Почему председатель Фонда госимущества противоречит сам себе и здравому смыслу

Владимир Ларцев – экс-советник председателя Фонда госимущества, директор «Центра антиолигархической политики», для "Хвилі"

ФГИУ

Опубликованное 21 мая с Игорем Билоусом интервью поразило противоречивостью и некомпетентностью ответов главы приватизационного ведомства на вопросы журналистов «Зеркала недели». Сразу возникла мысль: и этот человек должен руководить запланированной Кабинетом Министров на 2016-2017 годы распродажей стратегических госактивов Украины, которая по своим масштабам «переплюнет» дерибан госсобственности, проведённый при Януковиче?

Поневоле всплыли в памяти воспоминания его пресс-секретарей в бытность руководства Игоря Олеговичем Государственной налоговой службой (март 2014 г.- февраль 2015 г.): Ольги Вельгус и Ярины Ключковской.

Первая покинула должность буквально через несколько дней после начала работы с Билоусом. Вторая, несмотря на большой опыт в пиар индустрии, тоже продержалась недолго.

Обе они делились потом с друзьями, что причиной ухода с работы стал потрясающий, выдающийся, можно даже сказать – феноменальный непрофессионализм босса. Он ничего не понимал и не хотел понимать, выдвигал несуразные требования и высказывал дикие пожелания.

Но забудем это, и обратимся к ответам Игоря Билоуса.

Вопрос журналистов «ЗН»:

… Приватизация ОПЗ должна стать показательной. Это все понимают. Это вопрос инвестиций. Сможет ли она стать образцовой на таких условиях?

Ответ Билоуса:

— Она, во-первых, прозрачная, во-вторых, профессиональная… Пока у нас два основных судебных процесса — с И.Коломойским и Д.Фирташем. С Фирташем через Стокгольм. И там только начало процесса…

… Мы продаем по средневзвешенной цене. Она не самая низкая, но и объект не самый последний. И продаем мы правильно. Вчера мы провели эксперимент, посмотрели, как были проданы все остальные «азоты» в Украине. Этот объект продается как минимум в десять раз дороже, чем все объекты, вместе взятые, которые были проданы до этого. («Днепразот» — 3 млн долл., «Стирол» — 3,6 млн, «Ровноазот» — 17,1 млн, Черкасский «Азот» — 1,3 млн, Северодонецкий «Азот» (ЦМК) — 6,1 млн. — И.М.). Мы не отдаем ОПЗ за бесценок. И когда мои предшественники говорят, что 500 — это дешево, я только удивляюсь.

Комментарий автора статьи:

1. Как может быть приватизация ОПЗ «прозрачной и образцовой», пока не завершены судебные процессы по заводу?

2. Как может быть цена в 13,175 млрд грн. или $520 млн. средневзвешенной, если

а) в 2009 году компания «Нортима» Коломойского выиграла конкурс по ОПЗ со стоимостным предложением в $650млн.?

б) бывший премьер-министр Арсений Яценюк называл цену этого завода в $1 млрд.?

в) а сам Игорь Билоус в анализируемом интервью журналистам «ЗН» сказал: «…построить такой завод стоит 1,5 млрд долл. У меня есть отдельная презентация, где показано, какие аналогичные заводы не работают, на каких состоялся ремонт, какие будут закрываться. Ничего подобного ОПЗ в мире не продается. Соответственно, все сейчас начнут думать: зачем строить новый завод за 1,5 млрд, если можно за 500 млн купить шикарный завод, который будет абсолютно нормально жить еще 25 лет? Стоящий в порту! Я уже молчу о стратегическом расположении нашего аммиакопровода».

УЖЕ ИСХОДЯ ИЗ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ СЛЕДУЕТ, ЧТО СРЕДНЕВЗВЕШЕННАЯ СТАРТОВАЯ ЦЕНА ОПЗ НА КОНКУРСЕ ДОЛЖНА БЫТЬ КАК МИНИМУМ $750 МЛН. И для этого вывода ФДМУ не нужно было заказывать оценку за 185 тысяч гривен компании «Увекон».

3. С какого это бодуна экспериментом называется простое перелистывание архивных документов, в которых зафиксированы суммы продаж других «азотов» в Украине?

4. Как можно сравнивать «Одесский припортовый завод» с «Днепразотом», «Стиролом», «Ровноазотом», Черкасским «Азотом» и Северодонецким «Азотом»? Они же на порядок «мельче».

Вопрос журналистов «ЗН»:

Кто потенциальные покупатели?…

Ответ Билоуса:

— К сожалению, мы не сможем информировать общество о том, кто именно будет участвовать в торгах, так как подписывается договор о конфиденциальности, но можем называть количество. На сегодняшний день у нас уже пять потенциальных покупателей. И еще столько же инвесторов пока решают, вступать им в эти торги или нет.

… На сегодняшний момент все заинтересованные лица знают этот завод очень хорошо. Они либо торговали с ним, либо обслуживали его. В любом случае для них это знакомый объект. Но я уверен, что будут и новые участники. Например, есть арабская компания, которая имеет свой газ, свои заводы и миллиарды для инвестиций. Они интересуются ОПЗ…

… Объектом интересуются публичные компании, планирующие деятельность на 5–10 лет, и купят они его не для того, чтобы обанкротить.

Комментарий автора статьи:

1) Ранее Билоус заявлял, что основными потенциальными покупателями госпакета акций Одесского припортового завода являются норвежская компания Yara, американские IBЕ Trade, Koch Fertilizers, CF Industries и польская Ciech.

2) Раз он отказался назвать эти компании в своём интервью «ЗН», значит они уже не рассматриваются им и властью, как потенциальные победители конкурса. По всей видимости Порошенко (Билоус лишь исполнитель «монаршей воли») сделал ставку на арабскую компанию, которая, в отличие от европейских и американских не такая «чувствительная» к расчётам за покупку завода с коррупционной составляющей.

3) Означают ли последние слова Билоуса, что «публичные компании» хотят «подоить» Одесский припортовый завод 5-10 лет, а потом перепродать по более реальной высокой цене? А может, что ещё трагичнее для Украины, нарастив долги ОПЗ, обанкротить его?

Вопрос журналистов:

Арабских покупателей вряд ли, а других потенциальных инвесторов долги ОПЗ не пугают? Озвучивалось условие, что новый собственник должен в течение полугода решить вопросы с задолженностями компании… Что говорят потенциальные инвесторы по поводу этой ситуации?

Ответ Билоуса:

— Условия по срокам нет. Новый собственник сам будет разбираться с долгами… Послушайте, как правило, люди, которые приходят на завод, знают и о ситуации с долгами. Мой опыт показывает, что они пытаются решить все эти вопросы в первые месяцы. Я уверен, что сразу будет какая-то инвентаризация, договоренность…

Пока у нас два основных судебных процесса — с И.Коломойским и Д.Фирташем. С Фирташем через Стокгольм. И там только начало процесса…

Активного диалога (с инвесторами – авт. Л.В.) в деталях еще не было. Конечно, будут вопросы, дискуссии. Они будут требовать определенных гарантий от государства. И мы уже готовимся к этому. Поймите, этот завод покупают не для того, чтобы поработать два месяца. Этот завод покупают надолго, чтобы поработать на нем минимум десять лет. Если придет иностранный покупатель, активная работа вокруг финансов и операционной деятельности начнется сразу. И вопросы с судами решатся.

Комментарий автора статьи:

Свою несостоятельность как руководителя приватизационного ведомства Игорь Билоус пытается компенсировать предоставлением «государственных гарантий» потенциальному покупателю ОПЗ (по нашему убеждению уже определённому Порошенко). То есть за счёт украинского народа?

Вопрос журналистов:

Что с «Нортимой»?

Ответ Билоуса:

— Суд с Коломойским продолжается. Он перешел в письменную форму. Я не вижу оснований, позволяющих г-ну Коломойскому считать, что он может выиграть это дело. У нас там очень сильная позиция. На сегодняшний день мы движемся в правильном направлении. Приватизацию это точно не заблокирует.

Комментарий автора статьи:

Всё, на что может рассчитывать Билоус в судебном противостоянии с Коломойским, это кулуарные договоренности президента Порошенко с днепропетровским олигархом по поводу голосования контролируемой Игорем Валентиновичем парламентской группы «Возрождение». Как известно, она после тайной встречи Порошенко и Коломойского 21 февраля 2016 года проголосовала и за утверждение премьер-министром Гройсмана, и за закон, позволивший главе государства назначить Генеральным прокурором Юрия Луценко.

Но для украинского народа и нашего государство такое решение вопроса – отказ Коломойского от участия его компаний в конкурсе, которое неизбежно поднимет цену продажи ОПЗ, и сознательный проигрыш фирмой «Нортима» суда по заводу — будет стоить порядка 15,4 млрд. гривен налогового долга, которые «Укрнафта» не заплатит в Госбюджет Украины.

Но Коломойский слишком умён и хитёр, чтобы верить словесным обещаниям Порошенко. Поэтому недавно Игорь Валентинович заявил: компания «Нортима» добивается мирового соглашения, по которому она на новом аукционе имела бы право первой руки. Если цена, предложенная за ОПЗ, окажется слишком высокой, «Нортима» откажется от покупки.

Вопрос журналистов:

А как быть с решением о запрете отчуждения имущества?

Ответ Билоуса:

— Стокгольмский суд запретил отчуждение недвижимого имущества, принадлежащего ОПЗ, до 31 августа с.г. Это не запрет приватизации. С одной стороны, никакого отчуждения и не может быть, пока идет процесс приватизации. С другой — решение Стокгольмского суда теперь нужно ввести в украинских судах для того, чтобы оно вступило в силу. Это очень длительный процесс — первая инстанция, вторая инстанция, третья и т.д. Я не отрицаю, проблема действительно существует. И мы полностью открываем информацию на эту тему для инвесторов. Все, кого мы допустим к торгам, изучат и эту проблему, и нюансы.

Комментарий автора статьи:

Но ведь председатель комитета Верховной Рады по вопросам экономической политики, замглавы фракции «Народный фронт» Андрей Иванчук назвал продажу ПАО «Одесский припортовый завод» с 5 млрд гривен долга Ostchem Holding Ltd Дмитрия Фирташа преступлением.

«… Это фиктивная задолженность, сформированная за счет злоупотреблений должностными лицами режима Януковича … Когда мы сейчас инвестора, покупателя нашего стратегического предприятия обяжем отдать 5 млрд грн Ostchem … значит государство на эти 5 млрд гривен получит меньше … Прошу мое выступление считать депутатским запросом, а соответствующий документ я направлю генеральному прокурору», — заявил народный депутат в ходе заседания Кабинета Министров 18 мая.

Что вы можете сделать, Игорь Олегович, в этой ситуации? Понадувать щёки?

Вопрос журналистов:

Какая общая задолженность ОПЗ?

Ответ Билоуса:

— Долг есть. Он признан международными аудиторами, Фининспекцией и Стокгольмским арбитражем. На момент оценки — 193 млн долл. — Звучала цифра, что вместе со штрафами — 240 млн. — На самом деле уже, может, и больше. Но штрафные санкции наступят только после решения суда.

Это — хозяйственный долг. Мы не смогли его рефинансировать из госбюджета, потому что превратить хозяйственный долг в квазисуверенный — это увеличить долг Украины. Тогда уже возникли бы вопросы не у Иванчука, а у МВФ. Поэтому пусть это лучше будет хозяйственный долг. А будет ли там реструктуризация или какой-то дисконт — это уже вопрос двух хозяйствующих субъектов… Не удалось нам реструктуризировать этот долг по разным причинам…

Есть долг овердрафт от Укргазбанка, который понемногу погашается. Это кредитная линия — 600 млн грн.

Комментарий автора статьи:

1) Так что же вы, Игорь Олегович, сделали для того, чтобы закрыть или реструктуризировать долг ОПЗ? ВЕДЬ ещё в начале апреля 2016 года вы заявляли, что решите вопрос с погашением долга перед компаниями Фирташа.

2) Какой идиот (а жизненная и бизнесовая биографии Дмитрия Фирташа свидетельствуют, что к этой категории людей он точно не относится) будет отказываться в суде от штрафных санкций и пени. Тем более, если власть ему не даст возможность выиграть приватизационный конкурс по ОПЗ.

3) Странным выглядит также то, что 28 апреля этого года Фонд госимущества под предлогом отсутствия директив Кабинета Министров сорвал собрание акционеров «Одесского припортового завода» и перенёс его на начало лета. И это накануне объявления приватизационного конкурса по ОПЗ.

На собрании акционеров должны были избрать председателя общего собрания общества, а также заслушать отчет правления о результатах финансово-хозяйственной деятельности в 2015 году.

Также собрание должно было подвести итоги за год: заслушать отчет наблюдательного совета, ревизионной комиссии, утвердить годовой отчет и распределить прибыль (в том числе утвердить размер дивидендов). Акционеры должны были обсудить и утвердить основные направления деятельности общества на 2016 год, прекратить полномочия председателя и членов набсовета и утвердить его новый состав.

Это не первый случай, когда представитель Фонда госимущества умышленно заваливает собрание акционеров. Например, якобы без утвержденного Кабмином задания на голосование ФГИ уже лишился места в наблюдательном совете «Одессаоблэнерго» при том, что доля государства в предприятии — 25% акций. А ведь мажоритарным акционером этого облэнерго является российский бизнесмен, политик и депутат российской Госдумы Александр Бабаков.

На наш взгляд, причина срыва Фондом госимущества собрания акционеров ОПЗ 28 апреля, с одной стороны, – боязнь нарушить одобренную «сверху» схему адресной приватизации «Одесского припортового завода» под уже определённого покупателя. А вдруг новый председатель общего собрания ОПЗ взбрыкнёт (многие работники выступают против приватизации завода). А, с другой стороны, видно результаты финансово-хозяйственной деятельности ОПЗ за 2015 год оказались лучше, чем их учла в своих расчётах компания «Увекон», которая оценивала завод для предстоящего приватизационного конкурса.

Вопрос журналистов:

С точки зрения инвестора, 250 млн долл. долга при стартовой цене в 500 млн долл. — выгодное предложение?

Ответ Билоуса:

— Нет пока 250 млн. Штрафных санкций еще нет… Но штрафные санкции наступят только после решения суда… Новый собственник сам будет разбираться с долгами… Послушайте, как правило, люди, которые приходят на завод, знают и о ситуации с долгами.

Комментарий автора статьи:

Ответ председателя Фонда госимущества соответствует поговорке «Баба с возу – кобыле легче». Но ведь потенциальные покупатели ОПЗ не дураки… Ну, по крайней мере, не дурнее руководителей ФДМУ.

Вопрос журналистов:

Ваша первая оценка была в разы ниже. Потом вы изменили методику…

Ответ Билоуса:

— Методика соответствует западным стандартам. Она полностью совпадает с тем, что было в UBS. Есть три основных метода оценки: доходный, имущественный и сравнительный. В доходном строятся модели работы. Там у нас получилось 523 млн. По имущественному методу оценки — 506 млн. Сравнительный метод предполагает оценку аналогичных соглашений на рынке. По этому методу у нас получилось 527 млн. Оценка объективная.

Да, есть и такие детали, которые в оценку не попали, но имеют свой отдельный потенциал. Например, завод находится в порту и имеет четыре причала… Я уже молчу о стратегическом расположении нашего аммиакопровода.

Комментарий автора статьи:

1) С каких это пор ваш любимый швейцарский инвестиционный банк UBS, в котором вы проработали директором с 2005 по 2011 годы, и который благодаря вашему лоббированию стал «Советником» по приватизации ОПЗ за $1 млн. (платит ОПЗ), стал законодателем стандартов оценки в мире? Конечно, в инвестиционном банке не может не быть своего подразделения оценщиков рисков, материальных и нематериальных активов, но они же работают на основе Международных стандартов и национальных методик оценки.

2) Все изменения методики оценки стратегических и монопольных предприятий (группы объектов приватизации В и Г) свелись к отмене методики внутренней оценки Фондом госимущества госпакетов акций предприятий, которую, к слову сказать, в 2004 году разработала и утвердила через Кабинет Министров тогдашний директор департамента оценки ФДМУ … Наталья Лебедь (ныне она заместитель Билоуса).

3) Почему, судя по вашим словам, не попали в оценку ОПЗ порт, 4-ре причала и аммиакопровод, которым пользуется завод? Да, они на сегодняшний день запрещены законами Украины к приватизации. Но в оценке должна быть учтена стоимость права пользования ОПЗ этими гособъектами как дорогостоящими нематериальными активами. Вы об этом не знаете, господин Билоус, или они всё же не были просчитаны в отчёте компании «Увекон», которую отобрал для проведения оценки «Одесского припортового завода» Фонд госимущества? И тут закономерно возникает следующий вопрос.

4) Почему приватизационное ведомство не организовало публичную защиту отчёта по оценке ОПЗ, как это обещала в своём анонсе ваш зам Наталья Лебедь? Или вы за свою подчинённую и сказанные ею слова не отвечаете?

5) Насколько может быть независимой и объективной оценка ОПЗ компанией председателя Украинского общества оценщиков Владимира Шалаева «Увекон», которая всей своей предыдущей профессиональной деятельностью запятнала себя прислужничеством перед олигархами и отчёты которой по ЗАО «Днепроавиа», ЗАО «Лукор», шахте им. Засядько сегодня расследуются правоохранительными органами?

Вопрос журналистов:

А время ли продавать ОПЗ на минимуме спроса, в том числе и при низких ценах на его основное сырье? … Может, сначала решить вопросы с долгами?

Ответ Билоуса:

— Сегодня нам его продавать или завтра? У нас этот завод много прибыли приносит государству? Нет. Назвать его суперстратегическим для страны нельзя. Это не атомная энергия. Если бы у нас была государственная стратегическая программа по таким активам, создан спецфонд, то, наверное, никто бы не говорил о его продаже. Но у нас этого нет. Вы знаете, что происходит с этими заводами? Его могут просто закрыть. Поэтому пока есть покупатели, готовые за него заплатить, надо его продавать. Что будет завтра с минеральными удобрениями, я не знаю. Но сейчас ситуация уникальная, и ею нужно воспользоваться. Да, время неудачное, неподходящее. Когда будет подходящее? Никто не знает. Завтра, возможно, газ будет стоить совсем другие деньги. Может, еще подешевеет. Минудобрения в цене просядут. А завод и 100 млн не будет стоить. Сейчас у нас есть хорошая цена и нормальные покупатели.

… Завод находится в порту и имеет четыре причала. Завтра вы можете за 3–4 млн долл. построить склад для фосфатных удобрений и поставлять их всей Украине. Почему об этом никто не говорит? Это отдельный бизнес-проект.

Основная модернизация была произведена в период 2005– 2006 гг. Сегодня, когда вы зайдете на завод, вам нужно только управлять им и поддерживать то состояние, которое есть…

Комментарий автора статьи:

1) Чем стратегическое предприятие отличается от суперстратегического? Кто ввёл такую классификацию (это юридический вопрос)?

2) Вы, Игорь Олегович, с одной стороны, утверждаете, что у нас нет суперстратегической программы по таким активам, как ОПЗ. А, с другой стороны, говорите, что можно построить склад для фосфатных удобрений и поставлять их всей Украине. Значит кто-то об этом думал и даже просчитывал данный вариант? Думаю вы согласитесь, что Украина имеет огромный аграрный потенциал?

3) А почему у вас, господин Билоус, нет программы по таким предприятиям, как ОПЗ? ВЕДЬ в пункте 3 статьи 4 Закона о Фонде государственного имущества Украины (декабрь 2011 г.) сказано, что приватизационное ведомство осуществляет «управление объектами государственной собственности, в частности корпоративными правами государства в уставных капиталах хозяйственных обществ, в отношении которых принято решение о приватизации и утвержден план приватизации или план размещения акций…».

4) И что это у вас, господин Билоус за «нормальные покупатели»? Значит они уже определены?

Вопрос журналистов:

«Центрэнерго» входит в орбиту влияния Игоря Кононенко, и вот его экс-помощник Державин в марте назначается вашим замом. И все это — в разгар коррупционных скандалов во власти. Странная кадровая политика, не находите?

Ответ Билоуса:

— Вы можете посмотреть его биографию: да, он работал с господином Кононенко. Но не он один с ним работал! Вопрос даже не в этом… Это даже не мое кадровое решение, а Кабмина. Я не могу сказать, что недоволен работой своего заместителя. Он достаточно жестко подошел к корпоративному управлению. Но окончательные решения — всегда за руководителем. Вы увидите, как будут проходить акционерные собрания по «Центрэнерго». Вы увидите состав наблюдательного совета. Вы увидите, что мы будем делать дальше с его подготовкой. Я очень не хотел бы допустить ситуацию, которая у нас сложилась по ОПЗ: НАБУ, прокуроры, обыски и т.д. Это никак не способствует приватизации, и нам нужно избежать скандалов вокруг «Центрэнерго».

… Будут ли там западные покупатели, посмотрим, но наших точно будет очень много, не два-три покупателя, это точно. Соответственно, если бы был RAB-тариф, и цена, и интерес, и предметность разговоров с потенциальными инвесторами были бы совсем другими. Ценность и стоимость объекта тогда сразу возрастают, поскольку это естественная монополия, и все предельно просто: растут объемы — растет и заработок, все!

Комментарий автора статьи:

1) Как историк приватизации утверждаю, что проблема эффективного управления госпредприятиями самая болезненная и нерешённая с момента создания Фонда госимущества. О неё «ломали зубы» очень высокопрофессиональные госчиновники и менеджеры.

2) Зачем Игорь Билоус врёт, что его зам Владимир Державин, поработавший лишь ревизором порошенковского спортивного комплекса «5 элемент» и председателем ревизионной комиссии порошенковско-кононенковского «Международного Инвестиционного банка» справляется с таким сложным участком работы. Инсайдерская информация из Фонда госимущества свидетельствует о противоположным. Да и не для этого внедрили Державина в приватизационное ведомство. А для того, чтобы Порошенко и Кононенко с меньшими усилиями могли назначить на должности руководителей госпредприятий своих людей. Так делали все президенты и премьеры.

3) Успех приватизации энергокомпаний Игорь Билоус связывает прежде всего с повышением тарифов на электроэнергию. То есть фактически с ограблением всего народа в интересах крупного капитала. Так как тарифы буду повышаться до середины 2017 года, а приватизация госпакетов акций энергокомпаний запланирована на вторую половину 2016 г. – начало 2017 г., то олигархи (Суркисы, Ахметовы, Кононеко, Григоришин и др.) купив госэнергоактивы по-дешёвке, быстро возвратят свои деньги, опустошив карманы простых граждан.

В этом плане символична информация, что ПАО «Центрэнерго» по результатам тендера заключило соглашение с ООО «Екскомсервис» о транспортно-экспедиционном обслуживание поставок импортного угля за 281,08 млн гривен (причём из России, ДНР и ЛНР). Эта компания, которая в первый раз выиграла тендер, принадлежат Богдану Штонде с Виничины. Читая между строк можно понять, что накануне очередного повышения тарифов Пётр Порошенко включил нового премьера Гройсмана в схему выкачивания с граждан денег за использование электроэнергии. Поэтому неудивительно, что новый Кабинет-министров так быстро утвердил решение об очередном повышение энерготарифов.

НО САМЫМ ГЛАВНЫМ ВЫСКАЗЫВАНИЕМ ИГОРЯ БИЛОУСА в интервью журналистам «ЗН» надо считать следующее: «И чем скорее мы продадим все основные активы государственной собственности, которые побуждают людей к определенным мыслям об «управлении», тем скорее у нас будет нормальная государственная политика регулирования промышленных отраслей. Потому что пока вместо работы мы бьемся за активы».

Ну не хочет бывший инвестбанкир и несостоявшийся главный налоговик страны заниматься нудной будничной работой по повышению эффективности использования госсобственности. Лучше побыстрее всё распродать и получить свои левые комиссионные.

Да и если по настоящему работать или хотя бы чаще посещать «руководимый им» Фонд госимущества не будет времени, чтобы удовлетворять свои метросексуальные потребности. Ведь как ещё в 2014 году сообщила прессе член жюри комитета мужского конкурса красоты «Мистер Украина International» Марина Егорова «близким людям известно, что Игорь Олегович часто любуется собой, иногда часами танцует перед зеркалом голым с микрофоном в руках, из-за чего часто опаздывает на работу».

А в отношение противоречий в интервью журналистам «ЗН» хочется Игорю Олеговичу посоветовать, чтобы он взял пример с другого метросексуала, своего первого зама Дмитрия Парфененко. Материалы, которые ему для интервью готовят различные подразделения ФДМУ тот внимательно изучает, Поэтому Парфененко хоть и не велеречив, но лишнего никогда не «ляпает».




Комментирование закрыто.