Soft vs «железо» — кто кого?

Вячеслав Бутко, для "Хвилі"

Борьба старого и нового – неисчерпаемая тема. В том числе и в вопросе противостояния индустриальной и постиндустриальной экономики. Пафос современных рационалистов основан на пока еще торжестве материального мира. Их завораживают доменные печи и конверторы, трубопроводы и нефтедобывающие платформы и т.д. и т.п. Именно с этим «железом» (компьютерный термин) они и связывают могущество экономики.

Но в современном мире железо без софта уже почти ничто. М.Андриессен, всемирно признанный изобретатель и венчурный инвестор, утверждает, что «программное обеспечение съедает мир». С.Джобс говорил, что, основная сила Apple не в красоте железа устройств (iPhone и iPad), а в красоте софтверных решений. Более того, сила, например, Walmart уже не в количестве складов, а том, что по софту она превосходит своих конкурентов.

Чем сильнее преимущества компании из реального сектора экономики в софте, тем лучше ее финансовые показатели. Apple накопила колоссальные денежные резервы. И вполне вероятно, что она направит свои средства на покупку компаний реального сектора экономики (в ныне привычном нам понимании этого термина). Кроме того, софтверные компании опосредованно осуществляют контроль за компаниями реального сектора экономики — посредством софта. Как через закрытые программы, так и через программы открытых исходников. Казалось бы, они открыты, но контроль над программой принадлежит не фирме из реального сектора, которая ими пользуется, а сообществу разработчиков.

Сейчас поговаривают, что крупнейшими банками в будущем станут Google и Facebook. Мотивация проста — у них самые большие в мире фан-сообщества. Банковские технологии, по сути, несложны. Вот Тиньков-пивовар решил создать банк и создал. Да и еще какой технологичный! И он стоит уже больше миллиарда (и в числе его акционеров сам Goldman Sachs!). Так что, если в политических кругах будет достигнут консенсус и техногиганты сформируют соответствующие денежные резервы (в общем-то, они уже сформировали, что можно легко увидеть, посмотрев их квартальные балансы), то наступит эра доминирования экономики софта. Да и крупные фирмы все более эмансипируются от государственных институтов — они могут принять решение самостоятельно. Это, конечно, лишь вероятный вектор развития. Но я не думаю, что не реальный.

Конечно, софт не может существовать так сказать в воздухе, если нет промышленного производства. «Софт» и «железо» очень взаимосвязаны. Джобс говорил, что «вчерашнее программное обеспечение -это сегодняшнее «железо»». Но вопрос доминирования в связке soft-«железо» постепенно становится все более интересным.

Технологии всегда сильно влияли на картину мира. Софт — пока ребенок в историческом периоде по сравнению с инженерным мастерством. Но уже сейчас он серьезнейшим образом влияет на капитализацию крупнейшей ритейловой компании мира Walmart (да и других лидеров ритейла тоже), а скоро будет влиять и на производителей-лидеров. А что будет, когда/если роль софта станет ключевой?! В первую мировую войну танки в основном пугали пехоту, а во вторую мировую их значение было решающим…

М.Андриессен считает, что есть три варианта развития: слабый, сильный и очень сильный. Базовая, слабая версия заключается в том, что ПО «съест» техническую/компьютерную промышленность. Ценность компьютеров все в большей и большей степени заключается в программном обеспечении, а не в аппаратном. Сдвиг в область облачных вычислений — тому подтверждение. Это переход к более масштабным, и менее дорогостоящим моделям, где программное обеспечение является ключевым. Все это сильно отличается от старой модели развития. В сильном варианте развития программное обеспечение съест множество других областей промышленности, которые еще не были объектом быстрых технологических изменений. Возьмем, к примеру, газеты. Производство газет не претерпевало значительных технологических изменений много сотен лет. Производство было примерно одним и тем же с XV века — а потом вдруг — произошла цифровая революция, и инфорсектор вынужден был приспосабливаться и радикально меняться. В наиболее сильном варианте, компании, наподобие софтверных компаний Силиконовой Долины, поглотят все. Компании этого типа станут доминировать практически во всех областях промышленности. Эти компании в ядре своем софтверные. Они умеют разрабатывать программное обеспечение. Они понимают экономику программного обеспечения. Они ставят проектирование и разработку на первое место — вот почему они, вероятно, победят.

История технологического развития свидетельствует о том, что скептические прогнозы часто были посрамлены. Например, лорд Кельвин считал чушью возможность поднять в воздух устройство тяжелее воздуха. Это он говорил в конце XIX века. С другой стороны, несмотря на предсказания, в 2005 году колоний на Марсе не было и не известно, когда будут (Маск говорит про 2025 год). С софтом может произойти та же история. Может, но не должна. И это вероятно, т.к. софт — это подрывная технология. А подрывные технологии всегда недооценивались. И только задним числом все соглашались — мол, наверное, так и должно было произойти. Похожее случалась в истории технологий неоднократно…

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.