Разорение в Афинах и Брюсселе

Джеффри Сакс, Project Syndicate

греция кризис

Греческая катастрофа требует мирового внимания по двум причинам. Во-первых, горько наблюдать, как экономика страны рушится прямо у нас на глазах – с очередями за хлебом и в банки, невиданными со времен «Великой депрессии».

Во-вторых, потрясает неспособность бесчисленных руководителей и учреждений – политиков разных стран, Европейской комиссии, Международного валютного фонда, Европейского центрального банка – остановить медленное, длящееся уже много лет скатывание этого поезда с рельс.
Если продолжать так же плохо управлять и дальше, не только Греция, но и европейское единство будут фатально подорваны. Ради спасения Греции и Европы в новый пакет финансовой помощи должны быть включены два важных пункта, которые пока еще не согласованы.

Во-первых, надо незамедлительно возобновить работу банков Греции. Принятое на прошлой неделе решение ЕЦБ приостановить кредитование банковской системы страны, то есть фактически закрыть банки, является абсурдным и катастрофичным. Это решение, навязанное крайне политизированным правлением ЕЦБ, станет объектом изучения – и осуждения – историков еще долгие годы. Закрыв греческие банки, ЕЦБ фактически закрыл всю экономику страны (в конце концов, ни одна более-менее развитая экономика не может выжить без платежной системы). ЕЦБ обязан немедленно пересмотреть свое решение, потому что в противном случае эти банки уже очень скоро нельзя будет спасти.

Во-вторых, частью договоренностей должно стать значительное сокращение долга. Отказ остальной Европы, в первую очередь Германии, признавать избыточность долга Греции стал главным обманом во время этого кризиса. Все знают правду – Греция никогда не сможет обслуживать свои текущие долговые обязательства в полном объеме. Но никто из участников переговоров не говорил об этом. Греческие представители неоднократно пытались обсудить необходимость реструктуризации долга путем снижения процентных ставок, удлинения сроков погашения, а также, возможно, уменьшения номинальной стоимость долга. Однако каждая попытка Греции хотя бы поднять этот вопрос жестко пресекалась ее партнерами.

Естественно, что сразу после провала переговоров две недели назад эту правду о греческом долге начали, наконец, говорить. Первым нарушил молчание МВФ, признав, что призывал к сокращению долга, но безуспешно. Затем США сообщили, что президент Барак Обама и министр финансов Джек Лью пытались убедить немецкого канцлера Ангелу Меркель и министра финансов Вольфганга Шойбле согласиться на частичное списание долга Греции, но также без успеха.

Наконец, даже сам Шойбле, пока что самый непреклонный противник сокращения долга, признал, что Греция в нем нуждается; однако при этом он добавил, что подобное сокращение нарушит условия договоров Европейского Союза, запрещающих спасать неплатежеспособные правительства. Вслед за ярким признанием Шойбле (публично сделанным лишь после того, как разразилась настоящая катастрофа), уже и Меркель высказала мнение, что, возможно, некоторые варианты сокращения долга (например, снижение процентных ставок, но не номинальной стоимости долга) могли бы помочь делу при условии соблюдения правил ЕС.

Тот факт, что избыточность греческого долга была признана только после провала переговоров, свидетельствует о глубоких системных недостатках, которые довели Грецию и Европу до нынешней ситуации. Мы видим, что европейская система антикризисного управления недееспособна, крайней политизирована, склонна к трюкачеству и непрофессиональна. Я совершенно не намерен оправдывать греческий клиентилизм, коррупцию и плохое управление, являющиеся основными причинами трудностей страны. Однако недееспособность европейских учреждений тревожит намного больше. Если Евросоюз не сможет сейчас спасти Грецию, он будет не способен спасти сам себя.

Сейчас ЕС функционирует примерно как США во времена «Статей Конфедерации», создавших неэффективную структуру власти в стране в период между обретением независимости от Британии в 1781 году и принятием Конституции в 1787 году. Как и только что обретшим независимость Штатам, Евросоюзу сегодня не хватает полномочной, эффективной исполнительной власти, способной противостоять нынешнему экономическому кризису. Вместо твердой исполнительной власти, сбалансированной сильным демократическим парламентом, в Европе заправляют комитеты из политиков разных стран, на практике отталкивающие в сторону (и зачастую весьма нагло) Европейскую комиссию. И именно потому, что эти политики преследуют национальные интересы, а не более широкие, общеевропейские интересы, правда о греческом долге замалчивалась так долго.

Еврогруппа, объединяющая 19 министров финансов стран еврозоны, является воплощением этой деструктивной тенденции – раз в несколько недель (или даже почаще) они встречаются, чтобы справиться с кризисом в Европе, опираясь на свои внутриполитические заблуждения, а не рациональные подходы к решению проблем. Конечно, Германия обычно задает тон, но одному фиаско за другим во многом способствовали несогласованные внутриполитические интересы многих стран-участниц еврозоны. Именно Еврогруппа «решила проблему» финансового кризиса на Кипре путем частичной конфискации банковских вкладов, тем самым, подорвав доверие к банкам Европы и создав предпосылки для банковской паники в Греции два года спустя.

На фоне этой полной недееспособности одна международная организация остается в чем-то выше политических склок – МВФ. Аналитика фонда до сих пор является наиболее профессиональной и наименее политизированной. Тем не менее, даже МВФ позволил себе заигрывание с европейцами, особенно с немцами, что не позволило решить проблему греческого кризиса еще много лет назад. В былые времена США могли добиваться политических изменений, опираясь на технический анализ МВФ. Однако сейчас США, МВФ и Европейская комиссия оказались сторонними наблюдателями процесса разрушения Греции Германией и рядом других правительств.

Причудливый механизм принятия решений в Европе позволил внутриполитическим интересам Германии доминировать над всеми остальными интересами. В результате, оказалось, что важнее избегать проявлений мягкости к Греции, чем пытаться найти честное решение проблемы. Руководители Германии могут справедливо опасаться, что в итоге именно их стране придется оплачивать программы финансовой помощи Европе, но результатом стало жертвоприношение Греции на алтарь абстрактной и неработоспособной идеи – «никакой финансовой помощи банкротам». Если не достичь некоего разумного компромисса, настойчивое следование этому принципу приведет лишь к новым массовым и еще более дорогостоящим дефолтам.

Сейчас мы по-настоящему в эндшпиле. Банки Греции закрылись, долг стран признан непосильным, и при этом будущее как банков, так и долга остается неопределенным. Решения, которые примет Европа в ближайшие несколько дней, определят судьбу Греции. Осознанно или нет, но они определят и судьбу Евросоюза.

Источник: Project Syndicate




Комментирование закрыто.