительно важных ВВТ, определяющих боевой потенциал и техническую оснащенность войск. Классический пример — новый уникальный военно-транспортный самолет Ан-70, который был принят на вооружение наших ВВС постановлением Кабмина еще в 2000 году (12 лет назад!), но наши летчики его так и не увидели до сегодняшнего дня.

Еще один пример из этой оперы — танки Т-84 «Оплот» производства харьковского ПО «Завод им. Малышева». В 2009 году этот танк был принят на вооружение, однако программа закупки этой машины затормозилась из-за недостатка средств. Эти танки Т-84, в количестве именно 10 штук уже даже побывали в Сухопутных войсках. Еще на 10-ю годовщину независимости Украины (10 лет назад!), во время грандиозного военного парада, была продемонстрирована эта десятка этих машин. Но тогда, хотя Т-84 и представлялись в колонне армейской техники, самой армии они не принадлежали. Кабмин, обязавший Минобороны своим постановлением приобрести для начала десять новых танков, позабыл указать — за какие средства. Тогда Минобороны решило вопрос с харьковскими танкостроителями на тех условиях, что сразу после парада десятка новых танков отправится в войска, а там, дескать, как-нибудь сочтемся. И вот танковая рота на новеньких танках несколько лет служила украшением 72-й отдельной мехбригады в Белой Церкви, но все это время Минобороны никак не могло рассчитаться с производителем, и танки вернулись на завод.

С этих примеров и начинается горькая армейская реальность, когда реально поступающие в войска вооружения весьма разнятся с тем, что принимается на вооружение постановлениями правительства. Так, за весь прошлый год Сухопутные войска закупили новых образцов вооружения и военной техники: 10 танков «Булат», 17 шт. лазерных приборов разведки «Сердолик-2», аж 2002 устройства кумулятивной защиты, 65 комплектов маскировочных сеток.

По этим образцам стоит сделать некоторые уточнения. Так, танк «Булат» (он же Т-64БМ), хоть и числятся у Минобороны в разряде «новых ВВТ», на самом деле это старый добрый танк Т-64 60-х годов разработки, модернизированный по схеме, разработанной в 80-е гг. Что касается двух тысяч комплектов устройств кумулятивной защиты, то это — обычные металлические небронированные экраны, навешиваемые на корпус танка и другой бронетехники по бокам и прикрывающие гусеницы от кумулятивных боеприпасов. Это, скажем так, не самое изощренное и дорогое средство защиты — во время Второй мировой войны его роль играли сетки от обычных панцирных кроватей, которые танкисты приваливали по бокам танков. Остается непонятным, зачем Минобороны закупило их аж 2002 комплекта, если учесть, что на сегодня в боевом составе Сухопутных войск числится всего 735 танков, а страна ни с кем вроде не воюет.

Воздушные силы получили 1 (один) модернизированный истребитель МиГ-29, 2 модернизированных Су-25М1 и 2 модернизированных учебно-тренировочных Л-39. На этом пополнение этого вида Вооруженных сил закончилось.

Но самый большой позор Минобороны пережило в случае с Военно-морскими силами — они не получили за весь прошлый год вообще ничего. Даже пары-тройки несчастных спасательных кругов, которые обычно проходят под названием «индивидуальные спасательные средства». Зато в графе «ремонт и продолжение ресурса ВВТ» у военных моряков числится (только не смейтесь) подводная лодка «Запорожье». Больше ВМС ничего не получали, ничего не ремонтировали и ничему ресурс не продлевали. А перед этим, в 2010 году, обе графы — и относительно закупки, и относительно модернизации и ремонта ВВТ — в отчетности Военно-морских сил остались вообще пустыми.

В целом согласно Госпрограмме на 2006-2011 гг, войска должны были получить за этот период 22 новых танка, реально же получили 10 модернизированных, из запланированных 31 новых боевых самолетов получили 3 модернизированных, из 38 боевых вертолетов — 0 (ноль), из 22 новых кораблей и катеров — 4 катера. При этом Минобороны в силу нехватки средств стремится не закупать новые образцы, а модернизировать старые. А поскольку модернизация, как и ремонт, проводятся в своей массе на ремонтных предприятиях самого Минобороны, «монстры» оборонно-промышленного комплекса получают лишь крохи из заказов военного ведомства.

Отчего складывается такая мрачная картина? Ответ на этот вопрос дает структура военного бюджета, сохраняющаяся уже долгие годы в стабильно состоянии. Так, согласно мировой практики, из всего военного бюджета на содержание армии, т.е. «на проедание», должно тратиться не более 50% всех средств, в противном случае армия деградирует. Порядка 30% военного бюджета должно идти на закупку нового вооружения и военной техники, и 20% — на подготовку войск. В Украине же, согласно отчетности за период действия Госпрограммы, армия в 2006 году «съела» почти 69% от всех выделенных на нее средств, в 2007 — 73,9% , 2008 — 77,1%, в 2009 — 84%, в 2010 — почти 88%, а в прошлом, 2011 году военные «скушали» 87% всех выделенных им средств.

Соответственно, на закупку вооружения остались копейки — например, в 2010 г на это ушло 7% военного бюджета (вместо положенных 30%), в 2011 году — 9%.

Таким образом, для того, чтобы Вооруженные силы могли дать ощутимые заказы «оборонке» и обеспечить ее развитие, финансировать НИОКР, влиять на формирование политики в оборонно-промышленной сфере, Украина должна срочно пересматривать структуру военного бюджета. Если же говорить о полноценном насыщении армии широким спектром вооружений, то параллельно необходимо восстанавливать прежние кооперационные связи — с оборонными предприятиями России и Беларуси. В противном случае различные меры по взаимодействию армии и ОПК, как в случае и с ныне создаваемым Комитетом по реформированию и развитию ВС Украины и оборонно-промышленного комплекса, будут иметь лишь скорее декларативный характер.

Автор — руководитель Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.