Призрак валютной либерализации в Украине: законопроект «О валюте» и не только

Александр Ситухо, для "Хвилі"

dollary

Президент Порошенко внес в Раду законопроект «О валюте» №8152, определив его как первоочередной. Действительно, валюта, особенно твердая, иностранная, ее колебания, возможности свободной купли – продажи, хранения и вывоза –  подлинно — национальный интерес каждого украинца. Уже поэтому законопроект вызвал интерес, который усилил сам Порошенко, пообещав очередные улучшения и реализацию европейских ценностей. В данном случае — свободы перемещения капиталов.

Основные изменения, предложенные проектом, сводятся к отмене индивидуального лицензирования отдельных валютных операций, в первую очередь – открытия расчетных и депозитных счетов в иностранных банках, а также инвестирования за пределы Украины – в иностранные ценные бумаги и прочие активы. Казалось бы – долгожданные, позитивные и конструктивные изменения. Но украинская власть уже давно сформировала настороженное отношение к своим благим намерениям. Будет  ли данный случай исключением?

Понимание реальных целей законопроекта и его последствий требует предыстории. Сейчас основным актом, регулирующим операции с валютой в Украине, является Декрет «О системе валютного регулирования и валютного контроля»  от 19.02.1993 год. Документ, изданный Президентом Кучмой в  сложный период. В тот год инфляция составила более 10000 (десять тысяч) %, пришлось внедрять экстраординарные меры для ее обуздания. Среди таких мер было и предоставление Кучме права единоличного издания законов – декретов. Рада оказалась неспособна справиться с антикризисным управлением, да и не особо стремилась брать на себя ответственность.

Каждый доллар был буквально на вес золота, и чтобы удержать валюту в стране, были введены  специальные меры валютного регулирования. Среди них – запреты на открытие счетов в иностранных банках и инвестиций за границу. Не прямой запрет, а требование получать для этих операций специальные (индивидуальные) лицензии НБУ. Длительное время сделать это было практически невозможно. За открытие счета без лицензии была введена уголовная ответственность, которую отменили не так давно. Параллельно был введен еще один Декрет – «О режиме иностранного инвестирования», призванный обеспечить  приток валюты в страну, единственный за историю Украины   документ, действительно направленный на защиту  иностранных инвестиций и их привлечение.

Тот кризис был преодолен, но антикризисные меры понравились и остались. Новые украинские предводители быстро осознали, что сохранение  «запруды», силой удерживающей в стране валюту, можно очень выгодно использовать.  Можно создавать банковские и обычные финансовые «пирамиды», раздувать и взрывать пузыри на рынке недвижимости – альтернатив  у людей нет. Можно даже организовать параллельную теневую экономику, свободную от налогообложения и законодательного регулирования. Также быстро была осознана новыми правителями опасность иностранных инвестиций. Они угрожали размыванием собственности и утратой  власти. Валютный «запор»  легко решил эту проблему – никто не станет вводить деньги в страну, из которой нет гарантированного выхода. С тех пор вся политика в области иностранных инвестиций – в лучшем случае популизм.

Был, правда, «небольшой» минус – практически остановилось развитие экономики, создание новых предприятий, инноваций – которые невозможны без инвестиций, но кого это беспокоило, пока можно было использовать наследство СССР. Такая ситуация сохранялась всю новейшую историю украинского государства, и вдруг. Что же случилось, что заставило Порошенко заявить о готовности изменить проверенную систему, неужели действительно приверженность европейским ценностям?

Первая причина уже обозначена. Ресурс, доставшийся Украине от СССР, подходит к концу. Предприятия, как и вся инфраструктура вообще, изнашиваются, выходят из строя, требуют капитальных вложений. Дальше их эксплуатировать с выгодой для «национальных собственников» не получится – остается надежда на инвесторов. Словно есть в мире такие наивные инвесторы.

Вторая причина – в стране все еще есть огромная масса частных сбережений. По некоторым оценкам, украинцы хранят порядка 100 млрд. дол. После банковской «чистки», когда исчезло несколько десятков банков вместе с деньгами и доверием клиентов, в условиях коматозного рынка ценных бумаг и стагнирующего рынка недвижимости – единственного объекта «инвестирования» украинцев, эти деньги приобретают новые качество. Это своеобразная финансовая бомба, заложенная под фундамент стабильности режима.

Деньги должны работать, они требуют возможностей обращения и получения доходов – а таких возможностей в стране нет, а власть не собирается их создавать. Ей проще открыть шлюз – чтобы избыточные ресурсы ушли из страны вместе с социальной напряженностью. Своеобразное кровопускание. Кроме того, есть правило, по которому вслед за капиталами страну покидают их собственники, а в этом власть также заинтересована.

Тут прямая аналогия с «безвизом», которым так гордится Порошенко. Это достижение – тоже способ снижения социального напряжения. Миллионы граждан покидают Украину в поисках временных заработков или постоянной работы и жительства за ее пределами, тем самым ослабляя проблему безработицы. А перечисляя свои заработки в Украину – еще и снижая остроту бюджетного дефицита. И тут мы подходим к европейским ценностям.

Действительно, в ЕС есть принцип свободы перемещения капиталов, но он действует внутри ЕС. Государства – члены, особенно те, кто принимает украинских трудовых мигрантов и переселенцев, никак не заинтересованы, чтобы заработанные у них деньги уходили из «европейской семьи». Деньги должны оставаться в ЕС, тратиться там на потребление, накопление, инвестироваться в европейские ценные бумаги, храниться и обслуживаться в европейских банках. А это значительный поток, который измеряется миллиардами ежегодно. Неудивительно будет узнать, что именно европейские партнеры «посоветовали» украинскому Президенту  посодействовать в решении этой задачи – упростить и сделать более легальной процедуру инвестирования денег украинских граждан в европейскую финансовую систему.  Тем более, он сам в этом заинтересован.

Не надо упускать из виду еще один момент. За годы действия валютных ограничений сформировалась целая отрасль услуг по их преодолению. Несмотря на все запреты, состоятельные граждане всегда имели возможность вывести средства из страны, открыть счет в иностранном банке, торговать на иностранных биржах. Но таких было немного, они мало интересовали государство. Теперь же потребность в выведении средств из Украины является массовой и часто удовлетворяется любой ценой. Особенно активны чиновники, накопившие создавшие капиталы коррупционным путем и с ужасом ожидающие начала работы антикоррупционной системы.  При этом, на Западе значительно ужесточились требования к происхождению капитала, времена, когда украинский депутат мог приехать в Цюрих с мешком валюты и открыть там счет давно в прошлом. Требуются легальные процедуры перевода.

В этом случае, данный законопроект – попытка монополизации рынка вывода капитала из страны. Ведь полной либерализации не будет, власть НБУ над исходящими потоками все равно сохраняется, а вместе с ней – и возможность «индивидуального» подхода.

Важной причиной появления законопроекта является стремление НБУ расширить свою «независимость», обеспечить особый статус в системе управления украинским государством, фактически выйти за пределы этой системы. Это желание присутствует давно и устойчиво. Руководству НБУ не нравится контроль и необходимость отчитываться Раде, согласовывать свои решения с Министерством юстиции или подвергаться риску их оспаривания украинскими судами. «Независимость  Национального банка Украины в формировании и реализации валютной и монетарной политики» — так это записано в законопроекте. Там же записан «гибкий валютный курс». Эти принципы призваны обезопасить НБУ от критики и ответственности, и взамен за них депутатам предлагается сделка — облегчение возможности вывода их капиталов за пределы Украины.

Что получается. Власть оставила попытки использовать накопленные внутри страны валюты для восстановления и развития экономики. Ее больше устраивает продолжение освобождение страны от лишних людей и их денег. Особенно – если удастся заработать на этом процессе и увеличить степень своей «независимости» от общества и  возможности для спекуляций.

Нам же следует продолжать следить за прохождением рассматриваемого законопроекта, и если действительно ослабление валютного контроля произойдет – постараться им воспользоваться. В этом случае в Украине могут появиться легальные представительства иностранных финансовых учреждений, предоставляющих услуги мирового уровня, и независящие от украинского государства.

Но такое ослабление – не гарантировано. В украинской политике есть источники воли не менее значимые, чем нынешний Президент. Накануне МВФ заявил о своем несогласии с другой его инициативой, также направленной на «народное благо». Это была очередная идея проведения налоговой амнистии, еще одна попытка обеспечить безопасность для коррумпированного госаппарата в преддверии массовых антикоррупционных  расследований и конфискаций. Не будем забывать также об олигархах, вымывающих сбережения граждан через коммунальные тарифы, о многочисленных украинских девелоперах, уже привыкших строить без оглядки на нормы, правила и  конкуренцию. Валютная либерализация почти наверняка означает снижение и без того небольшого сейчас «инвестиционного» спроса на украинскую недвижимость и снижение цен на нее, а также рост задолженности по коммунальным платежам.

Можно предположить, что в результате конфликта перечисленных мотивов если первоначально изменения и будут, то потом система вернется в состояние близкое к настоящему, изменится только фасад, суть останется прежней.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook


Загрузка...


Ответить