Под видом «облегчения экспорта» реставрируют государственный монополизм

Денис Русин, собственник компании-портового оператора “Аскет Шиппинг», для "Хвилі"

berdyanskiy-port2

Правительство называло одной из своих главных целей устранение препятствий, которые мешают Украине подняться в рейтинге легкости ведения бизнеса. В ноябре прошлого года Кабинет Министров отменил сразу 367 действовавших регуляторных актов, принятых еще органами власти времен СССР: Советом Народных Комиссаров, Народным комиссариатом труда, Государственным комитетом труда, Госстандартом, Советом министров СССР и др. Курс на отмену морально устаревших и сковывающих бизнес директив и инструкций вселил надежду.

Но вынесенная на общественное обсуждение «Инструкция о ведении количественно-качественного учета зерна» (которую Министерство аграрной политики разработало вместо старой) развеивает иллюзии о движении к облегчению условий бизнеса в сфере зерновой логистики. Наряду с отменой устаревших норм, не соответствующих современным реалиям, эта инструкция содержит такие «новации», которые реставрируют государственную бюрократию и государственный монополизм. Но — уже под видом «рационального использования портовых элеваторных емкостей» и «улучшения эффективности функционирования украинских портов и потенциала для инвестиций в складскую и портовую инфраструктуру».

У частных стивидорных компаний (портовых операторов) вызывает вопрос положение Инструкции о том, что «формирование партий экспортного зерна может производиться только зерновыми складами, которые ведут свою деятельность на территории морских портов, согласно Реестру морских портов Украины». Изначально Реестр морских портов создавался как единая электронная база данных о морских портах, терминалах и субъектах хозяйствования, которые ведут свою деятельность на территории морских портов. Этот Реестр — информационная база Администрации морских портов Украины, и его функция – именно быть базой данных о том, какие компании работают в портах. Сам факт наличия или отсутствия какой-либо компании в реестре не являлся отправной точкой для начала или завершения ее деятельности по организации морской перевалки грузов. Поскольку функцию этой «отправной точки» несет заключенный с Администрацией морских портов Украины договор о хозяйственной деятельности. Компания получает возможность переваливать грузы после заключения договорных отношений с АМПУ, безотносительно к тому, есть ли она в Реестре или еще нет. Сам факт внесения ничего не прибавлял.

Опасения рынка вызывает то, что положение новой Инструкции ставит во главу угла не созданные компаниями технические возможности по формированию экспортных партий зерна, не сделанные ими инвестиции в увеличение пропускной способности портов. А формальный признак — сам факт наличия или отсутствия зернового склада, ведущего свою деятельность на территории морских портов, согласно Реестру морских портов Украины.

Фактически инструкция внедряет нового посредника между собственником зерна, который хочет его продать, и компанией-стивидором, которая организовывает этот процесс. И этот посредник — портовый зерновой склад, априори находящийся на территории морского порта. Кто же получит преимущества в результате принятия этой инструкции? Уже очевидно, что это будут стивидоры государственной формы собственности, изначально располагающие складами на территории портов. По сути, это шаг назад для рынка перевалки грузов, который в 2016 году наконец-то стал конкурентным.

Грузовладельцы-зерновики, чьи грузы шли через Бердянский порт, в последние годы не пользовались зерновыми складами госпредприятия, поскольку государственный стивидор не мог предоставить современного обслуживания. Теперь же зерновладельцы будут обязаны вступать с ним в экономические взаимоотношения. Эта норма фактически разрушает «безпосредническую» цепочку логистики зерна, которую выстроили частные стивидоры (в том числе и «Аскет Шиппинг») между зерновладельцами и покупателями. Производитель зерна, который уже привык к определенному уровню сервиса частных стивидоров (принимающих на себя все хлопоты и риски), теперь обязан контролировать процесс с портовым зерновым складом.

Как «первый собственник зерна» (согласно терминологии), он обязан провести всю сверку соответствия партии зерна по весу качеству заявленным характеристикам, рассчитаться с портовым зерновым складом за услуги по приемке, очистке, сушке и хранению зерна, решить вопросы относительно использования побочных продуктов и отходов. Очень детально прописываются действия бухгалтерии портового зернового склада. Инструкцией вводится множество форм и разнообразных отчетов, учетных книг и документации. Целые группы людей будут заниматься только ведением этих отчетов, сверками и проверками данных. Хотя все эти данные между собой регулировали собственник зерна и принимающая сторона стивидорная компания. Производителей зерна, по большому счету, мало волнует, по какой форме будут составляться книги количественнокачественного учета, кто будет вести реестры накладных форм, и каким цветом чернил будут вестись записи недогруза и перегруза зерна с претензиями грузополучателей (инструкция об учете зерна содержит и такие нюансы!). Единственное что их волнует чтобы этих недогрузов и перегрузов не было, чтобы их зерно принимали в соответствии с его качеством и весом, и потом точно и своевременно за него рассчитались.

В Пояснительной записке к Инструкции сказано, что принятие этого документа «устранит искусственные препятствия для увеличения экспорта», «сократит лишние затраты отечественных экспортеров» и «увеличит добавленную стоимость экспортированной продукции». Вряд ли авторы и лоббисты не понимают, что усложнение логистической цепочки наоборот, создает препятствия и ведет к увеличению стоимости перевалки. Удельный вес логистических затрат в стоимости украинского зерна выше, чем у остальных странэкспортеров зерна в мире. Введение этой Инструкции эти затраты только увеличит. И это нелогично и несовременно в 21-м веке, когда другие страны-экспортеры наоборот, всеми способами стараются облегчить торговлю и снять барьеры на пути своего зерна к странам-потребителям.




Комментирование закрыто.