США собираются стать крупнейшим в мире производителем нефти уже в 2017 году

Крис Арсено, «Al Jazeera»

Соединенные Штаты планируют обогнать Саудовскую Аравию и Российскую Федерацию по нефтедобыче и уже в 2017 году стать мировым лидером в этой сфере. Некоторые ветераны углеводородной индустрии говорят, что это станет крупнейшим прорывом в энергетике с 1859 года, когда в городе Титусвилл, штат Пенсильвания, была добыта первая в США нефть.

Еще пять лет назад никто и подумать не мог, что такое возможно, но всего через несколько лет США, благодаря технологии фракинга, собираются начать экспортировать энергоносители, что полностью изменит геополитические и энергетические расклады в мире.

Методика закачки пара и химикатов в сланцевые породы для выдавливания на поверхность углеводородов, ранее считавшаяся маргинальной, сегодня уже начинает «менять мир», как выразился юрист, более сорока лет занимающийся составлением газовых контрактов:

«Я говорю о росте добычи природного газа на 15-20% в год, — рассказывает в интервью «Al Jazeera» профессор юриспруденции Университета Джорджа Вашингтона Ричард Пирс. – Сегодня США на 100% обеспечивают себя природным газом, а в следующие 10-15 лет мы полностью обеспечим себя сами и нефтью. Америка станет глобальным экспортером, а не вечно голодным потребителем».

Опыт на всю жизнь

Новые технологии, при помощи которых можно относительно дешево добывать нефть и газ из труднодоступных месторождений, позволили США в 2012 году пережить самый высокий годовой рост нефтедобычи, начиная с середины XIX века, как сообщает декабрьский отчет Управления энергетической информации США. Сланцевый газ – это такое ископаемое топливо, которое застряло в ловушке сланцевых пород. В некоторых пластах этих пород можно найти и нефть.

Внутренняя добыча США в 2012 году была на уровне 760 000 баррелей в день, что является самым внушительным годовым ростом с начала коммерческой эксплуатации нефтевых залежей в 1859 году, говорится в том же отчете.

«То, что мы переживаем сегодня – случается раз в жизни, — говорит ученый Пол Фейт. – Благодаря снижению стоимости природного газа в США возвращается химическая индустрия, соответственно, спрос увеличится».

Газовый бум привел к увеличению инвестиций в смежных отраслях промышленности США на более чем $90 млрд за последние два года, включая сталелитейную индустрию, нефтехимию и производство удобрений, согласно подсчетам Dow Chemical.

В исследовании, проведенном компанией Ernst and Young говорится, что начиная с 2005 года крупнейшими 50 нефтегазовыми компаниями США было потрачено более $125 млрд на сланцевую добычу, включая бурение скважин и покупку земельных участков.

Сильный рост цен за последние 10 лет, мощный поток нефти с Востока на Запад и не меньший поток денег в обратную сторону, позволили России восстановить свое международное влияние, а странам Персидского залива создать внушительные суверенные фонды накопления богатства. Но сланцевый бум скорее всего разрушит установившуюся ситуацию.

В 2011 году страны ОПЕК заработали $1 026 млрд чистой выручки от экспорта нефти, что составило 33% роста от объемов 2010 года, говорится в отчете Управления энергетической информации США за май 2012 года. Если цены на нефть упадут благодаря выходу на рынок новых поставщиков или природный газ заменит собой спрос на традиционное сырье, богатые нефтью страны могут сильно пострадать финансово.

Голубоглазые шейхи

Благодаря резкому увеличению доли фракинга, США уже в 2017 году собираются перегнать по объемам добычи Саудовскую Аравию и Россию и стать крупнейшим мировым производителем нефти, говорится в ноябрьском отчете Международного энергетического агентства

Так стоит ли «газовым властелинам», таким как российский президент Владимир Путин и эмир Катара, волноваться? Затмит ли возрожденный американский нефтяной магнат богатых и могущественных бывших агентов КГБ со стальными глазами и арабских шейхов в белых одеждах?

«В среднесрочной перспективе, я думаю, у Катара и России все будет хорошо, — говорит Френк Эш, преподаватель кризисного менеджмента из Ставангерского университета, Норвегия, в интервью каналу «Al Jazeera». – Но не потому, что с потребителями заключены долгосрочные контракты, а лишь через то, что у них имеется инфраструктура».

Транспортировка природного газа является намного более трудной, чем нефти. Россия владеет трубопроводами, идущими в западную Европу, тогда как у Катара – крупнейшего мирового экспортера природного газа – имеются собственные морские терминалы в крупнейших портах ключевых азиатских рынков.

Если на нефть существует фиксированная общемировая цена, то из-за издержек транспортировки цены на натуральный газ сильно варьируются по миру в зависимости от рынка: согласно некоторым оценкам Япония платит за газ почти в пять раз больше, чем Соединенные Штаты. Но все может изменится благодаря новым технологиям.

«Я думаю, мы все более близко подходим к созданию единого глобального рынка природного газа, — утверждает Френк Эш, — это только вопрос времени, когда вы увидите, как огромные океанские LNG-танкеры начнут перевозить сжиженный газ по всему миру».

Пока цены на газ зависят от географического положения той или иной страны, не только США пытаются обеспечить внутреннее потребление за счет сланцевого газа. По их примеру другие, традиционно зависимые от импорта страны, такие как Австралия, Аргентина, ЮАР, Польша и Китай, пытаются выиграть на сланцевом буме. Но США в этом смысле все равно впереди планеты всей.

Загрязнение воды

В свою очередь защитники окружающей среды и некоторые ученые предупреждают о преждевременном ликовании страны, потребляющей около 25% мировой нефти, дескать, экологические издержки, включая глобальное потепление и загрязнение запасов питьевой воды, угрожают подпортить триумф.

«Нет никаких сомнений в том, что нехватка чистой питьевой воды вызывает сегодня серьезную озабоченность… водный кризис будет следующим крупнейшим кризисом, последствия от которого скажутся на всех без исключения в течение следующих нескольких десятилетий, — утверждает профессор Пирс, – ведь именно нехватка пресной воды станет серьезным ограничивающим фактором, влияющим на объемы фракинга… насколько сильным будет это влияние пока сказать трудно».

Для добычи газа из одного сланцевого месторождения методом фракинга требуется около 20 млн литров воды, что где-то примерно соответствует 800 – 1300 автоцистерн, говорит Пол Фейт. За весь период эксплуатации из одного среднего сланцевого месторождения можно добыть больше 100 млн кубометров газового эквивалента, чего хватит для суточного энергоснабжения 16 000 000 домохозяйств. Смешанная с химикатами, большая часть воды, использованной при фракинге, окажется загрязненной. Для полной выработки одного месторождения процесс фракинга можно повторять до 18 раз, что значительно увеличивает загрязнение воды.

«Отрасль пока недостаточно изучена и мы не знаем, сколько точно воды может понадобиться при разработке различных месторождений, — рассказал в интервью каналу «Al Jazeera» директор по исследованиям лоббистской компании Oil Change International Лорн Стокмен. – Озабоченность общественности по поводу фракинга растет, особенно в таких штатах как Огайо… И я не могу сказать, кому что взбредет в голову».

Несмотря на озабоченность по поводу загрязнения воды, энергокомпании и сторонники добычи сланцевого газа утверждают, что фракинг гораздо меньше вредит окружающей среде, особенно учитывая тот факт, что этот газ заменит сжигание еще более «грязного» угля на электростанциях и других объектах.

В недавнем исследовании, напечатанном в журнале Nature, утверждается, что при добыче газа из сланцевых пластов в штатах Юта и Колорадо была зафиксирована утечка около 9% всего метана, содержащегося в месторождениях. Метан, основной компонент природного газа, является намного более агрессивным фактором глобального потепления, чем углекислый газ, а обнародованные 9% утечки – это намного больше, чем предполагалось в прогнозах.

«Утечки метана – это очень большая проблема, — говорит Пол Фейт. – Если данные этого исследования подтвердятся, то использование сланцевого газа впредь не будет считаться более экологичным по сравнению с углем. Фракинг перестанет быть одним из решений глобальных экологических проблем».

Фракинг, во время которого в пласты сланцевой породы под высоким давлением закачивается смешанный с химикатами вводный пар, также способен вызывать землетрясения, что было зафиксированно в том же Огайо, в Великобритании и других регионах планеты.

Возобновляемая энергетика в опасности

Газовый бум действительно может навредить устойчивому развитию человечества в долгосрочной перспективе: инвестиционные капиталы, так необходимые для проведения исследований в сферах солнечной, геотермальной и ветровой энергетики, пущены на разработку сланцевых месторождений в самом сердце США.

Если цены на природный газ останутся стабильными, банки смогут гарантированно вернуть инвестиции, вложенные в разработку месторождений, что сделает игру на сланце привлекательной на Уолл Стрит. С другой стороны, новые возобновляемые источники энергии, на исследование которых могут понадобиться годы, прежде чем они начнут приносить прибыль, утрачивают все гарантии своего развития. Часто проводимые небольшими компаниями-стартапами исследования альтернативных технологий могут упустить свои шансы на получение финансирования, поскольку большие игроки сконцентрируются на разработке сланцевых месторождений.

В некотором смысле, нефтегазовая промышленность стала жертвой своего собственного успеха в краткосрочной перспективе: в некоторых регионах цены на газ опустились на 50% сравнительно с 2008 годом, поскольку на рынки вышли новые поставщики.

«В энергетическом секторе сланцевый газ больно ударил по позициям возобновляемых источников энергии», — говорит профессор Фейт.

В 2013 году аналитики не предвидят разработки новых сланцевых месторождений, поскольку производители сосредоточатся на разработке и развитии существующих скважин. Но этот небольшой спад вряд ли продлится слишком долго.

Если цены не вырастут, электростанции и предприятия нефтехимической отрасли скорее всего повысят закупки газа для своих нужд, что в свою очередь приведет к повышению спроса и к росту цен.

Оставьте это под землей

Нью-йоркские трейдеры, пенсильванские бурильщики и вашингтонские «ястребы» безопасности, озабоченные решением проблемы энергетической зависимости США от Ближнего Востока, могут праздновать свою победу после открытия новых внутренних ресурсов.

Но сегодня существует практически всеобщий консенсус среди ученых и политиков по поводу того, что сланцевые газ и нефть должны оставаться под землей нетронутыми.

«Не больше 1/3 из ныне разведанных запасов углеводородов должно быть использовано до 2050 года, если человечество не хочет достичь предела общего повышения температуры на планете на 2 градуса Цельсия – верхней отметки, за которой начинаются необратимые катастрофические климатические изменения», — говорится в отчете Международного энергетического агентства за ноябрь 2012 года. А ведь МЭА – это далеко не Гринпис, и прогнозы МЭА, главного лоббиста интересов нефтегазовой промышленности, должно воспринимать всерьез, говорят активисты-экологи.

Но оставить огромные объемы дешевого природного газа нетронутыми будет практически невозможным как для американских политиков, так и их коллег за рубежом, ведь все они стремятся вырваться из пут энергозависимости и избежать падения экономик.

«Геополитические преимущества, которые получат США при разработке новых месторождений и использовании новых технологий крайне малы, если сравнить их с недостатками при сохранении зависимости от импорта нефти и с учетом климатических изменений, — говорит лоббист Лорн Стокмен. – Ведь невозможно отдельно выделить тему изменения климата из дискуссий по поводу глобальной безопасности. У США имеется намного больше нефти, газа и угля, чем они могут позволить себе сжечь, если, конечно, они хотят избежать планетарной климатической катастрофы».

 

ИСТОЧНИК: Al Jazeera, перевод «ХВИЛЯ»

 

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.