«Газофлотский тупик»: Киев провоцирует разрыв Харьковских соглашений?

Дмитрий Тымчук, для академии Безопасности Открытого Общества, Хвиля

Но факт также в том, что «зайцев» в этой истории может оказаться намного больше, чем запланировано, — настолько, что они могут представлять серьезную опасность для самого «охотника».

Сам факт возбуждения данного уголовного дела сразу же породил логичный вопрос: если одна из сторон, то бишь госпожа Тимошенко энд компани, подписала контракт с РФ на поставку газа незаконно, то какую юридическую силу имеет сам контракт? Украинские СМИ со ссылкой на свои источники в эшелонах власти уже выразили допущение, что в случае доказательства вины экс-премьера этот аргумент может послужить поводом для разрыва договоренностей между НАК «Нафтогаз Украины» и ОАО «Газпром». Тем более, что в истории газовых отношений европейских стран с РФ были прецеденты, когда со сменой власти в державе инициировался и пересмотр договоренностей с «Газпромом», — как раз на основе обвинений предыдущих власть предержащих в превышении полномочий.

Интересно, что ранее генеральный прокурор Виктор Пшонка заявил, что действия Тимошенко при заключении газовых контрактов с Россией в 2009 году угрожали экономике страны. И само уголовное дело против Тимошенко было возбуждено в аккурат перед приездом в Киев премьера РФ Путина. Но стоит также заметить, что сценарий украинской власти по пересмотру газовых договоренностей с РФ, если он имеет место, — не сиюминутное решение. А, скорее всего, является реализацией тщательно продуманного плана, созреваемого на протяжении как минимум полугода. И даже если на Банковой не сочиняли столь хитрых сценариев, вопрос о законности газовых соглашений остается открытым, — ведь трудно обвинить экс-чиновника в незаконном подписании документа, и при этом оставлять вне сомнений юридическую силу самого документа.

Как бы там ни было, стоит вспомнить предысторию. А именно – «прозрение» премьера Украины Азарова и его заявление на заседании Кабмина еще 25 августа 2010 г о том, что Украина будет добиваться пересмотра газового соглашения с Россией. Незадолго до этого, в апреле 2010 года (сразу после подписания Харьковских соглашений) тот же премьер-министр Украины Николай Азаров утверждал: снижение цен на российский газ для Украины позволит стране экономить около $4 млрд в год. «Для нас жизненно важен вопрос цены на газ. Если мы не договариваемся с Россией, нас ждут очень серьезные трудности», — сказал тогда он, заодно объяснив, почему, по его мнению, России выгодно идти на компромиссы с Украиной. «Резоны заключаются в том, что мы связаны друг с другом, и в интересах России иметь стабильного соседа, экономика которого развивается и представляет надежный рынок для сбыта продукции», — сказал тогда Азаров.

В августе премьер рассказывал уже нечто иное. В частности, по словам Азарова, по «кабальному» соглашению, заключенную в январе 2009, «цена на газ определялась по формуле, которая предусматривала ежеквартальное повышение цены». «Так в первом квартале текущего года мы получили газ по 330 долларов за тысячу кубометров и ежеквартально цена повышалась примерно на 25 долларов. То есть в 4 квартале она будет составлять около 390 долларов за тысячу кубометров», — сказал премьер. «Эта формула продолжает действовать. Это факт, который невозможно опровергнуть. Такая цена означала бы катастрофу для экономики и народа Украины», — подчеркнул Азаров. «И только Харьковские соглашения, подписанные президентами Украины и России, позволили снизить цену на газ на 100 долларов за тысячу кубометров и свести концы с концами», — отметил он. «Мы ставим целью пересмотреть крайне невыгодное для Украины соглашение с РФ и настойчиво будем убеждать наших российских партнеров в необходимости это сделать», — подчеркнул премьер.

Это звучит убийственно на фоне того, что перед тимошенковским контрактом Москва де-факто понемногу готовилась к повышению цены на транзит своего газа через территорию Украины. Так, 19 ноября 2009 года премьер-министр РФ Владимир Путин на пресс-конференции после переговоров с Юлией Тимошенко в Ялте заявил, что цена транзита газа из России через Украину в Европу вырастет в 2010 году на 60%. Причиной было названо то, что плата за транзит увеличится по причине окончания действия 20-процентной скидки на газ для Украины. Путин тогда подчеркнул, что «плата за транзит увеличится больше, чем плата Украиной за российский газ», и что «Газпром» пошел на это «с открытым забралом».

Контракт, подписанный Тимошенко, в итоге поставил крест на всех разговорах о ценах на транзит, — при том, повторимся, что Россия была к этому готова, что подтвердил российский премьер. А новая власть, подписав Харьковские соглашения и принявшись носиться с ними, и вовсе предала этот вопрос забвению. Только после «прозрения Азарова» вспомнив, — слишком поздно, — что такой пунктик вообще существует в природе.

С одной стороны, трудно спорить о неприглядной роли Юлии Тимошенко в истории с «дешевым» российским газом, и эта роль наверняка требует оценки со всеми вытекающими последствиями. Но невозможно не задать вопрос и в адрес нынешней власти: а где были ее глаза и мозги, когда они «корректировали» тимошенковские договоренности по газу от 2009 года, предлагая Харьковские соглашения? Подписывая весной 2010 года текст «Соглашения между Украиной и Российской Федерацией по вопросам пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины» и – самое главное — прилагаемое е нему «газовое дополнение» к контракту между «Газпромом» и «Нафтогазом», можно было хотя бы просмотреть текст тимошенковского контракта от 19 января 2009 года, дополнение к которому подписывалось.

Структура данных документов, как известно, следующая. Подписанное Януковичем и Медведевым «Соглашение между Украиной и Российской Федерацией по вопросам пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины» от 27 апреля 2010 года состоит из двух статей. Первая гласит о том, что «стороны продлевают действие Соглашения между Украиной и Российской Федерацией о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины (…) на двадцать пять лет с 28 мая 2017 года с последующим автоматическим продлением на последующие пятилетние периоды, если ни одна из сторон не уведомит письменно другую сторону о прекращении их действия не позднее, чем за один год до истечения срока действия».

Вторая статья указывает, что «Арендная плата за пребывание Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины начиная с 28 мая 2017 года складывается из платежей Российской Федерации Украине в размере сто миллионов долларов США в год, а также из дополнительных средств, получаемых за счет снижения с даты вступления в силу настоящего Соглашения цены в размере до ста долларов США от установленной действующим контрактом между ОАО «Газпром» и НАК «Нафтогаз» Украины, на каждую тысячу кубометров газа, поставляемого в Украину, исходя из льготного согласованного объема поставок, предусмотренного упомянутым контрактом, по следующей формуле: при цене в триста тридцать три доллара США и выше за тысячу кубометров газа снижение составит сто долларов США, при цене ниже трехсот тридцати трех долларов США снижение составить тридцать процентов от такой цены…».

Упомянутый действующий контракт между ОАО «Газпром» и НАК «Нафтогаз» Украины – это подписанный в результате договоренностей Тимошенко и Путина «Контракт № КП от 19 января 2009 года между Открытым акционерным обществом «Газпром» и Национальной акционерной компанией «Нафтогаз Украины» о купле-продаже природного газа в 2009 — 2019 годах». Соглашение Януковича-Медведева по ЧФ РФ содержит всего одно дополнение, и это дополнение – к упомянутому газовому контракту Тимошенко. То есть не надо быть великим юристом, чтобы из приведенных цитат (а они и представляют суть Харьковских соглашений) сделать вывод: цена на газ для Украины «пляшет» от условий контракта от 19 января 2009 года. Здесь может завораживать фраза «снижение в размере до ста долларов США на каждую тысячу кубометров газа», но, согласимся, даже простое любопытство заставляет постараться понять, а от какой именно цены идет скидка, — то есть, какую сумму в итоге мы должны платить? Между тем, Статья 4 «Контрактная цена Газа» упомянутого контракта дает четкую формулу формирования цены на газ и порядок ее изменения во временном промежутке.

Из этого следует два важных вывода.

Первый: авторы Харьковских соглашений при подписании оных понятия не имели о сути тимошенковского газового контракта, на котором и базируются «газофлотские соглашения». Прозрение пришло гораздо позже – в августе 2010-го, т.е. через почти четыре месяца после подписания Харьковских соглашений, когда Азаров вдруг понял (или кто подсказал, что вернее): «газофлотские соглашения» не имеют выгоды для Украины, поскольку базируются на изначально невыгодном контракте.

Но важнее второй вывод. Он состоит в том, что на газовом контракте Тимошенко базируются все Харьковские соглашения – ведь именно на их основе подсчитано, что будет иметь Украина за то, что оставит ЧФ РФ на своей территории. И это вложено в единственное дополнение к «газофлотскому соглашению» Януковича-Медведева. Т.е. незаконность газового контракта Тимошенко автоматически означает и несостоятельность Харьковских соглашений. И вновь – со всеми вытекающими последствиями.

На данный момент не ясно, как будет реагировать на создающуюся ситуацию Россия. Для нее нынешний складывающийся пасьянс имеет в перспективе ярко выраженный негатив как в экономическом (цена на газ), так и военно-политическом (соглашение по ЧФ РФ) плане. Как свидетельствует опыт, в подобных ситуациях Кремль действует быстро, четко и категорично, защищая свои интересы любой ценой. Портить сейчас с ним отношения – не в интересах нынешней украинской власти, в активе которой пресловутое «налаживание добрососедских отношений с РФ» остается одним из очень немногих позитивов. С другой стороны, если украинская власть не пойдет до конца, будет не ясно, ради чего все это затевалось. И, в конечном итоге, в любом случае этим раскладом получают от власти же отличный козырь в руки критики и противники Харьковских соглашений. А их в Украине, как свидетельствуют последние социологические опросы, все больше и больше.

Автор является руководителем Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.