Сколько реально стоит гривна?

Дмитрий Бергер, Канада, для "Хвилі"

гривна_2

Сколько стоит гривна? Сколько стоит любая национальная валюта? Что такое национальная валюта вообще?

В современном понимании, это индикатор настоящего состояния страны, которое были предопределено ее прошлым, а также ее перспектив на будущее. Это нечто большее, чем просто эквивалент товаров и услуг, или купон на определенное количество ништяков. Скорее, это активный инструмент оценки и прогнозирования состояния дел. Конечно, если начать контролировать валюту, с целью улучшения ее показателей, то ее ценность как индикатора жизни исчезает. Она начинает отражать не реальное состояние вещей, а желания тех, кто ее контролирует. Даже если этот контроль вводиться ради всенародного блага, он приводит к дефициту товаров и услуг, а также к спекуляции на упомянутом дефиците, как и на предсказуемости курса контролируемой валюты. Потому что действительность никто не в состоянии отменить. Хотя делать вид, что все хорошо прекрасная маркиза, можно. Как в классическом эпизоде из фильма “Монти Пайтон и Священный Грааль”, в котором рыцарь, потеряв в противоборстве все конечности, продолжает утверждать, что это все только царапины и требует продолжения дуэли.

Возможно, что вопрос должен быть поставлен так: Отражает ли гривна украинскую реальность? Отражает ли она украинскую реальность в общем контексте глобальной действительности?

Вот такая простая задача. Есть, например, некая страна, назовем ее условно, Бендерия. По имени ее основателя Остапа Бендера. Вот, и, условно говоря, расходы этой самой Бендерии, скажем, на 70% покрываются за счет поступлений от ее экономики и финансов. Вы – премьер-министр, любимец публики и Рабиндраната Тагора. Да, вы, который или которая без устали клеймит власти за провал курса гривни.

Что вы будете делать с недостающими 30%? Правильно. Придется либо повышать налоги на тех, у кого, по идее, есть деньги — предпринимателей и финансистов, либо урезать расходы на тех, у кого денег нет, либо искать деньги у знакомых премьер-министров, президентов и канцлеров, которые всегда при деньгах. Но вы же неглупый человек, вы же не станет доить одну корову до ее полного истощения. Поскольку каждый из трех вариантов чреват экономическими, политическими и социальными последствиями, вы среднеарифметически выберете все три, чтобы немножко взять у одних, но чтобы и экономика не совсем завяла, немного недодать другим, но чтобы без бунтов и голодных смертей, боже упаси, а у третьих — ну, там, сколько дадут. Вот теперь вы полный Яценюк. Точнее, вы создали в стране полный яценюк, поскольку проблема условного недостатка в 30% не решена. Если бы производители налоги объективно недоплачивали, соцвыплаты бюджетникам были бы и так экстравагантно высоки, а западу денег без вас девать было бы некуда, то вы свою задачу уже решили тем, что довели уровень доходов до ожидаемого, приемлемого плато расходов, соответствующего уровню экономического развития страны.

Но если вы вынуждены идти на такие меры, чтобы просто заткнуть дыру в 30%, у вас имеется системная проблема. И стоимость вашей монеты начинает ее отражать. В следующем бюджете у вас будет не только та же дыра в 30%, но и связанные с ней займы, затраты, потери экономического роста и рост социальной напряженности, который тоже стоит денег. Фактически ваша дыра только увеличилась и вам опять придется решать, что с ней делать. Но ваша национальная валюта неизбежно отражает и эти новые риски и проблемы. То есть, если не произойдет какого-нибудь экономического бума, причем неважно будет ли это результатом реформ свободного рынка, обнаружением офигенных залежей редкоземельных элементов, 90% которых сейчас находится в Китае, или вся страна, на манер Исландии 10 лет назад, удариться в финансовые спекуляции, порочный круг, нет, порочный штопор будет продолжаться до полного и быстрого краха.

Так сколько должна стоить ваша условная валюта, если год назад она оценивалась к американскому доллару как 1 к 8? Учитывая, что ваша дыра будет, вероятно расти и завтра, а желающих бросать в нее хорошие деньги будет, естественно, все меньше. Вы не продажная власть, вы всегда проклинали некомпетентность чиновников и засилье олигархов. Ваш ход, маэстро. Дайте нам настоящий курс. И способы его поддержания на желаемом вам уровне. И чтобы поддержание желаемого курса не привело к дефициту, инфляции, спекуляции и прочим чудесам жестко управляемой экономики.

Ведь тут важен не курс сам по себе, а покупательная способность. Если исходить из этого, то покупательная способность гривны никогда не соответствовала состоянию дел в Украине, по крайней мере, согласно моим личным ощущениям. Попадая из Канады в США, у меня не возникало внутреннего противоречия из-за того, что обычно американский доллар котируется чуть выше канадского. Естественно, в Америке ниже налоги и меньшая социальная защищенность, что неизбежно положительно отражается в ее валюте. Но и цены там, как правило, ниже. Это делает американский доллар международной валютой, потому что он отражает в основном чисто экономическую ситуацию. В отличие от евро, в котором выражены особенности Европы. Для канадца Европа кажется дороговатой, но это плата за их социальные начинания и мир (до прошлого года), так что и там особых нареканий не появляется. То есть, сравниваешь эмпирически — так мы живем, так они живут, и приходишь к выводу, что наши валюты довольно точно отражают состояние стран, и не только экономическое.

А вот Украина у меня такого ощущения не вызывала. Как-то со мной приехал мой канадский приятель, и после вылизанного центра Киева, вызвавшим у него восторги, мы оказались на облупленных окраинах. На вопрос, как ему теперь нравится Киев, он со вздохом признался, что это напоминает ему районы фавел в Доминиканской республике. Но согласно курсу гривны 1997 года это была никак не страна Карибского бассейна, а часть Европы, хотя и довольно бедная.

Какой была в то время и Греция. Которая тоже хотела в Евросоюз. И даже туда попала, слегка подделав статистику. С кем не бывает, правда? И, о, чудо! Через пару лет уровень жизни в Греции вырос в несколько раз, прямо как в Германии. В отличие от которой, греки палец о палец не ударили, чтобы так разжиться. Жили в долг, широко и весело. Но недолго. А дурная привычка жить хорошо осталась. Теперь греки грозят уйти из ЕС, громко хлопнув дверью, если им долги не спишут. Им не спишут и они не уйдут, потому что быть Грецией в Евросоюзе все-таки лучше, чем Украиной самой по себе. Но крови греки европейцам еще, несомненно, попортят.

Их ситуация немного смахивает на украинскую. Ведь чего все так озабочены падением курса гривны? Честно признайтесь. Импорт и сбережения, включая ипотеку. Что для меня, хотя я и не специалист, означает, что, во-первых, Украина недостаточно экспортирует, а, во-вторых, развитой финансовой системы инвестирования сбережений и пенсий, чтобы заставить денежки работать, не существует.

Вот, возьмем, например, Канаду. Вопреки расхожему мнению, цены на нефть упали не из-за заговора против России, а потому что пузыри рано или поздно лопаются. И потеряли на этом все и потеряли значительно, включая Канаду. Но ей есть, что экспортировать кроме нефти. И канадское федеральное правительство и ЦБ, делают все возможное, чтобы курс канадского доллара был как можно ниже, чтобы дать экспортерам преимущество на глобальном рынке. Китай вообще наступает на юань, не обращая внимания на протесты Америки, которая справедливо жалуется, что так нечестно. Экспорт любит низкую национальную валюту. Если он, конечно, есть. Тогда, даже при разнице курсов, баланс цен между импортом и экспортом остается примерно одинаковым.

Как там обстоят дела с украинским экспортом? С такой гривной Украина заваливает, наверное, мир, своей подешевевшей, но по-прежнему качественной продукцией? Объем проданного, вероятно, компенсирует потери в цене? При этом, наверняка, уменьшается безработица? Ведь, кажется, все так просто: дорогая валюта способствует финансовому сектору, дешевая – производственному. Но их еще нужно иметь, много, хороших и разных.

Все это не считая АТО и других связанных с ней расходов. А считать ох как приходится! Иначе бы стоило просто объявить дефолт и начать с нуля. Но нельзя. Немыслимо во время войны обрубить и без того вынужденную финансовую поддержку из-за бугра. Ведь последние 24 года любое правительство только делало вид, что поддерживало курс гривны ради благосостояния населения. Скорее всего, на самом деле, это делалось ради зарубежного финансирования. Подозреваю, что и Яценюку и Гонтаревой больно слышать хулу со всех сторон, в то время, как они отчаянно пытаются найти волшебное заклинание, как в книге про Гарри Поттера, которое бы остановить падение гривны. Иначе им придется занимать деньги, чтобы поддерживать деньги для того, чтобы занять еще денег, и так далее. В этом случае, страна потрепыхается еще немного, потом наступит Греция. Но без ЕС. И с радушным, всегда готовым помочь Путиным на пороге.

Теперь я повторю вопрос: Сколько стоит гривна?

Подозреваю, что примерно столько, сколько стоит свобода? И сколько стоит Родина?




Комментирование закрыто.