Почему забуксовала земельная реформа в Украине

Виктор Жих, для "Хвилі"

prodazha-zemli

То, как протекает земельная реформа в Украине и весь тот общественно-политический информационный вал, которым сопровождается процесс, или, скорее его имитация, больше всего напоминает модный нынче в публицистической журналистике жанр лонгрид.

Судя по новостям, время металлургических королей и газовых принцесс безвозвратно ушло, пришли аграрные бароны!

Анатолий Амелин

Огромные объемы текста, куча зарегистрированных законопроектов, инфографика и палатки для сбора подписей за проведение референдума о возможности/невозможности продажи земли с/х назначения, реалити шоу манифестаций и экспертные дискуссии отечественных и зарубежных специалистов и многое, многое другое в соответствии с жанром.

За всем этим стоит Меморандум с МВФ от 2.03.2017 в котором написано следующее «Ми підтверджуємо свої зобов’язання стосовно реалізації політики та виконання завдань економічної програми, що підтримується в межах угоди з МВФ про Механізм розширеного фінансування (EFF)» и следующее «Затвердження Верховною Радою закону про обіг земель сільськогосподарського призначення очікується до кінця травня 2017 року, що дозволить діючому мораторію на продаж земель сільськогосподарського призначення втратити силу з кінця 2017 року».

Таким образом МВФ в конце концов решил поставить точку в затянувшейся земельной эпопеи привязав необходимость открытия рынка с/х земли к получению Украиной, вернее действующим правительством, очередного кредитного транша.

Но не тут то было! Прошел май, заканчивается июнь, а соответствующее законодательное обеспечение так и не появилось.

То, что правительственный проект, анонсированный в мае, не имеет шансов на прохождение в ВРУ, было практически очевидно. Ограничение размера земельного пая 200 га на одного собственника, запрет юридическим лицам, иностранным гражданам и лицам без гражданства участвовать в сделках по купли/продажи земельных паев, введение на 10 лет специальной запретительной пошлины на перепродажу земли со ставкой от 10% до 100% от стоимости, все это делало проект абсолютно непроходным. В первую очередь,  потому, что отрезал от рынка агрохолдинги, ставшие на сегодня крупнейшими производителями с/х продукции в Украине. 45 крупнейших агрохолдингов на сегодня контролируют не менее 10% всех пахотных земель в Украине (4,1 млн. га из 42,7 млн. га) Но при этом и отказаться от реформы нельзя. МВФ! Ну, а что может представлять из себя реальный рынок земли в Украине и какие перспективы для развития экономики страны он несет отлично показал Анатолий Амелин, директор экономических программ Украинского институту будущего в докладе «Рынок земли: нераскрытый потенциал»

И тут вновь всплывает идея замены рынка земли рынком арендных договоров. Главным идеологом такой идеи выступал недавно ушедший в отставку министр аграрной политики и продовольствия Тарас Кутовой. Еще в конце апреля Кутовой озвучивал свою позицию по рынку земли так: «Моя позиция такая: на нынешнем этапе мы можем говорить исключительно о продаже прав аренды на землю и банковскую заставу прав аренды, чтобы под эти права можно было привлекать дополнительные инвестиции аграриям в бизнесе. Права собственности на землю останутся у селян и эти права не будут предметом хозяйственных отношений»

Специфика таково подхода заключается в том, что он не ломает, а наоборот, сохраняет и развивает сложившиеся схемы получение агрохолдингами земельных активов для использования через договора аренды. При этом сам договор аренды превращается в некую ценную бумагу, которая может использоваться как закладная для получения кредитов, а также, что еще более существенно, как обращающуюся на бирже спекулятивную ценную бумагу. Превращаясь, таким образом, в рыночный инструмент, договор аренды земли, живущий своей, рыночной жизнью, фактически никоим образом не будет связан с фактическим использованием земли и даже с тем, используется ли конкретный земельный участок для производства с/х продукции или просто зарастает бурьяном. Особенно учитывая, что фактическое использование будет невозможно без согласования с текущим собственником договора аренды. Впрочем, если обратное не будет оговорено непосредственно в договоре аренды. При этом права номинального собственника земли (а какая еще может быть собственность без права распоряжения?), оказываются весьма ограниченными. Согласно предложениям Кутового: «Если вам не платят арендные платежи, то вы разрываете в этом случае договор, и никакие права аренды никому больше не принадлежат. Кроме того, если земля ненадлежащим образом обрабатывается и уничтожается – результат должен быть тем же«. Но насколько реально арендатору будет реализовать эти права, даже если они и будут законодательно закреплены. Ни говоря уже о том, что определить факт того, что «земля ненадлежащим образом обрабатывается и уничтожается» вообще представляется весьма непростым делом. И весьма недешевым, кстати. Ну а если добавить специфику с/х производства, как достаточно протяженного во времени процесса, растянутого на месяцы, а иногда и на годы, то возможность реального использования земли при такой схеме выглядит достаточно рискованной. И на фоне спекулятивных перспектив самого договора аренды, как объекта торговли, далеко не всегда экономически обоснованной. А если к этому добавить достаточно непростое экономическое положение ряда агрохолдингов, включая и некоторых из тех, кто активно осуществлял внешние заимствования, в том числе и через международные биржевые институты, описанное в статье «Чого бояться українські латифундисти?», то вероятность использования договоров аренды земли, как финансовых инструментов, вместо реального использования земли для с/х производства, выглядит весьма высокой. Тем более, что инвестирование в приобретение пакета договоров аренды скорее всего будет дешевле инвестиций, необходимых для собственно с/х производства на этой земле. По крайней мере, на начальном этапе запуска рынка.

В итоге, при запуске рынка договоров аренды земли, возникает целый ряд серьезных социально-экономических рисков, включая риск значительного сокращения объема обрабатываемых земель. Не знаю, соответствует ли это виденью экономических перспектив Украины с точки зрения МВФ, однако развитию с/х производства в стране такая реформа явно соответствовать не будет.

Таким образом, мы на сегодня имеем абсолютно непроходной правительственный проект, против которого категорически выступает крупный агробизнес, с другой стороны, устраивающий агрохолдинги, но весьма спорный проект рынка договоров аренды, вместо рынка земли. И еще ряд других проектов, как зарегистрированные в ВРУ в конце 2016, законопроекты 5535 и альтернативный 5535-1

Что в итоге появится и не будет ли это, как в известном анекдоте, «доски стругать, но укладывать струганным вниз», жизнь покажет.

Но без учета интересов всех заинтересованных сторон, и особенно, агрохолдингов, толку от такой реформы все равно не будет. Возможно, «пряником» для агрохолдингов может стать рост капитализации в результате формирования собственного земельного банка с подтвержденными правами собственности. Однако тут пока тоже далеко не все ясно.
Поэтому стоит отметить в заключении инициативу «Земельна відповідь» , презентация которой прошла 13 июня в Украинском институте будущего https://uifuture.org/ Главная ее цель – собирать мнение всех и постараться в обсуждениях найти оптимальное решение.

А мы пока запасаемся попкорном и продолжаем наслаждаться украинским земельным лонгридом. Тем более, что попкорн нынче производят из местной кукурузки.

___________________________________________________________________
Понравилась статья? Большое спасибо!
Не понравилась? Приму к сведению и постараюсь следующую написать лучше.
Ведь написание аналитической статьи такое муторное дело! Сидишь, пишешь, думаешь, голову сушишь, а никто тебе, как говорится, даже косточку не подаст!
Поэтому, если вдруг, у кого-нибудь из прочитавших этих строки, возникнет желание отблагодарить автора, а заодно и помочь ему в подготовке следующей статьи, номер моей банковской карточки
5168 7423 2833 7229 в КБ Приватбанк.




Комментирование закрыто.