Три точки опоры для достижения экономической мощи Украины

Олег Переверзев, для "Хвилі"

sur02

Аналогия в тексте Юрия Романенко о дилемме 1348 абсолютно оправдана. Экономический успех не вырастает как картошка в огороде. Не бывает экономического подъема «взагали». Наши партнеры выстроили «цивилизованные правила» таким образом, чтобы продавать нам продукт с возрастающей отдачей, а у нас покупать продукт с убывающий отдачей. Они хотят нам продавать контент, который можно копировать и брендировать, а у нас покупать лес кругляк, сталь в слябах и подсолнечное масло в семечках. И все это без квот и ограничений! Ничего удивительного. Страна, вырываясь вперед, всегда сдвигает область мальтузианской экономики на периферию. Всегда!

Сырьевым придатком Западной Европы почти пять столетий были колонии и Восточная Европа. В 1534 г. правительнице Нидерландов писали: «Все сии большие вельможи и господа Польши и Пруссии за двадцать пять лет до сего времени нашли средство посылать по неким рекам все свое зерно в Данцвик и там оное продавать господам сказанного города. И по сей причине королевство Польское и большие вельможи сделались зело богаты».

Главным реформатором Англии выступила Черная Смерть, которая фактически перевела Англию на овцеводство и подняла стоимость рабочей силы. Но! Важно! Английская элита – раскрепостила рабочую силу. После восстания Уота Тайлера (через год после Куликовской битвы на минуточку) 1381 году, крепостничество в Англии начало отмирать и через четверть века его не стало. Крестьяне получили экономическую свободу, им прекратили указывать, что сеять и что жать – они поголовно стали прясть грубую шерсть. Не бывает успеха без свободы! Причем свободы не в формате «бери манатки и пошел вон», а свободы экономической. Жители итальянских городов были более свободны, чем те же итальянские селяне. Поэтому у них получилось экономическое чудо. Но ненадолго потому как итальянские города воевали друг с другом. Поэтому «Экономическое чудо» перешло в крепкие ручки Ганзейского союза, опять же, не навсегда, потому что сельские контингент от процессов обмена был оторван. Далее Нидерланды и Голландия. Далее Англия и Штаты.

Плоскость экономического успеха, в общем, всегда держалась на трех точках опоры.

Первый точка опоры —  максимальное экономическое освобождение населения.

Все экономические подъемы прошлого тысячелетия стоят на фундаменте экономической свободы. Нации лавочников правят миром.

На протяжении столетий первыми у лукошка с тугриками всегда оказывались торговцы. Как правило. И не оттого, что жадные – профессия такая. Кто-то охотится, кто-то отнимает, кто-то собирает, а кто-то меняет. Собственно говоря, и сами деньги это результат эволюции обменных операций. Для торговца никогда не имело значения, чем торговать – главное, чтобы операция приносила барыши. В одну сторону везлись одни товары, в другую строну другие. Кое-кто просто возил векселя, меняя одни на другие, и делал на этом неплохой гешефт. Торговцы всегда знали, где выгоднее за серебряную монету, где за золотую и куда можно спихнуть билон и медь. Знали, как разделить стоимость корабля на части, оформить совместное владение, и в какое время года приплыть за сахаром к плантаторам Мартиники и Гваделупы, чтобы получить максимальную прибыль. Процент превыше всего – фундаментальный принцип. Процент торговец унюхает за тридевять земель и ради цифры в триста процентов пойдет… ну, в общем, вы и так все в курсе. Максимальная свобода торгового сословия важная составляющая национального успеха, но (важно!) вектор этой свободы направляется государством во внешний мир. Ни одного гвоздя, ни одного топора англичане не ввезли из колоний. Они продавали индийские хлопчатобумажные ткани дешевле своих английских во Франции и в Испании, но категорически не давали ввозить эти ткани в Англию.

Вторая точка опоры — внешне ориентированный вектор торговли.

Третья точка опоры — инновационные потоки направленные внутрь страны. Пофиг вся интеллектуальная собственность и пофиг порядочность. О патентах заговорили тогда, когда в Англию стали приглашать фламандских мастеров. До этого там, как и везде работало цеховое право воспроизводства.

И наконец, когда есть экономический успех можно поговорить о свободе торговли. Англия девятнадцатого века это страна которая практически не имела торговых барьеров и того же требовала от других. Но у Индии с ее человеческим капиталом и с ее организацией труда уже не было шансов.

Примерно по этой схеме идет Китай. Сначала раздали землю в аренду на пятьдесят лет для семейных ферм, и вбросили средства в питомники пород и семенного материала. Потом через четыре года разрешили мелкий бизнес в городах. Кафе, парикмахерские, цеха. Шей что хочешь, клепай что хочешь. Вывози куда хочешь. Но только не ввози и плати налоги. Мы помним, какие убогие товары приходили к нам из Китая в начале девяностых. А какие сейчас? Потом через китайские диаспоры начали привлекать технологии. Потом начали модернизацию армии, опять же покупая и воруя технологии. Потом много чего было, но все преференции всегда были ориентированы на Китай, а не на внешний мир. Начиная с того что весь импорт который поступает в страну – поступает после кучи согласований и разрешений, вывезти из Китая легко, а ввезти очень сложно. Если фирма заходит в Китай, то ставится условие, что большую часть продукции она будет продавать за рубежом, иначе внутренний рынок ее не пустят. Все иностранные специалисты получают плату в юанях, которые они не могут свободно обменять в банке на доллары. Обменять доллары на юани можно легко и без ограничений, а обратно только у валютчиков. В Китае нет ТЦ забитых импортными брендами. В Китае все бренды шьются на китайских фабриках. И естественно в Китае не заморачиваются правами внешнего мира на интеллектуальную собственность. Они в упор этих прав не видят.

А еще лет через пятнадцать Китай заговорит о свободной торговле, потому что остальные аборигены их не догонят. Никогда не выиграет в свободной конкуренции страна, которая экспортирует семечки и кругляк, у страны, которая экспортирует компьютеры. А тем более не выиграть у страны, которая торгует программным обеспечением и виртуальным продуктом.Ни-ко-гда!

Перед Украиной стоит задача сдвинуть область мальтузианской экономики на чужую территорию. А вот какие это территории, и как сдвинуть это уже «цікаве питання».

Facebook автора




Комментирование закрыто.