Скандал с БТР: сорвется ли украинский «бронетанковый прорыв»?

Дмитрий Тымчук

В частности, как сообщала «Хвиля», под сомнением оказалось качество украинских БТР-4Е КБ имени Морозова и объединения им. Малышева в, поставляемых в Ирак в рамках крупнейшего контракта с этой страной (включая поставки самолетов Ан-32Б производства концерна «Антонов», объем заказа — $2,4 млрд). Как сообщили украинским СМИ источники на госпредприятии «Укроборонпром», прибывшие из Багдада для приемки боевых машин специалисты обнаружили существенные недостатки в системах ведения огня, в частности, отказы новых автоматических 30-миллиметровых пушек ЗТМ-1.

Здесь стоит сделать два замечания. Во-первых, так называемая «украинская» пушка ЗТМ-1 — как известно, не такая уж украинская. В информации производителя относительно нее лаконично говорится: «30 мм автоматическая пушка ЗТМ-1 (аналог 2А72)». Хотя это не аналог, это стопроцентная копия пушки 2А72 советской разработки, которая была сконструирована в свое время в тульском КБ (сейчас ОАО «Конструкторское бюро приборостроения» — КБП) и производится на Тульском машиностроительном заводе (Туламашзавод) в России.

Анекдот в том, что совсем недавно, 29 марта 2012 г Министерство обороны Украины заявило, что приняло на вооружение «новую автоматическую пушку калибра 30 миллиметров ЗТМ-1». Как было сказано в пресс-релизе ведомства, соответствующий приказ подписал министр обороны Дмитрий Саламатин. В документе также определены состав комплекта нового орудия и его основные тактико-технические характеристики. Отвечает за поставку нового вооружения в войска Центральное ракетно-артиллерийское управление вооруженных сил Украины. Производит орудие Харьковское конструкторское бюро машиностроения имени Морозова. Ранее сообщалось, что ЗТМ-1 будет в составе боевого модуля, который можно будет установить на бронетранспортеры БТР-70, БТР-80, МТ-ЛБ, БТР-3, БТР-4 и боевую машину пехоты БМПВ-64.

Если нынешние претензии иракцев обоснованы, и пушки ЗТМ-1 действительно «сырые» и склонны к отказам, это означает, что Минобороны Украины уже успело принять на вооружение украинской армии непригодную для использования систему вооружения. В цивилизованных странах после этого немедленно следуют соответствующие расследования на предмет либо служебной халатности, либо коррупции. В любом случае, виновные находятся легко и просто, после чего следует соответствующее наказание.

Для «оборонки» в этом случае данный факт — просто позор. Мало того, что копируется советское оружие, имеющее «авторство» КБ другой страны, так еще и как следует скопировать не можем. Даже Китай уже понемногу этому научился, предлагая на рынке вполне пристойные копии.

Также стоит отметить, что весна этого года вообще прошла для украинских оружейников под «знаком брони». В начале мая этого года, в рамках работы Международной выставки вооружения и военно-технического имущества «KADEX — 2012», в г. Астана (Республика Казахстан) было подписано соглашение о совместном производстве бронетранспортера БТР-4 между украинским ГК «Укроборонпром» и казахстанским АО «НК «Казахстан Инжиниринг». Как заявил после подписания соглашения генеральный директор «Укроборонпрома» Дмитрий Перегудов, запуск совместного производства БТР-4 с Казахстаном — новый этап в двустороннем сотрудничестве. «Напомню, что в конце 2011 года мы подписали договор о совместной деятельности в области ремонта тяжелой бронетехники на мощностях «Семей инжиниринг». Сегодня же мы перешли на более высокий уровень — производства новейшей украинской разработки — БТР-4», — подчеркнул он. «Всего будет произведено 100 машин. 10 из них в текущем году, а 90 — в следующем. Общая сумма соглашения — около 150 млн. дол. США», — заявил Перегудов. Глава «Укроборонпрома» также выразил уверенность, что выход Украины на новый — казахстанский рынок — позволит ей расширить присутствие в регионе, в частности, и на рынке РФ. Перегудов также отметил, что Украина уверенно занимает третье место в мире по производству бронетехники, и сообщил, что в ближайшем будущем может быть подписан договор о поставке БТР-4 еще в одну страну (в какую именно — не уточняется).

В свою очередь, президент «Казахстан инжиниринг» Болат Смагулов заявил, что Украина и Казахстан вышли на более высокий уровень двусторонней кооперации. По его словам, Украина обеспечит не только поставку технологических линий и комплектующих для совместного производства БТР-4, но также и обучение персонала. «Мы заинтересованы в развитии новых совместных проектов, в частности, по производству крупнокалиберных снарядов, средств навигации и в других сферах ОПК. Украина предлагает удобные технологические решения и конкурентную ценовую политику. Поэтому двухстороннее сотрудничество между нашими странами имеет серьезные перспективы», — подчеркнул Смагулов. Это заявление, собственно, означало, что украинский БТР-4 может стать только «первой ласточкой» в продвижении интересов украинской оборонки в этом регионе.

Не вызывает сомнений, что Казахстан заинтересовался украинским БТР-4 не без впечатления от украинского контракта с Ираком. Как раз накануне подписания украино-казахстанского соглашения в ГК «Укроборонпром» заявили, что «бронетанковое сотрудничество» с Ираком  осуществляется очень успешно.

«Контракт между Украиной и Ираком выполняется стабильно. На сегодня ГП «Завод Малышева» вместе с соисполнителями контракта завершают подготовку к сдаче иностранному заказчику второй партии бронетехники в количестве 62 БТР-4», — заявили тогда в ГК. По словам главы госкомпании Дмитрия Перегудова, ход выполнения иракского контракта удалось нормализовать благодаря инициативе Президента Украины по реформированию системы национального ОПК и созданию Концерна «Укроборонпром». Представитель ОПК также подчеркнул, что достигнутая предприятиями концерна интенсивность работ по изготовлению бронетехники в рамках иракского контракта соответствует показателям ведущих мировых производителей. Это, по его мнению, позволяет говорить об успешном завершении Украиной оружейных договоренностей с Ираком.

И практически в это же время украинские БТР неплохо показали себя на практике еще в одной стране, куда поставлялись ранее, — в Таиланде, будучи задействованными в широкомасштабных региональных международных учениях. В частности, произведенные в Украине БТР-3Е1 продемонстрировали отличные результаты в ходе 14-х двусторонних ежегодных совместных учений вооруженных сил Таиланда и Сингапура, проходивших с конца марта по начало апреля этого года. В рамках учений отрабатывались вопросы взаимодействия механизированных поразделений, и завершились они боевыми стрельбами. При этом в сравнительных испытаниях в ходе выполнения учебных задач по восемь машин от каждой стороны, украинские БТР-3Е1 в составе тайских подразделений превзошли сингапурский БТР «Terrex» по всем показателям. Как отметила в ходе церемонии закрытия учений премьер-министр Таиланда Йинглак Чинават, «мы удовлетворены нашим сотрудничеством с «Укроборонпромом» и в целом с Украиной, которая является одним из ведущих мировых производителей бронетехники». По ее словам, Таиланд «гордится мощными и надежными БТР-3Е1 украинского производства».

Понятно, что в свете подобной активности и «пиара» от оценивших по достоинству украинскую бронетехнику покупателей, украинский ОПК был в праве рассчитывать на дальнейшее продвижение на региональных рынках именно продукции танкостроителей. При том, что до последнего времени имидж ОПК Украины формировал авиапром — его доля в отечественном экспорте продукции военного и двойного назначения составлял более 43%, тогда как доля бронетанковой техники — порядка 36%. Сейчас наблюдается изменение позиций с выходом бронетехники на первое место — в портфеле заказов «Укрспецэкспорта» (как головной украинской госкомпании, обслуживающей экспортные поставки украинских вооружений), который на ближайшие пять лет оценивается на сумму более 5 миллиардов долларов, неуклонно растет доля «брони».

Здесь стоит заметить, что помимо хорошего качества, украинская продукция традиционно подкупает покупателей дешевизной. Так, упомянутый БТР-4 предлагается на рынке в зависимости от комплектации по цене от 1 до 1,5 млн долл. Для сравнения, немецкие колесные бронированные боевые машины Boxer фирмы ARTEC стоят 4,4 млн долл, французский колесный VBCI производства Nexter Systems — 4,5 млн долл, а американский Stryker последних модификаций производства General Dynamics Land Systems — все 5 млн долл (цифры эти, правда, условны, поскольку традиционно в контракты включается комплекс различных услуг по обслуживанию поставляемой техники, но все же позволяют сделать определенные выводы). Соответственно, активно продвигая свою продукцию на рынке, Украина в погоне за заказами изначально за счет низких цен теряет немалые прибыли.

Но, с другой стороны, наращиваемый объем продаж, естественно, стимулирует развитие бронетанкового сектора оборонки. Стоит вспомнить, что даже по недавним данным — в частности, по итогам 2010 и 2011 гг — «Укрспецэкспорт» в географии своего экспорта на первом месте имел африканские страны, как то Судан и Конго, которые стали основными покупателями украинского оружия в последнее время (наряду с также африканскими Алжиром, Угандой, Чадом, Египтом и Кенией). Но что продает сюда Киев? В списке продаж мы видим танки Т-72М и Т-55, артустановки БМ-21 «Град», 122-мм «Гвоздика» и 152-мм «Акация», гаубицы Д-30 и минометы. Все это — устаревшие вооружения советского производства, являющиеся на сегодня, увы, основой украинского оружейного экспорта.

В то время, как рост активности продаж новых ВВТ, понятно, стимулирует развитие технологий, что сегодня крайне важно для страны, борющейся за место среди лидеров в экспорте вооружений. Конструирование и производство новой отечественной бронетехники означает развитие и создание новых систем поражения и защиты, ветроники, т.е. систем электронного оборудования боевой бронированной машины, систем связи (например, при наличии в Украине потенциала по разработке и производству соответствующего оборудования, машины, идущие на экспорт, оснащаются европейскими — в первую очередь, немецкими и французскими, — системами). В итоге задействованным оказывается широкий круг предприятий отечественного ОПК — чего, понятно, нет при продаже вооружения из старых запасов.

Вместе с «бронетанковым прорывом» и развитием производства новых образцов ВВТ, очевидно, могла бы меняться и география экспорта. Так, в прошлом году, согласно данным «Укрспецэкспорта», наша страна экспортировала оружие в 62 государства мира. При этом основными потребителями стали, как мы упоминали, страны Африки, — на них приходится около 37 % объемов экспорта. На страны Азии, где Украина сотрудничает с 16 государствами (Вьетнам, Индия, Ирак, Китай, Таиланд) пришлось 32 %. Еще 26 %  — это страны СНГ (Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Россия). На страны ЕС (Болгария, Великобритания, Германия, Польша, Чехия) приходится всего 3% общего объема экспорта. Соответственно, в ближайшей перспективе азиатские страны-покупатели новых украинских вооружений согласно наметившихся тенденций могли бы по количеству заказов обогнать Африку с ее запросом на дешевые старые образцы. И это весьма перспективно, учитывая, что державы Азии сегодня лидируют в мире по динамике роста военных расходов и находятся на первых позициях в списке мировых импортеров оружия. Одновременно рост «технологической составляющей» украинского ОПК дает возможность понемногу выходить и на западный рынок вооружений.

И на этом фоне нынешний скандал, если он получит продолжение (а в украинском ОПК имеют опыт «гашения» таких историй на корню), способен весьма больно ударить по наметившимся украинским «бронетанковым» перспективам. Тем более, что, как известно, это уже вторая неприглядная история с бронетехникой для Ирака. Как сообщали СМИ, минувшей зимой, также из-за конструктивных недостатков в вооружении БТРов, выявленных на этапе приема-сдачи, переносились сроки поставки первой партии, из-за чего она не попала на военный парад в Багдаде. Тогда вину списали на разработчиков пушек в Каменец-Подольском, с опозданием и извинениями отправив заказчику 26 бронетранспортеров.

Понятно, что сейчас по старой традиции представители украинской «оборонки» найдут множество отговорок, чтобы не признавать свою вину. Но факт и в том, что потенциальные заказчики больше слушают пострадавших заказчиков, нежели отбивающихся проколовшихся производителей. Также очевидно, что Казахстан, скорее всего, не откажется от планов совместного производства БТР-4. Но вот как дальше эта машина будет продвигаться на рынке — еще вопрос.




Комментирование закрыто.